Археология Советской Башкирии в 20-30-е годы

11 October 2019

В этом году исполнилось ровно сто лет со дня образования Башкирской Советской Республики, что было закреплено в «Соглашении Центральной Советской власти с Башкирским Правительством о Советской Автономной Башкирии». Кроме того, в этом же году отмечается столетие отечественной академической археологии, что в свою очередь связано с учреждением Российской академии истории материальной культуры Декретом Совета Народных Комиссаров. Пожалуй, это хороший повод вспомнить о том, как развивалась археологическая наука в Башкирии в советские годы довоенного периода.

20-е годы ознаменовались подъемом краеведческого движения в республике, переживавшего кризис в начале прошлого столетия. С началом советского периода в Башкирии организуются специальные краеведческие сообщества. Так, в 1920 г. было образовано общество истории при Башнаркомпросе, при котором с 1922 г. стала работать историко-археологическая секция. В 1926 г. оно получило название «Общество по изучению Башкирии». В основном оно занималось сбором историко-этнографического и фольклорного материала. В то же время предпринимался поиск, регистрация и раскопки археологических памятников, накапливался материал и пополнялись музейные коллекции.

Город Стерлитамак, бывший в 1919-1922 гг. столицей Башкирии, в начальные годы советского периода становится также и своего рода центром археологического изучения края. В 1918 г. в городе был открыт краеведческий музей, который возглавил П.Х. Михайлов. С начала существования учреждения неустанную работу по сбору и накоплению археологического материала вел научный сотрудник (а затем и директор) Михаил Степанович Смирнов. Будучи уроженцем Петербурга, он прожил в Башкирии четыре года, вернувшись в 1922 г. в Петроград, где скоропостижно скончался от тифа. Тем не менее, даже за это короткое время Михаил Степанович успел сделать многое для изучения истории края.

Он разработал программу для историко-археологического отдела, определив основные задачи:

1. Сбор материала для составления археологической карты, выявление памятников древности;

2. Изучение памятников (описание, зарисовка, фотографирование);

3. Организация раскопок;

4. Сбор материалов для коллекции музея, путем приобретения у частных лиц и учреждений.

М.С. Смирнов организует раскопки и разведки на территории республики, причем как в Приуралье, так и в Зауралье. В мае 1920 г. им были раскопаны несколько курганов Веселовского могильника в Стерлитамакском районе. Затем проведена разведка по территории Мелеузовского, Зианчуринского, Зилаирского и других районов. В июле того же года Михаил Степанович обследует старое кладбище близ Белорецка, а затем курган у д. Баимово Абзелиловского района. Продолжая экспедицию, в августе он проводит разведочные раскопки уже на юге Хайбуллинского района.

Всего за этот полевой сезон М.С. Смирновым было раскопано 7 курганов эпохи железа, курган эпохи бронзы и 3 позднесредневековых захоронения. Кроме того, в ходе экспедиции были собраны этнографическое материалы и проведен опрос местных жителей.

В 1921 г. М.С. Смирнов провел раскопки кургана эпохи бронзы близ д. Аллагуват в Стерлитамакском районе, обследовал поселение Воронки, расположенное на высоком правом берегу р. Белой, городище и могильник у хутора Чандар, Бахмутинский могильник в Нуримановском районе. Полученные в полевом сезоне 1921 г. материалы поступили в музейные фонды Уфы и Стерлитамака.

В последующие годы другие археологи продолжили изучение памятников, которые начал исследовать М.С. Смирнов. В нескольких экспедициях его сопровождал сотрудник уфимского музея (Национальный музей) Максим Ильич Касьянов. С его именем связана история дальнейшего археологического изучения Башкирии, после того как М.С. Смирнов покинул республику в 1922 г. В документах того времени, хранящихся в фондах Национального музея, М.И. Касьянов упоминается в должности заведующего отделом археологии Музея Южного Приуралья (так именовался Национальный музей в 1921-1923 гг). С этого времени вся основная работа по археологическому изучению региона переносится в Уфу.

Единственное фото с М.И. Касьяновым (второй слева). За фото благодарим сотрудника Национального музея РБ С.Л. Воробьеву
Единственное фото с М.И. Касьяновым (второй слева). За фото благодарим сотрудника Национального музея РБ С.Л. Воробьеву

Максим Ильич самостоятельно провел ряд археологических экспедиций, в ходе которых по побережью р. Уфы и Белой им было открыто около 20 памятников. На некоторых из них были проведены раскопки.

Так, например, 1928 г. в районе с. Охлебинино им было выявлено три неизвестных ранее городища. На городище Ак-Таш (Охлебининское) им был заложен «пробный шурф». В окрестностях с. Шланлы Стерлитамакского района найдены остатки плавильных печей и три стоянки: на горе Курмантау, близ с. Покровского и в окрестностях д. Толмачевка (Стерлитамакский район) и одно городище близ с. Табынского. Были обследованы и мавзолеи Хусейн-Бека и Турахана. В Гафурийском районе, уроженцем которого был сам Максим Ильич, им были выявлены поселенческие памятники, одни из которых в последующие годы получил название «стоянка имени М.И. Касьянова».

В музее М.И. Касьянов проработал вплоть до Великой Отечественной войны. Об археологических изысканиях не раз сообщалось в его заметках, опубликованных в газете «Красная Башкирия» (название газеты «Республика Башкортостан» в 1925-1951 гг.). Например, в выпуске № 138 за 17 июня 1936 г. содержится заметка «Тысячелетняя могила», в которой сообщается о погребениях на ул. Зенцова в Уфе, потревоженных в ходе строительных работ и изученных сотрудниками краеведческого музея. В выпуске № 236 за 12 октября 1938 г. имеется заметка о раскопках курганного могильника близ д. Чубук Каран, где было исследовано 8 погребений срубной культуры. О том же памятнике сообщается в заметке «Древние могильники у деревни Чубук-Каран», выпуск № 40 за 18 февраля 1939 г.

Вырезка из газеты «Красная Башкирия» (выпуск № 138 за 17 июня 1936 г.) с заметкой «Тысячелетняя могила»
Вырезка из газеты «Красная Башкирия» (выпуск № 138 за 17 июня 1936 г.) с заметкой «Тысячелетняя могила»
Вырезка из газеты «Красная Башкирия» (выпуск № 236 за 12 октября 1938 г.) с заметкой «Раскопки в деревне Чубук-Каран»
Вырезка из газеты «Красная Башкирия» (выпуск № 138 за 17 июня 1936 г.) с заметкой «Тысячелетняя могила»
Вырезка из газеты «Красная Башкирия» (выпуск № 40 за 18 февраля 1939 г.) с заметкой «Древние могильники у деревни Чубук-Каран»
Вырезка из газеты «Красная Башкирия» (выпуск № 138 за 17 июня 1936 г.) с заметкой «Тысячелетняя могила»

К сожалению, Максим Ильич Касьянов погиб на фронте в 1944 г. Вместе с ним работой в Краеведческом музее в предвоенное и военное время занимался Борис Андреевич Коишевский, высланный в Башкирию из Ленинграда в 1936 г. Он был первым профессиональным археологом музея (т.е. имел соответствующее образование). Вместе с М.И. Касьяновым он участвовал в археологических изысканиях на территории республики, исследовал погребения, потревоженные строительными работами в Уфе, а также составил каталог известных к началу 40-х гг. памятников археологии и подвел итоги археологического изучения республики в своей обобщающей статье. Борис Андреевич ушел из жизни в 1945 г. после тяжелой болезни. К сожалению, его фотографий не осталось.

В это время в работу включился Петр Федорович Ищериков, опубликовавший свои исследования по истории, археологии, краеведению во многих статьях и заметках. Он занимался библиотечным и музейным делом, археологическими изысканиями и многим другим. Одним из важнейших направлений его деятельности было сохранение культурного наследия. Именно он отстаивал сохранение в Уфе Смоленского собора XVII в., хотя в конечном итоге этот памятник истории и был уничтожен. Также Петр Федорович открыл городище Уфа-II и установил факт пребывания Салавата Юлаева на каторге в Рогервике (Эстония). В Национальном музее хранятся археологические коллекции, собранные П.Ф. Ищериковым. При всем при этом научную работу он совмещал с общественной.

Петр Федорович Ищериков
Петр Федорович Ищериков

Вообще, история его жизни заслуживает отдельного рассказа или даже фильма. Родился в крестьянской семье в Нижегородской губернии. В раннем возрасте он остался без родителей и переехал в Башкирию к родственникам. С юного возраста вынужден был зарабатывать своим трудом на пропитание, обучался в церковно-приходском училище, увлекался историей. С началом Первой мировой прошел обучение в разведшколе, а затем отправился на фронт. Вернувшись с войны, окунулся в пучину революционных событий и войны Гражданской, занимался разведывательной работой на Дальнем Востоке и многое другое. Как-нибудь подготовим материал об этом интереснейшем человеке.

Петр Федорович Ищериков
Петр Федорович Ищериков

В 1927 г. директор Белорецкого краеведческого музея М.Ф. Чурко провел небольшую археологическую разведку в окрестностях г. Белорецка, выявив при этом четыре кургана. В эти же годы предпринимались первые шаги по учету и организации охраны археологических памятников в республике. С этой целью в 1926 г. геологом Г.В. Вахрушевым был составлен список археологических памятников, сведения о которых были почерпнуты из работ краеведов-археологов предшествующих лет или получены во время прохождения геологических маршрутов. В список вошло 17 городищ, 27 курганов, 14 могильников и 40 местонахождений.

Важным событием для археологии Башкирии стал приезд комплексной экспедиции Академии наук СССР из Ленинграда, в составе которой работал археологический отряд под руководством известного советского археолога Алексея Викторовича Шмидта. Немалая заслуга принадлежит здесь активистам «Общества по изучению Башкирии». В первоначальном варианте плана работ экспедиции АН СССР проведение археологических работ не предусматривалось. Однако Совет «Общества», ознакомившись с планом, на своем заседании от 16 августа 1927 г. вынес пожелание включить в него историко-археологические и лингвистико-фольклорные исследования. Просьба была удовлетворена правительством республики и Академией наук СССР, результатом чего явился приезд археологического отряда под руководством Алексея Викторовича.

Алексей Викторович Шмидт
Алексей Викторович Шмидт

Отряд в течение полевого сезона 1928 г. обследовал Караабызское городище, Бахмутинский могильник, Чандарское селище и городище «Соколиный Камень». В своих очерках А.В. Шмидт систематизировал и научно обобщил результаты изучения археологических памятников I тыс. до н.э. и н.э. в Северной Башкирии. Выводы А.В. Шмидта относительно особенностей культуры указанных археологических памятников, их этнической интерпретации оказали заметное влияние на всех археологов Урала последующих поколений.

Иллюстрации из статьи А.В. Шмидта "Археологические изыскания Башкирской экспедиции Академии наук"
Иллюстрации из статьи А.В. Шмидта "Археологические изыскания Башкирской экспедиции Академии наук"
Археология Советской Башкирии в 20-30-е годы
Иллюстрации из статьи А.В. Шмидта "Археологические изыскания Башкирской экспедиции Академии наук"
Археология Советской Башкирии в 20-30-е годы
Иллюстрации из статьи А.В. Шмидта "Археологические изыскания Башкирской экспедиции Академии наук"

В очерках А.В. Шмидт кратко описал результаты своих изысканий по всем эпохам, указал не только о материалах, полученных в ходе раскопок, но и о тех, что были получены от местных жителей, краеведов.

Значительными были работы археологической экспедиции АН СССР 1934 г. под руководством Павла Алексеевича Дмитриева и Константина Владимировича Сальникова с целью археологического обследования трассы строящейся железнодорожной линии Уфа-Ишимбай. Экспедицией было открыто 20 новых памятников, в том числе 11 курганных групп, 6 стоянок и селищ, а также 3 грунтовых могильника. На некоторых из них проводились разведочные раскопки, давшие очень важные материалы для изучения древней истории региона.

Павел Алексеевич Дмитриев
Павел Алексеевич Дмитриев
Константин Владимирович Сальников
Павел Алексеевич Дмитриев

Так, в ходе экспедиции было выявлено и подвергнуто небольшим раскопкам поселение Баланбаш, материал которого был отнесен к абашевской культуре эпохи бронзы. Для южноуральской археологии (впрочем, не только южноуральской) это открытие имело большое значение, поскольку ранее об абашевских поселениях имелись лишь неопределенные сведения в Нижнем Поволжье. Раскопки Старо-Киишкинских и Кашкарских курганов позволили установить принадлежность их сарматской культуре.

После войны К.В. Сальников продолжил исследование Баланбашского поселения, а П.А. Дмитриев, к большому сожалению, погиб на войне в ноябре 1943 г.

Керамика абашевской культуры эпохи бронзы с поселения Баланбаш. Иллюстрация из статьи К.В. Сальникова "Абашевская культура на Южном Урале"
Керамика абашевской культуры эпохи бронзы с поселения Баланбаш. Иллюстрация из статьи К.В. Сальникова "Абашевская культура на Южном Урале"

Вот лишь краткая история археологического изучения Советской Башкирии в предвоенное время. Продолжение следует.

Литература:
Археологическая карта Башкирии. М.: Наука, 1976;
Воробьева С.Л. История отдела археологии Национального музея Республики Башкортостан: от момента создания до сегодняшних дней // Вопросы музеологии 2 (12), 2015. С. 131-141;
Гарустович Г.Н. Начало археологического изучения Башкортостана в советское время (экспедиционные работы М.С. Смирнова) // Уфимский археологический вестник. Вып. 4. 2003. С. 58-63;
Дмитриев П.А., Сальников К.В. Уфа - Ишимбай. Археологические исследования в РСФСР в 1934-1935 гг. Краткие отчеты и сведения. М.- Л. 1941 г. С. 131-145;
Коишевский Б.А. Итоги археологического изучения Башкирской АССР – «Историко-археологический сборник научно-исследовательского института краеведения и музейной работы». М., 1948 г. С. 161 -170;
Смирнов М.С. Отчет научной экспедиции Башнаркомпроса по итогам раскопок и разведок в 1920 г. // Уфимский археологический вестник. Вып. 4. 2003. С. 64-72;
Шмидт А.В. Археологические изыскания Башкирской экспедиции Академии наук. Уфа, 1929 г.