Происхождение луковичных глав на храмах Руси

7 December 2019
14k full reads
4 min.
25k story viewsUnique page visitors
14k read the story to the endThat's 60% of the total page views
4 minutes — average reading time

Луковичные главы – наиболее характерная отличительная особенность древнерусских храмов.

Все, кто впервые знакомится с русской архитектурой, внимание обращают именно на эту необычность. Разнородные суждения об их происхождении в начале ХХ века систематизировал историк искусства А. П. Новицкий. Он выделил 2 основные теории, вокруг которых группировались практически все высказанные мнения.

Мнение зарубежных историков

Появление луковичных куполов на Руси западные историки архитектуры связывали с восточным влиянием. Наиболее популярными были идеи индийского или татарского происхождения луковичной главы.

Например, шотландец Дж. Фергюсон писал: "Татары принесли с собою луковичную форму купола, русские приняли её и держатся за неё до сих пор, не замечая, что это есть символ порабощения их расою, которую они презирают. За исключением одной этой формы, архитектура их не более, как слабая, негодная копия с византийской". ( Fergusson J.A History of Architecture. Vol. II –London, 1867. –p. 50. )

Теория отечественная

В работах русских исследователей указывается версия постепенного превращения византийского купола в русскую луковицу. Причинами эволюции называют климатические условия и традиции деревянного зодчества.

Эти же факторы повлияли и на развитие каменного зодчества Древней Руси так, что к 13 веку от византийского влияния сохраняется лишь конструктивная система крестово-купольного храма.

А. П. Новицкий отмечает, что восточные купола (Персия, Индия, Византия) имеют форму, которая даёт полную устойчивость. "Форма же луковицы как раз обратна этому требованию и никакой устойчивости иметь не может. Она может быть исключительно декоративной формой и быть построена или в виде глухой главки, или же при помощи стропил". (Новицкий А.П. Луковичная форма русских церковных глав. Ея происхождение и развитие // Древности. Труды комиссии по сохранению древних памятников. – М., 1909. – Т. III. стр. 856)

Современная версия

Сегодня историки говорят, что луковичные главы появляются в древнерусском каменном зодчестве на рубеже ХVI–ХVII вв.. Такое мнение распространено потому, что не известно ни одного памятника, в котором луковичная глава могла бы быть точно датирована ранее, чем концом ХVI в.

Восточный фасад Архангельского собора в Кремле на картине Джакомо Кваренги (1797 год). Был построен в 1508 году по проекту архитектора Алевиза Нового.  Автор: Giacomo Quarenghi - arthermitage.org, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=528441
Восточный фасад Архангельского собора в Кремле на картине Джакомо Кваренги (1797 год). Был построен в 1508 году по проекту архитектора Алевиза Нового. Автор: Giacomo Quarenghi - arthermitage.org, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=528441

В ХVII в. луковичные купола становятся практически обязательной чертой каждого православного храма. Объясняют это общей тенденцией к большей декоративности в искусстве этого столетия.

Иконографическая гипотеза

Алексей Михайлович Лидов, российский историк искусства, византолог, предложил свою версию. Он считает, что "луковичная глава является не формально декоративным, а иконографически значимым мотивом, имеющим конкретное символическое содержание." (A.М. Лидов. Иерусалимский Кувуклий. О происхождении луковичных глав. Иконография архитектуры, под ред А.Л. Баталова. М., 1990, с.57-68)

По его мнению, "причудливая и в некотором смысле противоестественная архитектурная форма" значительно усложняет задачу строителей. Вряд ли способна простая тяга к декоративности или эволюционирование формы купола быть причиной возведения над сводом специальной конструкции.

Кроме того, как религиовед, А. М. Лидов считает, что средневековый религиозный способ мышления вступает в противоречие с чисто декоративными экспериментами наиболее важной части храма — купола. Однако, вдохновить зодчих и поменять принятую форму могла идея воспроизведения символически значимого образца.

Анализируя иконографический мотив луковичной главы в восточнохристианском искусстве до ХVII в., он находит этот образец. За столетие до утверждения луковичных глав в древнерусском зодчестве, в I486 году форма луковицы была на Большом и Малом сионах Успенского собора Московского Кремля.

Большой и Малый сионы Московского Успенского собора 1486 года Автор: Shakko - собственная работа, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4746763
Большой и Малый сионы Московского Успенского собора 1486 года Автор: Shakko - собственная работа, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4746763
Происхождение луковичных глав на храмах Руси
Большой и Малый сионы Московского Успенского собора 1486 года Автор: Shakko - собственная работа, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4746763

Сион (зион) или «иерусалим» в теории повторяет в миниатюре архитектуру Иерусалимского храма и предназначен для хранения Даров; использовался в Византии и на Руси во время особо торжественных богослужений. С его помощью устанавливалась символическая связь с местом погребения и воскресения Христа.

Сионы, хранящиеся в главном соборе страны, вполне могли служить непосредственным источником нового архитектурного решения, считает Лидов.

Как выглядело место погребения Христа

В начале IV века над гробницей Иисуса была возведена кувуклия (греч. Κουβούκλιον - навес) храма Гроба Господня. Стоящая ныне является результатом позднейших переделок и кардинальной реконструкции всего комплекса, осуществлённой крестоносцами в середине ХII в.

Храм Гроба Господня. Купол — подобие луковки. Фото из интернета.
Храм Гроба Господня. Купол — подобие луковки. Фото из интернета.

Однако на основании текстов и изображений можно воссоздать облик древнего строения. Кондаков Н.П. — историк византийского и древнерусского искусства, археолог, создатель иконографического метода изучения памятников — сопоставил изображения с текстами периода IV–VI веках.

Лидов в своём труде его цитирует: "Легкое шатровое сооружение, своего рода сень, которой верх сведен круглым куполом, поделенным на шесть конических сечений шестью ребрами и по подзору прикрыт шестью арками, нижняя часть или поддерживается колонками или украшается ими по фасаду."

Символизм луковичной главы

Со второй половины XI в. изображения луковичных глав в искусстве православного мира получили широкое распространение. При этом купол-луковка встречается не только в конкретных воспроизведениях иерусалимского храма, но и в любом изображении церкви.

Лидов объясняет это огромным значением, которое придавалось в Византии окончанию восстановления (обновления) храма Гроба Господня императором Константином Мономахом в 1042–1048 гг..

Следует помнить, что в 1054 году христианская церковь раскололась на католическую и православную. После кардинальной переделки кувуклия латинянами-крестоносцами в середине ХII в. луковичная глава становится устойчивым иконографическим мотивом, сохранявшим статус универсального знака внутреннего единства каждой православной церкви с первохрамом Гроба Господня.

Луковичные главы в древнерусском искусстве

Символически ёмкий мотив луковичной главы получает широкое распространение в древнерусском искусстве. Среди наиболее ранних примеров можно отметить и миниатюру из Добрилова евангелия 1164 г., в которой над евангелистом изображена луковичной формы церковная глава с характерной имитацией чешуйчатого покрытия.

"Евангелист Лука" - миниатюра Добрилова Евангелия (1164 г). Автор: deacon Konstantin - [1], Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=47337559
"Евангелист Лука" - миниатюра Добрилова Евангелия (1164 г). Автор: deacon Konstantin - [1], Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=47337559

По словам исследователя, для осмысливания иконографического мотива луковки существенно важно понимание, что храм Гроба Господня, возникший на месте искупительной жертвы и воскресения Христа, истолковывался богословами как Новый Иерусалим, зримое воплощение Царства небесного.

Быстрое и повсеместное утверждение луковичных глав в каменном зодчестве XVII в. исключительно в русских храмах наводит автора на мысль, что процесс был стимулирован конкретной инициативой центральной власти. Если это так, то идея времён Бориса Годунова (1598 - 1605) "Москва – второй Иерусалим" приобретает совершенно особое звучание.

Принимая иконографическую гипотезу, можно говорить, что луковичные главы православных храмов внутренне объединяют их с главной святыней христианского мира.

Какая версия Вам ближе?

Читайте на канале Архитектура:
Разноцветные белокаменные соборы Руси
Ведические храмы древних славян
Ключик к разгадке гармонии самого старого храма в Кижах