20 001 subscriber

«Береги честь смолоду». 2 «Я хотел вырваться на волю»

1,4k full reads
2,2k story viewsUnique page visitors
1,4k read the story to the endThat's 66% of the total page views
4 minutes — average reading time
«Береги честь смолоду». 2 «Я хотел вырваться на волю»

Первые шаги Гринёва во взрослой жизни… То, что подчас вызывает у нас смех, а в принципе должно заставить задуматься.

Встреча с Зуриным, игра на бильярде, кутёж…

Думаю, удивляться не нужно: как может вести себя молодой человек, вырвавшись на свободу? Добавим ещё: молодой человек, безмерно огорчённый, что «вместо веселой петербургской жизни» его ждёт «скука в стороне глухой и отдалённой», и, наверное, стремящийся хоть немного пожить полной жизнью. Вспомним его слова – «я хотел вырваться на волю и доказать, что уж я не ребёнок».

Конечно, вызывает смех его явление домой уже за полночь: «Савельич встретил нас на крыльце. Он ахнул, увидя несомненные признаки моего усердия к службе. “Что это, сударь, с тобою сделалось? — сказал он жалким голосом, — где ты это нагрузился? Ахти Господи! отроду такого греха не бывало!” — “Молчи, хрыч! — отвечал я ему, запинаясь, — ты, верно, пьян, пошел спать... и уложи меня”». Смешно-то смешно, однако где-то мелькнёт мысль (кстати, в последний раз) о каком-то сходстве его с Митрофаном. Вспомним, как разговаривает тот с Еремеевной: «Ну, еще слово молви, стара хрычовка!» Конечно, Гринёв никогда не дойдёт до рукоприкладства (Митрофан же продолжит: «Уж я те отделаю; я опять нажалуюсь матушке, так она тебе изволит дать таску по-вчерашнему»), но всё же...

Правда, на другой день, выслушивая упрёки Савельича, он было устыдится своего поведения, но тут придёт новое испытание: записка Зурина с требованием отдать выигранные сто рублей. И на этом моменте следует остановиться подробнее.

Что стоили 100 рублей в те годы? Видимо, деньги весьма немалые (нашла сведения, что в 1769 году пуд ржаной муки стоил 8 копеек, пшеничной - 17-20). Выиграны явно нечестно: Гринёв играет первый раз, к тому же он только что попробовал пунш: «Шары поминутно летали у меня через борт; я горячился, бранил маркёра, который считал бог ведает как, час от часу умножал игру, словом — вел себя как мальчишка, вырвавшийся на волю. Между тем время прошло незаметно. Зурин взглянул на часы, положил кий и объявил мне, что я проиграл сто рублей».

Но тут нужно твёрдо помнить одно: для дворянина карточный долг (или долг в любой другой «благородной» игре) – долг чести. Вспомним описание объяснения супругов в «Пиковой даме»: «В первый раз в жизни она дошла с ним до рассуждений и объяснений; думала усовестить его, снисходительно доказывая, что долг долгу розь и что есть разница между принцем и каретником». Да, звучит дико, но это так: можно было иметь огромный долг в лавке, но долг игорный честь требовала выплатить незамедлительно…

И Гринёв действует вполне по понятиям того времени: «Я взял на себя вид равнодушный и, обратясь к Савельичу,.. приказал отдать мальчику сто рублей». И снова не будет стесняться в выражениях: «Я твой господин, а ты мой слуга. Деньги мои. Я их проиграл, потому что так мне вздумалось. А тебе советую не умничать и делать то, что тебе приказывают». И даже: «Подавай сюда деньги или я тебя взашей прогоню».

Долг уплачен, правила дворянской чести соблюдены… Но вот дальше мы увидим не избалованного барчука, а хорошего и совестливого человека. «Я не мог не признаться в душе, что поведение моё в симбирском трактире было глупо, и чувствовал себя виноватым перед Савельичем. Всё это меня мучило. Старик угрюмо сидел на облучке, отворотясь от меня, и молчал, изредка только покрякивая. Я непременно хотел с ним помириться и не знал с чего начать. Наконец я сказал ему: “Ну, ну, Савельич! полно, помиримся, виноват; вижу сам, что виноват. Я вчера напроказил, а тебя напрасно обидел. Обещаюсь вперед вести себя умнее и слушаться тебя. Ну, не сердись; помиримся”».

Многие ли господа способны на такое? Вспомним опять «Недоросля», рассуждения мадам Простаковой: «Лежит! Ах, она бестия! Лежит! Как будто благородная!», «Бредит, бестия! Как будто благородная!» - её обращения к слугам: «Ты разве девка, собачья ты дочь? Разве у меня в доме, кроме твоей скверной хари, и служанок нет?» И это ведь не во гневе, а так, обычные слова…

Наверное, признать свою вину, попросить прощения у слуги, способен не всякий. Ведь с точки зрения тех же простаковых и скотининых виноват именно Савельич: не послушался барина, посмел с ним спорить, укорять его…

Следующий момент – первая встреча с Пугачёвым (когда Гринёв, разумеется, и не подозревает, с кем свела его судьба). И снова Петруша проявит чрезмерное легкомыслие, не послушав ни ямщика, ни Савельича: «Ямщик изъяснил мне, что облачко предвещало буран. Я слыхал о тамошних метелях и знал, что целые обозы бывали ими занесены. Савельич, согласно со мнением ямщика, советовал воротиться. Но ветер показался мне не силён; я понадеялся добраться заблаговременно до следующей станции и велел ехать скорее». Легкомыслие чуть не обошлось слишком дорого (кстати, каковы бураны в тех местах, мне довелось услышать от очевидца: во время войны моя мама, тогда ещё девочка, ехавшая в эвакуацию в Башкирию, попала в такую же ситуацию. По её словам, Пушкин описал всё удивительно точно).

Иллюстрация П.П.Щеглова
Иллюстрация П.П.Щеглова

И обратим внимание, как Гринёв сейчас отреагирует на ворчание Савельича: «Я стал было его [ямщика] бранить. Савельич за него заступился. “И охота было не слушаться, — говорил он сердито, — воротился бы на постоялый двор, накушался бы чаю, почивал бы себе до утра, буря б утихла, отправились бы далее. И куда спешим? Добро бы на свадьбу!” Савельич был прав». Думается, урок усвоен.

И ещё одно столкновение с Савельичем – когда возникнет вопрос, как вознаградить за оказанную помощь «вожатого»: Гринёву ясно, что поднесённого накануне стакана вина («чай не наше казацкое питье») явно недостаточно.

Суровый дядька решительно отказывается дать «полтину на водку», и Гринёв уже не хочет настаивать («Я не мог спорить с Савельичем. Деньги, по моему обещанию, находились в полном его распоряжении»). Однако и не хочет он встать на точку зрения Савельича, вполне, вроде бы, подходящую для барина: «За что это? За то, что ты же изволил подвезти его к постоялому двору?» И вот здесь увидим мы ещё одно прекрасное качество Гринёва – чувство благодарности: «Мне было досадно, однако ж, что не мог отблагодарить человека, выручившего меня если не из беды, то по крайней мере из очень неприятного положения». И появится тот самый «заячий тулупчик», о котором так будет сокрушаться Савельич («Заячий тулупчик совсем новёшенький; а он, бестия, его так и распорол, напяливая на себя!») и который впоследствии спасёт жизнь Гринёву…

Иллюстрация С.В.Герасимова
Иллюстрация С.В.Герасимова

Затем мы снова увидим проказливого мальчишку, который попытается схитрить, объясняя (правда, неудачно) плохо говорящему по-русски генералу, что означает «дершать в ешовых рукавицах»: «Это значит, — отвечал я ему с видом как можно более невинным, — обходиться ласково, не слишком строго, давать побольше воли, держать в ежовых рукавицах».

Но вот всё решено: «Ты будешь офицером переведён в *** полк» (сержанты гвардии переводились в армию офицерами). И назавтра наш герой должен отправиться «в глухую крепость на границу киргиз-кайсацких степей», ожидая всяческих неприятностей.

«Там ты будешь на службе настоящей, научишься дисциплине», - замечает генерал. И весьма недовольный Гринёв даже не представляет себе, чем обернётся для него это назначение.

Начало читайте здесь

Если понравилась статья, голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь