Демонический Райкин

294 full reads
408 story viewsUnique page visitors
294 read the story to the endThat's 72% of the total page views
1 minute — average reading time

В 2005 году режиссер Роман Козак поставил спектакль “Косметика врага”. Это инсценировка произведения бельгийской писательницы Амели Нотомб. И “косметика” в данном случае это не помада, пудра и тушь, а мироустройство. От слова “космос”.

Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"

На сцене лишь два человека и несколько манекенов. Жерома Ангюста сыграл сам Козак, а себе в партнеры он позвал Константина Райкина, которому предложил роль Текстора Текселя. Получился замечательный актерский дуэт Р.К. и К.Р. Сегодня, к сожалению, его не повторить: режиссер ушел из жизни в 2010 году. Как шутил сам Козак, партию бесноватого Текселя он отдал Райкину, потому что там слов больше. Параллельно спектакль шел на двух сценах: в козаковском театре им. Пушкина и в райкинском “Сатириконе”.

Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"

Действие происходит в аэропорту. Самолет из Парижа в Барселону задерживается. Жером собирается скоротать время за чтением. И вдруг ему начинает досаждать разговорами незнакомец. Он несет откровенный бред, рассказывая какие-то дурацкие истории из своей жизни. Разумеется, должен быть какой-то неожиданный сюжетный поворот. И он будет, дождитесь. Говорить о сюжете очень тяжело, ведь за спойлеры читатель спасибо не скажет. А интрига очень важна. Поэтому ограничусь тем, что похвалю писательницу. В принципе такое развитие истории можно и предугадать. Чего мы только в литературе и кино уже не видели. Но следить за происходящим на сцене интересно.

Персонажи проработаны - как результат актерам есть что играть. Вообще чем меньше народа задействовано в пьесе, тем легче себя проявить. Есть только ты, партнер и зрительный зал. Вот вы и соображаете на троих. Пас коллеге, он возвращает слово тебе, а публика ловит каждую реплику и реагирует. Это не комедия, поэтому зрителей почти не слышно: они не хлопают и почти не смеются.

Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"

Более выигрышная роль у Райкина. Его герой Текстор - трикстер. Он паясничает, глумится. То есть актер по сути представляет нам актера. Но и Константин Аркадьевич себя во всей красе показал. Временами он похож на настоящего дьявола, потрепанного жизнью в непристижных районах столицы. Безумный взгляд, бесноватый хохот - Тексель отвратителен. Но зачем он здесь, в этом зале ожидания?

Увы, спектакль просуществовал всего пять лет. Последний показ состоялся 26 марта 2010 года. Через два месяца Козака не стало. Будет ли когда-нибудь представление восстановлено с другими артистами, неизвестно. К счастью, наш век позволяет нам смотреть работы и ушедших мастеров. Возможно, монитор компьютера не даст ощущения присутствия в театральном зале, зато вам доступны крупные планы, которые не разглядели бы с десятого ряда. В общем, пора осваивать сценическое наследие, господа.

Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"
Кадр из телеверсии "Косметики врага"

(Аплодисменты. Некоторые зрители подносят цветы, ставят лайки и пишут одобрительные комментарии автору, подписываясь на канал. Страдающие запором клакеры наконец словесно облегчаются. Занавес.)

Читайте также: Пьеса без драматурга