20 002 subscribers

«Анекдот о трёх картах»

2,1k full reads
4,5k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 47% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
«Анекдот о трёх картах»

А в ненастные дни

Собирались они

Часто;

Гнули — Бог их прости! —

От пятидесяти

На сто,

И выигрывали,

И отписывали

Мелом.

Так, в ненастные дни,

Занимались они

Делом.

Наверное, именно в такой обстановке и услышал Пушкин пресловутый «анекдот о трёх картах».

Начну со слов П.В.Нащокина, записанных П.И.Бартеневым: «”Пиковую даму” Пушкин сам читал Нащокину и рассказывал ему, что главная завязка повести не вымышлена. Старуха графиня — это Наталья Петровна Голицына, мать Дмитрия Владимировича, московского генерал-губернатора, действительно жившая в Париже в том роде, как описал Пушкин. Внук её, Голицын, рассказывал Пушкину, что раз он проигрался и пришёл к бабке просить денег. Денег она ему не дала, а сказала три карты, назначенные ей в Париже С.-Жерменем. «Попробуй», — сказала бабушка. Внучек поставил карты и отыгрался. Дальнейшее развитие повести всё вымышлено». Далее идут уже процитированные мной слова про Голицыну и Загряжскую.

Остановимся на этом рассказе. Историю с тремя картами практически все связывают с хорошим знакомым Пушкина Сергеем Голицыным (кто-то даже высчитал, что приходился он поэту шестиюродным братом), которого все в обществе называли Фирсом. Вот снова Кот отвлёкся, но что делать, если под лапу ему попался этот незаурядный человек!

Наверное, кто-то уже вспомнил шуточное пушкинское стихотворение:

Полюбуйтесь же вы, дети,

Как в сердечной простоте

Длинный Фирс играет в эти,

Те, те, те и те, те, те.

Написано как раз об этом Голицыне. Что подчёркнуто? Конечно, страсть к карточной игре. Историю, связанную с появлением пушкинского экспромта, рассказали (каждый немного по-своему, но в целом схоже) М.Н.Лонгинов и А.О.Смирнова (в ту пору Россет), за которой Голицын тогда ухаживал, - не случайно дальше в стихах упомянута «черноокая Россети в самовластной красоте». Во время карточной игры банкомёт спросил Фирса, на какие деньги он играет: на эти (ставку вечера) или на те (его прежний долг), а тот ответил: «Это всё равно: и на эти, и на те, и на те, те, те». Пушкин, естественно, мимо такого пройти не мог.

Кстати, он не просто так написал о «длинном Фирсе»: тот отличался огромным ростом. В.В.Вересаев в книге «Спутники Пушкина» приводит такой рассказ о Голицыне: «Однажды в театре ему стали кричать:

– Сядьте, сядьте!

Он встал и сказал своим зычным голосом:

– Вот это я стою.

Потом сел и сказал:

– А вот это я сижу». (Не знаю, как вам, а мне вспомнилось знакомое с раннего детства «Сядьте на пол, вам, товарищ, всё равно»).

С.Г.Голицын
С.Г.Голицын

Подозреваю, что возникнут вопросы, почему Сергей Голицын стал Фирсом. Точно ответить вряд ли кто-нибудь сможет. В.А.Соллогуб приводит как исторический анекдот слова самого Голицына, что так его прозвали у родственников Чернышёвых (тех самых, из семьи которых и декабрист З.Г.Чернышёв, и легендарная А.Г.Муравьёва): «Приезжаю я однажды к Чернышёвым. Вхожу. Графинюшки бегут ко мне навстречу: “Здравствуйте, Фирс! Как здоровье ваше, Фирс! Что это вы, Фирс, так давно не были у нас? Где это вы, Фирс, пропадали?”» Подтвердили точность прозвища и родители «графинюшек»: «Слышал, — отвечает мне серьезно граф. — Это обстоятельство весьма неприятно — я об нём много думал. Ну что же тут прикажете делать, любезный князь! Вы сами в том виноваты, что вы действительно Фирс». И, наконец, получает Голицын «Толкователь имён»: «Читаю... Фирс — человек рассеянный и в беспорядок приводящий. Меня как громом всего обдало. Покаялся. Действительно, я Фирс… Так прозвание и осталось». Однако же и этот рассказ, и якобы последовавшие за прозвищем неприятности (власти усмотрели «неблагонадёжность» Голицына, ибо именины Фирса празднуются 14 декабря) вызывают у многих сомнения.

В друзьях у Голицына были многие творческие люди. М.И.Глинка, например, писал: «Знакомство с князем С.Г.Голицыным имело важное влияние на развитие моих музыкальных способностей. Он был милый, весёлый, подчас забавный молодой человек, хорошо знал музыку и пел очень приятно прекрасным густым басом. Я был тогда чрезвычайно застенчив; он умел ободрить меня и ввёл в круг молодых людей высшего тона. Благодаря его дружескому участию, я приобрёл много приятных и полезных знакомств. Сам же он умел ловко возбуждать меня к деятельности, писал для меня стихи и охотно исполнял мои сочинения». Глинка называет восемь романсов, написанных на стихи Голицына (среди них такие известные, как «Скажи, зачем явилась ты» и «К ней» - здесь, правда, перевод из А Мицкевича). Годы спустя В.А.Соллогуб вспоминал: «Я думаю, что Глинка редко кого так любил, как Фирса Голицына. Даже когда Глинка состарился, лицо его, обыкновенно пасмурное, освещалось при имени Фирса доброю улыбкою, и глаза его искрились хорошею, нежною весёлостью».

Сын поэта В.Д.Давыдов называл Голицына «одним из остроумнейших и приятнейших собеседников своего времени; русским образованным барином в полном смысле слова и одним из таких рассказчиков, каких весьма редко можно встретить». Заметим, что эпиграммы и экспромты Фирса создавались на русском, французском и польском языках и были хорошо известны в свете.

А ещё был он боевым офицером, участником русско-турецкой войны и подавления польского восстания, имел несколько орденов. И, кроме того, - одним из богатейших землевладельцев России, отцом большого семейства (имя одного из его сыновей, Льва, известного винодела, знакомо, наверное, каждому по марке шампанского).

Вернёмся, однако, к Пушкину и «Пиковой даме». В рассказе Нащокина фигурирует «внук её, Голицын», однако это не точно. Голицын-Фирс приходился внуком брату мужа Н.П.Голицыной. Был ли «анекдот о трёх картах» рассказан им на самом деле, история умалчивает. Читала в исследованиях, посвящённых повести, что ни один из родных внуков Голицыной (Нащокин ведь имени «внучка» не назвал) на роль рассказчика не подходит. Весьма возможно, что здесь тоже фантазия или мистификация (Пушкина или Фирса Голицына, сказать трудно), однако появилось удивительное произведение - и, наверное, не сто́ит оценивать его с точки зрения достоверности или совпадения каких-то фактов.

Я уже писала, что с "Пиковой дамы"практически начинается в русской литературе тема «маленьких наполеонов». Но и то, что связано с графиней, с темой «трёх верных карт», вызывает, мне кажется, немалый интерес.

Сегодня Кот сбился с основного пути, погнавшись за Фирсом Голицыным (за что просит прощения, но ведь он «бродит, где вздумается и гуляет сам по себе»), но обещает в следующий раз вернуться к старой графине и рассказать о ней поподробнее.

************

В одном из комментариев к предыдущей статье мне попалась фраза «Уж сколько Загряжская сделала для племянниц своего мужа». Хочу немного уточнить. В окружении Пушкина эту фамилию носили две совсем разные и по возрасту, и по характеру женщины.

Наталья Кирилловна Загряжская (урождённая Разумовская), о ком я упомянула в статье, - жена родного брата деда Натали (и скоро я вернусь к ней). А вот та, кто «сколько сделала», - это совсем другая Загряжская, Екатерина Ивановна, сестра по отцу Н.И.Гончаровой.

Эта замечательная женщина, очень любившая Пушкина и любимая им, бесспорно, заслуживает более подробного рассказа (что я когда-нибудь непременно сделаю). Пока только прошу этих двух достойнейших дам не путать.

«Анекдот о трёх картах»

Если понравилась статья, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь