ДЕД

31.07.2018



Мой дед Григорий Николаевич работал на паровозных составах, сопровождал их в войну, был награжден. Дед был добрейший человек, он любил сидеть со мной и братом и рассказывать нам свои незамысловатые истории, "плёл", как выражалась бабушка Дуся,  Евдокия Георгиевна. "У нас Анжелка- бесприданница" - говорил дед. "А почему?" А потому что я была веселая, заводная и красивая, по мнению деда. То есть, замуж итак возьмут.  Мы ходили с ним за саженцами растений к соседям и я там читала стихи, пела и даже могла станцевать. Дед водил нас купаться на реку, он был очень худой, прямо выпирали ребра. У него был больной желудок, сказалась работа сутками в рейсах.

Дед был заядлый садовод, разводил диковинные старинные сорта цветов: золотой шар, душистый табачок, маттиола, настурция. Были старые сорта яблонь  штрифель,  золотой налив, пепинка. Груша была огромная и занимала все место под окнами. Дед перед посадкой деревьев выкапывал большую яму, обкладывал края шифером, насыпал смесь из пепла песка и перегноя и в эту смесь заботливо, чтобы не повредить корни, располагал саженец. У деда все росло, я даже думала в детстве, что все это растет само по себе. Теперь я понимаю, что это был большой ежедневный труд  - дед носил воду ведрами из колонки с улицы, вода тогда еще не была проведена в дом. Мы с братом помогали ему. Весной у нас зацветали поля красных тюльпанов, затем поздние желтые и особенные махровые - белые с малиновым, дед гордился этим раздобытым у кого-то сортом. От цветения плодовых деревьев было все бело, лепестки сыпались землю. "Вишенки, как девочки" - говорил отец. А бабушка очень любила персидскую сирень, у которой были махровые лепестки и цвет лилово-розовый, пахучая необыкновенно. В простой обычной сирени мы искали цветочки с пятью лепестками, чтобы съесть и загадать желание. А белая распускалась позже, и пахла, как одноименные духи.

Дед очень любил животных, наших серых котов, белых и рыжих собак. Большой рыжий Джек жил у нас долго, около 14 лет, ходил во дворе на рыскале. Дед соорудил ему большую теплую конуру, внутри обил ее теплыми слоями шерстяных тканей и кусками старых пальто, а сверху фанерой. 

Дед Гриша был из самой простой семьи, из Ездоцкой слободы, а бабушка  - из слободы Стрелецкой. В молодости он был красивым, с белым чупом, чем-то похож на Есенина.

Ушел дед от той же застарелой болезни желудка,  которую заработал на длительных паровозных переездах, когда бабушка собирала ему на сутки булку с мясом, сыром, яблоки, компот. Все годами всухомятку.  На фото дед с грушей со своего сказочного дерева у нас во дворе на его любимой лавочке, с собакой Бельчиком; нарубил дровишек; в молодости. Фото пересняла со старых снимков из семейного альбома.