19 643 subscribers

«Царское Село закипело и превратилось в столицу»

4k full reads
7,7k story viewsUnique page visitors
4k read the story to the endThat's 52% of the total page views
8 minutes — average reading time
«Царское Село закипело и превратилось в столицу»

Как, наверное, вы помните, Пушкин собирался жить в Царском Селе «тихо и весело», наслаждаясь лишь обществом любимой жены. И поначалу всё так и складывается. 13 июня А.В.Веневитинов сообщает А.С. Хомякову: «Пушкин, которого я, между прочим, часто вижу и который тебе кланяется, ничего не продолжает из предпринятого им, именно по его словам, потому что он отстал теперь от духа тогдашнего времени, не имея теперь досуга им заниматься. Жена его премиленькая, и он покамест с нею очень нежен...». Однако это не совсем точно: Пушкин готовит к изданию «Повести Белкина». 3 июля поэт спросит П.А.Плетнёва в письме: «Я переписал мои пять повестей и предисловие, т. е. сочинения покойника Белкина, славного малого. Что прикажешь с ними делать? печатать ли нам самим или сторговаться со Смирдиным?»

Весь уклад жизни меняется с приездом высочайших особ. Около 11 июля Пушкин напишет Плетнёву: «Двор приехал, и Царское Село закипело и превратилось в столицу». Тишины уже нет – не случайно же в сентябре в письме к Е.М.Хитрово будет сказано: «Царское Село может свести с ума; в Петербурге гораздо легче уединиться».

Оживление в жизнь Пушкиных вносит фрейлина А.О.Россет.

Черноокая Россети

В самовластной красоте

Все сердца пленила эти,

Те, те, те и те, те, те, - писал Пушкин в шутливом стихотворении. Она действительно «пленяла сердца», хотя Пушкин ценил в ней, видимо, в первую очередь умного и проницательного собеседника.

Вы - донна Соль, подчас и донна Перец!

Но всё нам сладостно и лакомо от вас,

А каждый мыслями и чувствами, из нас

Ваш верноподданный и ваш единоверец, - так обращался к ней П.А.Вяземский.

А.О.Россет
А.О.Россет

Красавица-фрейлина приглашала Натали прокатиться в Царское Село на фрейлинских дрожках, известно, что Пушкин несколько раз сопровождал дам, сидя верхом на перекладине. И была она внимательным читателем. Об этом я писала, рассказывая о Натали, и сейчас повторяться не буду.

Но главное – вместе с двором приезжает В.А.Жуковский, и начинается своего рода литературное соревнование.

По соседству с Царским Селом, в Павловске, в качестве домашнего учителя в семье Васильчиковых жил Н.В.Гоголь, в то время готовивший к печати свои «Вечера на хуторе близ Диканьки» (они вышли в свет в сентябре). Он был уже знаком с Пушкиным и Жуковским (Василий Андреевич всегда стремился помогать молодым и талантливым), и сейчас частенько приходит в Царское к старшим товарищам-литераторам. Позднее он напишет другу: «Все лето я прожил в Павловске и Царском Селе… Почти каждый вечер собирались мы: Жуковский, Пушкин и я. О, если бы ты знал, сколько прелестей вышло из-под пера сих мужей. У Пушкина повесть, октавами писанная: Кухарка, в которой вся Коломна и петербургская природа живая. — Кроме того сказки русские народные — не то что Руслан и Людмила, но совершенно русские. Одна писана даже без размера, только с рифмами и прелесть невообразимая. — У Жуковского тоже русские народные сказки, одне экзаметрами, другие просто четырехстопными стихами и, чудное дело! Жуковского узнать нельзя. Кажется появился новый обширный поэт и уже чисто русский. Ничего германского и прежнего. А какая бездна новых баллад! Они на днях выйдут».

П. И. Геллер. Гоголь и Жуковский у Пушкина в Царском Селе
П. И. Геллер. Гоголь и Жуковский у Пушкина в Царском Селе

По воспоминаниям Россет, Гоголь читал у неё однажды вечером «Вечера на хуторе близ Диканьки», и его слушали Пушкин, Жуковский, Виельгорские и фрейлины - подруги хозяйки. А когда книга появится в печати, Пушкин отреагирует: «Сейчас прочёл “Вечера близ Диканьки”. Они изумили меня. Вот настоящая весёлость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия! Какая чувствительность! Всё это так необыкновенно в нашей нынешней литературе, что я доселе не образумился. Мне сказывали, что когда издатель вошёл в типографию, где печатались “Вечера”, то наборщики начали прыскать и фыркать, зажимая рот рукою. Фактор объяснил их весёлость, признавшись ему, что наборщики помирали со смеху, набирая его книгу. Мольер и Фильдинг, вероятно, были бы рады рассмешить своих наборщиков. Поздравляю публику с истинно весёлою книгою, а автору сердечно желаю дальнейших успехов».

Племянник поэта Л.H.Павлищев говорил, ссылаясь на свою мать, что, возможно, именно в это лето Пушкин рассказал Гоголю о жившем недалеко от Михайловского господине, покупавшем мёртвые души, говоря, что хочет написать рассказ на этот сюжет.

Читал Пушкин и свои произведения дамам - жене и Россет, которая много позже рассказывала: «Иногда читал нам отрывки своих сказок и очень серьёзно спрашивал нашего мнения. Он восхищался заглавием одной: “Поп — толоконный лоб и служитель его Балда“. “Это так дома можно, — говорил он, — а ведь цензура не пропустит!“ Он говорил часто: “Ваша критика, мои милые, лучше всех; вы просто говорите: этот стих нехорош, мне не нравится“».

Жуковский, видимо, встречается с Пушкиными постоянно. Ещё в июне Вяземский написал ему: «Что Пушкин? То-то у тебя слюнки текут, глядя на жену его. И Пушкин уже успел жениться, а ты ещё нет!». И теперь Василий Андреевич отвечает: «Пушкин мой сосед, и мы видаемся с ним часто. С тех пор, как ты сказал мне, что у меня слюни текут, глядя на жену его, я не могу себя иначе и вообразить, как под видом большой старой датской собаки, которая сидит и дремлет, глядя, как перед ней едят очень вкусно и с морды её по обеим сторонам висят две длинные ленты из слюней».

Переезд двора в Царское Село приводит к частым встречам поэта с коронованными особами. Об одной из них рассказал в письме И.С.Аксаков (прибавив: «Я это слышал от самой Смирновой»): «Однажды Пушкин, гуляя по Царскому Селу, встретил коляску, вмещавшую в себе не более, не менее как Николая Павловича. Царь приказал остановиться и, подозвав к себе Пушкина, потолковал с ним о том, о сём, очень ласково. Пушкин прямо с прогулки приходит к Смирновой... “Что с вами?“ — спросила Смирнова, всматриваясь в его лицо. Пушкин рассказал ей про встречу и прибавил: “Чёрт возьми, почувствовал подлость во всех жилах!“»

Одна из таких встреч меняет положение поэта в обществе. 22 июля он сообщит П.А.Плетнёву: «Кстати скажу тебе новость (но да останется это, по многим причинам, между нами): царь взял меня в службу — но не в канцелярскую, или придворную, или военную — нет, он дал мне жалование, открыл мне архивы, с тем, чтоб я рылся там и ничего не делал. Это очень мило с его стороны, не правда ли? Он сказал: Puisqu’il est marié et qu’il n’est pas riche, il faut faire aller sa marmite [Раз он женат и небогат, надо дать ему средства к жизни, буквально “заправить его кастрюлю”]. Ей-Богу, он очень со мною мил».

Обычно, говоря об этом, приводят рассказ Россет: «Государь сказал Пушкину, что хотел бы, чтобы король Нидерландский отдал ему домик Петра Великого в Саардаме. На что Пушкин, шутя, попросил назначить его дворником. Николай I рассмеялся и сказал: “Я согласен, а покамест назначаю тебя его историком и даю позволение работать в тайных архивах"».

Есть и ещё один рассказ - В.Д.Комовского, младшего брата соученика Пушкина: по его словам, Пушкин встретился с императором в Царскосельском саду и на вопрос, почему он не служит, отвечал: «Я готов, но кроме литературной службы не знаю никакой». Тогда Николай приказал ему отслужить службу — написать историю Петра Великого.

Так или иначе, но 14 ноября 1831 года высочайшим приказом Пушкин был зачислен на службу с чином коллежского секретаря (Х класс) и с определением в государственную коллегию иностранных дел с жалованьем по 5000 руб. в год. Бенкендорфом было отмечено: «Государь велел его принять в Иностранную коллегию с позволением рыться в старых архивах для написания Истории Петра Первого».

Внимание двора привлекла и прекрасная Натали. Я в своё время писала об этом, но приходится кое-что повторить. Н.О.Пушкина расскажет дочери: «Сообщу тебе новость, император и императрица встретили Наташу с Александром, они остановились поговорить с ними, и императрица сказала Наташе, что она очень рада с нею познакомиться и тысячу других милых и любезных вещей. И вот она теперь принуждена, совсем этого не желая, появиться при дворе». Судя по всему, Натали это не радует. Она сама напишет деду: «Теперь я не могу спокойно гулять в парке, так как узнала от одной барышни, что их величества хотят знать, в какие часы я гуляю, чтобы меня встретить. Поэтому я выбираю самые уединённые места». А вот фрагмент письма О.С.Павлищевой мужу об успехах жены поэта: «Она от этого в отчаянии, потому что она совсем не глупа; я не то хотела сказать: хотя она совсем не глупа, но она еще несколько застенчива, но это пройдёт и она поладит со двором и с императрицей, как прекрасная, молодая и любезная женщина. Мне кажется, что в противоположность ей, Александр на седьмом небе».

Эпидемия идёт к концу, и Пушкин подумывает о переезде в Петербург, хотя, видимо, светская жизнь его не весьма привлекает. Не случайно летом он обращался к П.А.Осиповой: «Я попросил бы вас, как добрую соседку и дорогого друга, сообщить мне, не могу ли я приобрести Савкино, и на каких условиях. Я бы выстроил себе там хижину, поставил бы свои книги и проводил бы подле добрых старых друзей несколько месяцев в году». Это желание не осуществилось…

21 сентября сестру навещает Д.Н.Гончаров и сообщает деду: «Четвёртого дни воспользовался снятием карантина в Царском селе, чтобы повидаться с Ташей. Я видел также Александра Сергеевича; между ими царствует большая дружба и согласие; Таша обожает своего мужа, который также её любит; дай Бог чтоб их блаженство и впредь не нарушилось. — Они думают переехать в Петербург в октябре; а между тем ищут квартеры».

Как же хочется присоединиться к пожеланию Дмитрия Николаевича!

****************

Уважаемые читатели! В комментариях нередко выражаются претензии к тому или иному изображению поэта, использованному мной в статье. Кто-то говорит, что это «не его Пушкин», кто-то выражает сомнение, что это именно Пушкин.

К сожалению, канонических портретов Александра Сергеевича мало. В то же время во все времена многие художники обращались к нему – с разной степенью похожести. Мне приходится брать для статей совершенно разные изображения, т.к. не могу повторять одно и то же. Недавно была целая дискуссия по поводу детского портрета Пушкина (я, вслед за сотрудниками Государственного музея А.С.Пушкина считаю его подлинным, но, оказывается, есть и «опровергатели» этого мнения).

В начале этой статьи помещён портрет, тоже вызывающий споры – и о том, Пушкин ли это, и о том, кто художник. Споры достаточно интересны, но я касаться их не буду. Мне кажется, что портрет подходит к описываемому времени (да и в музее-даче Пушкина в Царском Селе он представлен). Так что давайте обойдёмся без бурных обсуждений его уместности в статье.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Навигатор по всему каналу здесь