Эмма Бовари - это я!

"Девушки Эммы Бовари никогда не было; книга "Госпожа Бовари" пребудет вовеки. Книги живут дольше девушек."

Владимир Набоков.

Не пугайтесь, так сказал Флобер о своей культовой героине. Но что-то все-таки тайное всколыхнул этот слоган: «Эмма Бовари – это я!» Да, точно я, пускай в определенный период жизни, что называется не «здесь и сейчас». Эмма, как квинтэссенция жажды жить. Испробовать тайное, ставшее пугающе явным, дать себе волю.

Слог романа признан литературоведами шедевром. Набоков посвятил «Мадам Бовари» литературное исследование. Только я открываю роман, как со страниц дышит такой нежный фиалковый аромат…преследует меня, меня заводит. Для меня здесь нет никакого романтизма – голая правда жизни. Но в то же время – сказка, полная обаяния натурализма, так филигранно отделанного знаменитым слогом.

Женщина в лиловом, Эмма. Собственно и не важно, кто ее партнер/партнеры мужчины, они выступают здесь как вспомогательный материал для раскрытия музыкальной темы Эммы. Волна, прилив, женская энергия в максимальном проявлении и действии. Читаем Флобера, осязаем, ловим солнечные зайчики:



"Всякий раз она провожала его до первой ступеньки крыльца. Если лошадь ему еще не подавали, Эмма не уходила. Прощались они заранее и теперь уже не говорили ни слова. Сильный ветер охватывал ее всю, трепал непослушные завитки на затылке, играл завязками передника, развевавшимися у нее на бедрах, точно флажки. Однажды, в оттепельный день, кора на деревьях была вся мокрая и капало с крыш. Эмма постояла на пороге, потом принесла из комнаты зонтик, раскрыла его. Сизый шелковый зонт просвечивал, и по ее белому лицу бегали солнечные зайчики. Эмма улыбалась из-под зонта этой теплой ласке. Было слышно, как на натянутый муар падают капли."