20 004 subscribers

«А Лёвушка наш рад, Что брату своему он брат». Часть 2

4,3k full reads
5,6k story viewsUnique page visitors
4,3k read the story to the endThat's 77% of the total page views
8 minutes — average reading time
«А Лёвушка наш рад, Что брату своему он брат». Часть 2

По возвращении Пушкина из ссылки отношения между братьями стали более напряжёнными. Нигде не служащий и ничем не занятый Лёвушка всё больше времени посвящает увеселениям и возлияниям.

Наш приятель Пушкин Лёв

Не лишен рассудка,

Но с шампанским жирный плов

И с груздями утка

Нам докажут лучше слов,

Что он более здоров

Силою желудка.

Называют разных авторов этой эпиграммы, но характеристика яркая. Соболевский иронично писал: «Придётся Александру же Сергеевичу его кормить; кормить-то не беда, а поить накладно». Пушкин же дарит «милостивому государю братцу Льву Сергеевичу» книгу «О запое и о лечении оного. В наставление каждому, с прибавлением подробного изъяснения для неврачей о способе лечения сей болезни».

В 1827 году Лев Пушкин резко меняет образ жизни, поступает юнкером в Нижегородский драгунский полк, командиром которого был Н.Н.Раевский, и уезжает на Кавказ. А.С. Пушкин ещё в 1822 году писал брату: «Если бы ты пошел в военную службу — вот мой план... В гвардию тебе незачем: служить 4-е года юнкером вовсе не забавно. Ты бы определился в какой-нибудь полк Раевского — скоро был бы офицером». Так и получилось.

Очень быстро произведённый в офицеры, Лев, что называется, нашёл себя. Известно, что он был храбрым воином, не раз награждённым. Отмечали и его человечность. Сохранился такой рассказ: «В одной из атак на горцев молодой солдат попытался бежать с поля боя — ‘’Пушкин, — крикнул старший офицер, — видишь этого подлеца? Догоняй и руби его! Он полк бесчестит’’. ‘’Сабля тупа рубить своих! — отвечал Пушкин — За мной, ребята!’’» На Кавказе братья снова встретятся, и эта встреча будет радостной.

Но дальше будет длительный отпуск в Москве и Петербурге – и снова пойдут кутежи и долги. Отъезд Лёвушка будет многократно оттягивать – в частности, и для того, чтобы быть свидетелем на свадьбе брата. 20 июля 1830 года Пушкин напишет невесте: «Честь имею представить вам моего брата (который находит вас такой хорошенькой в своих собственных интересах и которого, несмотря на это, я умоляю вас принять благосклонно)». Дружеские отношения с невесткой Лёвушка сохранит до конца жизни.

А затем, переведённый в Финляндский драгунский полк, в котором не было возможности отличиться в боях, зато царила крепкая дисциплина, капитан Лев Пушкин подаёт в отставку. И снова – бессмысленная жизнь и всё те же кутежи, долги, оплачивать которые приходится брату (тот взял на себя управление их общим имением, весьма разорённым).

Сохранилось юмористическое письмо Пушкина жене от 19 апреля 1834 года: «Третьего дня сыграл я славную штуку со Львом Сергеевичем. Соболевский, будто ненарочно, зовёт его ко мне обедать. Лев Сергеевич является. Я перед ним извинился как перед гастрономом, что, не ожидая его, заказал себе только ботвинью да beafsteaks. Лев Сергеевич тому и рад. Садимся за стол; подают славную ботвинью; Лев Сергеевич хлебает две тарелки, утирает осетрину, наконец требует вина; ему отвечают, нет вина. — Как, нет? — Александр Сергеевич не приказал на стол подавать. И я объявляю, что с отъезда Натальи Николаевны я на диете — и пью воду. Надобно было видеть отчаяние и сардонический смех Льва Сергеича, который уже ко мне, вероятно, обедать не явится. Во всё время Соболевский подливал себе воду то в стакан, то в рюмку, то в длинный бокал — и потчевал Льва Сергеича, который чинился и отказывался. Вот тебе пример моих невинных упражнений».

Л.С.Пушкин. Рисунок А.С.Пушкина
Л.С.Пушкин. Рисунок А.С.Пушкина

И тем не менее, Льва Пушкина охотно принимали в литературных кругах. Почему? «Как бы то ни было, но в нем поэтическое чувство было сильно развито. Он был совершенно грамотен, вкус его в деле литературы был верен и строг», - писал П.А.Вяземский. А соученик Льва Н.А.Маркевич вспоминал: «Он имел необыкновенное, врождённое чувство отличать хорошие стихи от дурных. Дать отчета, почему тот хорош, а этот дурён, он не мог, но если стих ему не нравился, должно было исправить или выбросить его. Критическое чувство было безошибочно». И, наверное, совершенно справедливо замечание Вяземского «А может быть, задерживала и пугала его слава брата, который забрал весь майорат дарования» - конечно, великая честь быть братом своего брата, но всё время находиться в тени его славы… Может быть, отсюда и загулы?

Летом 1836 года Лев Сергеевич вновь вступает в военную службу под начало генерала Раевского. Думали ли братья, прощаясь, что расстаются навсегда? В дни гибели поэта Л.С.Пушкин был в походе от Крепости Грозной к Матаранскому ущелью и узнал о смерти брата только 15 марта. Он был потрясён. «Эта ужасная новость меня сразила, – писал он отцу, – я, как сумасшедший, не знаю, что делаю и что говорю… В гибельный день его смерти я слышал вокруг себя свист тысяч пуль, – почему не мне выпало на долю быть сражённым одною из них, – мне, человеку одинокому, бесполезному, уставшему от жизни и вот уже десять лет бросающему её всякому, кто захочет?» И повторил в письме М.В.Юзефовичу через несколько месяцев: «Сам я получил только контузию, будучи вечно под пулями; бедный же брат мой погиб в это время от одной, ему обречённой. Несправедлива тут судьба, его жизнь необходима была семейству, полезна отечеству, а моя — лишняя, одинокая и о которой, кроме тебя и бедного отца моего, никто бы и не вздохнул».

Приятель обоих братьев А.Н.Вульф записал в своём дневнике 21 марта 1842 года: «Первым удовольствием для меня была неожиданная встреча с Львом Пушкиным. На пути с Кавказа в Петербург… заехал он к нам в Тригорское навестить нас да взглянуть на могилы своей матери и брата, лежащих теперь под одним камнем, гораздо ближе друг к другу после смерти, чем были в жизни. Обоих он не видел перед смертью и, в 1835 году расставаясь с ними, никак не думал, что так скоро в одной могиле заплачет над ними. Александр Сергеевич, отправляя его тогда на Кавказ,.. говорил шутя, чтобы Лев сделал его наследником, потому что все случаи смертности на его стороне; раз, что он едет в край, где чума, потом — горцы и, наконец, как военный и холостой человек, он может ещё быть убитым на дуэли. Вышло же наоборот: он — женатый, отец семейства, знаменитый — погиб,.. а этот под пулями черкесов беспечно пил кахетинское и так же мало потерпел от одних, как от другого. Такова судьба наша».

А до этого Лев Пушкин сойдётся ещё с одним гением – М.Ю.Лермонтовым. После участия в экспедиции под командованием Н.Н.Раевского на восточном берегу Чёрного моря (все мемуаристы отмечали его необыкновенное мужество), Лев был прикомандирован к Ставропольскому казачьему полку и в Пятигорске познакомился с поэтом (кое-кто считает, что знакомство произошло раньше, но документальные свидетельства – именно о 1841 г.). Сохранился лермонтовский экспромт

В игре, как лев, силён

Наш Пушкин Лев,

Бьёт короля бубён,

Бьёт даму треф.

Но пусть всех королей

И дам он бьёт:

«Ва-банк!» — и туз червей

Мой — банк сорвёт!

Пушкин был на том злополучном вечере, когда был сделан вызов на дуэль, и, по рассказам знакомых, они с Лермонтовым восхищали всех остроумием: «Ничего злого особенно не говорили, но смешного много». Говорят, что, узнав о дуэли и гибели поэта, Лев Сергеевич грустно сказал: «Эта дуэль никогда бы состояться не могла, если бы секунданты были не мальчики»…

В 1842 году Пушкин окончательно вышел в отставку, какое-то время жил в деревне, где чуть не женился на М.И.Осиповой, но средств к существованию по-прежнему не имел в и 1843 году поступил на службу в Одесскую таможню. Там его считали очень хорошим чиновником, он имел повышения и награды.

В 1843 же году Лев женился на Елизавете Александровне Загряжской. Её отец Александр Михайлович (двоюродный дядя Натальи Николаевны Пушкиной) в Одессе служил в администрации Новороссийского края, а раньше был симбирским губернатором и в 1833 года принимал у себя А.С.Пушкина во время поездки того по местам пугачёвского бунта. Подруга 10-летней тогда Лизы К.Габленц рассказала об эпизоде, произошедшем во время занятий танцами: «Вдруг входит в залу господин небольшого роста, в чёрном фраке, курчавый шатен с бледным или, скорее, мулатским лицом... Мы все уже сидели по стульям и при его общем поклоне сделали ему реверанс. Через несколько минут мы все с ним познакомились и стали просить его танцевать с нами. Он немедленно же согласился… и протанцевал с каждой из нас по нескольку туров вальса под звуки двух скрипок, сидевших в углу». А теперь Лиза стала женой младшего брата великого поэта. У Пушкиных было четверо детей, из которых выжило трое: Ольга, Анатолий и Мария. Семью уважали в городе, в газете «Одесский вестник» есть публикации об их пожертвованиях в пользу неимущих (хотя сами они были отнюдь не богаты).

Е.А.Загряжская. Говорят, Лев Сергеевич требовал ото всех признания, что она красивее, чем жена его брата
Е.А.Загряжская. Говорят, Лев Сергеевич требовал ото всех признания, что она красивее, чем жена его брата

Редактор «Одесского вестника» Н.Г.Тройницкий рассказывал: «Брат поэта, Лев Сергеевич Пушкин, был замечательно остроумный человек и феноменальной памяти. Он знал на память и превосходно читал все ходившие тогда в рукописи русские стихи». В Одессе Л.С. Пушкин встречался с Гоголем. «Гоголь не раз заходил к… Льву Сергеевичу, в дом Крамарева, на Дерибасовской». В 2011 году была открыта мемориальная доска:

«А Лёвушка наш рад, Что брату своему он брат». Часть 2

В 1851 году Лев Сергеевич заболел водянкой и ездил за границу лечиться. Во Франции он познакомился с П.Мериме (А.О.Смирнова-Россет записала слова А.С.Пушкина «Я желал бы беседовать с Мериме», — и, кстати, именно Мериме первым перевёл на французский язык «Пиковую даму»). Мериме писал о нём: «Это довольно забавный «белый негр», человек умный, но, может быть, несколько помешанный. Он очень хорошо говорит о своём брате, нисколько не утрируя при этом своего восхищения».

Лечение помогло, но ненадолго, так как Лев Сергеевич продолжал свой «эпикурейский» образ жизни. 19 июля 1852 года он умер в Одессе. Надгробие на его могиле было уничтожено вместе со всем Старым городским кладбищем в середине 1930-х годов.

П.А.Вяземский записал: «16 июня 1853 года узнал я о смерти Льва Пушкина. С ним, можно сказать, погребены многие стихотворения брата его неизданные, может быть, даже и незаписанные, которые он один знал наизусть. Память его была та же типография, частию потаённая и контрабандная. В ней отпечатлевалось все, что попадало в ящик её. С ним сохранились бы и сделались бы известными некоторые драгоценности, оставшиеся под спудом; и он же мог бы изобличить в подлоге другие стихотворения, которые невежественными любителями соблазна несправедливо приписываются Пушкину…»

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Начало читайте здесь.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь