Комплекс Растиньяка

31.07.2018



"Эжен де Растиньяк  — один из центральных героев романа "Отец Горио" (1834), а также некоторых других романов эпопеи «Человеческая комедия" Оноре де Бальзака, юный провинциал, постепенно утрачивающий идеалистические иллюзии и превращающийся в парижского светского человека, готового на всё ради денег." Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Миллионы людей, как и прежде, приезжают покорять Москву. Поначалу Москва предстает неуютной, ощетинившейся, эдаким черным городом из ужастика. А кому-то наоборот - вначале выкатывается лимузином из розовых снов, наполненным возможностями, как цветами. Постепенно все нивелируется, устаканивается …проститься нету сил закрываю я глаза закрываю сквозь туман уплывая по аллеям столицы... Ты начинаешь рубить фишку, понимать людей, населяющих этот город, видеть истинные возможности. Происходит проникновение и развитие, и ежедневная медитация. Но на каком-то этапе приходит четкое осознание, что тебя используют, город реально выжимает тебя, белкоколесность просто вырубает. Панорама Сити уже не радует и не вдохновляет по утрам, ты чувствуешь себя обманутым, добровольно бегающим вокруг небоскреба, с целью увидеть за углом свою задницу. И вот тогда в тебе просыпается Растиньяк: покорить этот город, подмять его под себя, выскочить из-под его ига - вот сверхзадача! И она выполнима. Стоит приколоться и действительно взглянуть на Москву с одной из смотровых площадок, например с верхних этажей того-же Сити, чтобы глотнуть воздуха демонизма и стать ведьмаком, действующим исключительно в свою пользу. Всю вчерашнюю умильную дребедень - милых коллег, парки и кафе, убаюкивающий на время шоппинг - размять и выбросить. Стандартные, набившие оскомину добрострадательные   установки - прочь. Пора высвободить истинную заботу о себе, в офисе, в личной жизни, в социальном взаимодействии: в магазинах, на прогулках, общественном транспорте. Ты сразу почувствуешь, как волшебно изменится твоя жизнь, когда перестаешь плакать, а начинаешь реально работать в своих интересах. Добиваться невозможного, потому что возможным оно станет только теперь.