23 348 subscribers

«Чужих небес любовник беспокойный»

4,7k full reads
«Чужих небес любовник беспокойный»

Даже если бы Фёдор Матюшкин не был одноклассником и другом Пушкина, забыть о нём было бы невозможно – не так уж много людей, чьё имя нанесено на карту, а мыс Матюшкина есть в современном Чукотском АО!

«Чужих небес любовник беспокойный»

В лицейских бумагах мы с удивлением читаем: «Матюшкин (Федор), лютер. испов., 13-ти лет» Почему вдруг русский мальчик – «лютеранского исповедания»? А всё очень просто: Федя родился в Штутгарте, где его отец был чиновником министерства иностранных дел при русском посольстве (в частности, сохранились доклады Матюшкина-старшего о передвижении войск А.Суворова во время итальянского и швейцарского походов). В Штутгарте русской церкви в городе не было, и мальчика крестили по лютеранскому обычаю. Отсюда пойдёт его первое лицейское прозвище – ласковое «Федернельке» («Феденька» на немецкий лад) и обращение в «Национальных песнях» - «Herr Matuschkin».

Ф.Матюшкин-лицеист.
Ф.Матюшкин-лицеист.

Трудно назвать его детство счастливым: отец рано умер, мать уехала в Россию, став классной дамой в Московском Екатерининском институте. В средствах была очень ограничена и, устроив сына благодаря протекции императрицы Марии Фёдоровны в Лицей, ни разу не смогла навестить его. О мальчике хорошо отзывались воспитатели: «занимается с размышлением» - оценка любимого всеми профессора Куницына.

С Пушкиным Федя был очень дружен. Может быть, сблизили общие переживания в 1812 году – ведь с Москвой были связаны оба!

Голодный француз, стреляющий в ворону, рис. Ф.Матюшкина
Голодный француз, стреляющий в ворону, рис. Ф.Матюшкина

Мы все знаем о соседстве номеров Пушкина и Пущина, но это было до перехода на старший курс, а позднее, когда в Лицей пришло «пополнение», соседом Пушкина стал именно Федернельке. И дружба, зародившаяся между ними в Лицее, была пронесена через всю жизнь.

Трудно сказать, как появилась у мальчика, никогда не плававшего на корабле, страсть к мореплаванию, из-за которой вскоре возникло новое прозвище – «Плыть хочется», однако она давала о себе знать всё сильнее и сильнее. Назначенный директором Лицея Е.Энгельгардт, стремившийся как-то сгладить «сиротство» Матюшкина и писавший о нём: "Тихая, добрая душа, которая делает именно то, что должна, дает именно то, что имеет. Товарищи называют его из-за флегмы голландцем: у него есть склонность к морской службе", - стремился помочь воспитаннику.

Матюшкин был выпущен в гражданскую службу, но Энгельгардт помог ему: добился определения Матюшкина волонтером на шлюп "Камчатка", которым командовал известный мореплаватель В.М. Головнин, направлявшийся в кругосветное плавание.

Друзья напутствовали будущего адмирала. В.Кюхельбекер обратился к нему в стихах:

Скоро, Матюшкин, с тобой разлучит нас шумное море:

Чёлн окрылённый помчит счастье твое по волнам!..

…Рёв и боренье стихий, и вёдро, и ужасы встретишь,

Но не забудешь друзей! нашей мольбою храним,

Ты не нарушишь обетов святых, о Матюшкин! в отчизну

Прежнюю к братьям любовь с прежней душой принесёшь!

А "по совету и плану Пушкина" Матюшкин во время плавания вёл дневник и сохранил эту привычку в дальнейшем, оставив интереснейшие записки. В плавании он провёл два с половиной года, преодолев и морскую болезнь, и незнание морского дела. «В начале похода я не имел никакого представления о службе: воротился же настоящим моряком, но моряком школы Головнина», - писал он по возвращении.

Парусник. Рис. Ф.Матюшкина
Парусник. Рис. Ф.Матюшкина

Но и вернувшись, сидеть на месте Матюшкин не мог. Он участвовал в нескольких экспедициях по изучению Северного Ледовитого океана, а в августе 1825 года отправился во вторе кругосветное плавание, так что, когда Пушкин спрашивал:

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,

Чужих небес любовник беспокойный?

Иль снова ты проходишь тропик знойный

И вечный лед полунощных морей?

Счастливый путь!.. С лицейского порога

Ты на корабль перешагнул шутя,

И с той поры в морях твоя дорога,

О волн и бурь любимое дитя! –

он действительно снова был в плавании!

Это плавание спасло его от преследований. До сих пор спорят, был ли Матюшкин членом тайного общества. Кто-то утверждал, что был, кто-то отрицал. Сам Матюшкин с болью писал Энгельгардту: "Егор Антонович! Верится ли мне? Пущин! Кюхельбекер! Кюхельбекер может быть; несмотря на его доброе сердце, он был несчастен. Он много терпел, всё ему наскучило в жизни, он думал, что везде видит злодеев, везде зло. Он – фанатик, он мог на всё решиться, и всё в одно мгновенье. Но Пущин. Нет, Пущин не может быть преступником. Я за него отвечаю. Он взят по подозрению, и по пустому подозрению..." Что это? Незнание или стремление защитить друзей? Во всяком случае, и Кюхельбекер, просивший сохранить «прежнюю к братьям любовь», и Пушкин, написавший

Ты сохранил в блуждающей судьбе

Прекрасных лет первоначальны нравы:

Лицейский шум, лицейские забавы

Средь бурных волн мечталися тебе;

Ты простирал из-за моря нам руку,

Ты нас одних в младой душе носил…-

были совершенно правы: верным другом Федернельке оставался всегда.

Он вёл оживлённую переписку с Пущиным, вместе с друзьями купил и переслал ему в Сибирь фортепьяно для дочери. Пущин писал ему: "Спасибо вам, от души спасибо!.. Фортепьяно в Сибири будет известно под именем лицейского...", "Ваше фортепьяно - первое в нашем городке... Одним словом, ура Лицею старого чекана!.. Портрет твой над фортепьяно... Обнимаю тебя, добрый друг, и ты обними за меня всех наших ветеранов..."

С Пушкиным Матюшкин виделись в последний раз осенью 1836 года в доме бывшего лицеиста М.Л. Яковлева. Пушкин был взволнован полученным им анонимным пасквилем. Вскоре Матюшкин должен был уехать. О смерти Пушкина он узнал в Севастополе. Его письмо Яковлеву невозможно читать без спазмов в горле: "Пушкин убит! Яковлев! Как ты это допустил? У какого подлеца поднялась на него рука? Яковлев! Яковлев! Как ты мог это допустить?.. Наш круг редеет, пора и нам убираться..." Говорят, что в нарушение устава он приказал на корабле дать траурный залп из всех орудий: "Залп из всех орудий в знак траура. Убит на дуэли Пушкин, оповестите офицеров... Был на Руси поэт Александр Пушкин, такой поэт, что горам бы содрогнуться при смерти его, такой человек, каких не знаем мы с тобой, боцман!"

А самому Матюшкину "убираться" было рано! Его славный путь продолжится. Он участвовал в морских сражениях (интересно, что воевал за свободу Греции, как и его соученик Броглио. – о нём читайте здесь). Печально известна Крымская война, однако немногие знают, что англичане пытались атаковать русские морские крепости и на Балтике. Летом 1855 года английская эскадра в течение 45 часов жестоко бомбардировала крепость Свеаборг, военным губернатором которой был контр-адмирал и бригадный командир Ф.Ф. Матюшкин. Крепость не сдалась. Англичане вынуждены были прекратить военные действия на Балтике.

Адмирал Ф.Ф.Матюшкин
Адмирал Ф.Ф.Матюшкин

С 1861 года Ф.Ф. Матюшкин – член Правительствующего Сената, с 1867 года - адмирал. Он вёл педагогическую и общественную деятельность: писал учебники, занимался историографией русского флота. После смерти М.Яковлева к Матюшкину перешёл лицейский архив, который был свято им храним и незадолго до кончины передан академику Я.К. Гроту – лицеисту выпуска 1832 года. В конце 1860-х гг. был организован комитет для создания памятника Пушкину, и именно Матюшкин первым предложил поставить памятник поэту там, где он родился, - в Москве. Но до открытия памятника Матюшкин не дожил.

У него не было ни семьи, ни своего дома. Семьёй были друзья, в первую очередь, лицейские (так, именно он был шафером на свадьбе И.Пущина и Н.Фонвизиной). И лишь в конце жизни он построил себе дачу около Бологого, где жил с единственным слугой – отставным матросом.

Ф.Ф.Матюшкин умер в 1872 году и был похоронен в Петербурге на Смоленском лютеранском кладбище. В 1950 г. его останки были перенесены в некрополь Александро-Невской лавры.

Вольховский, первый ученик,

Князь Горчаков и гений Пушкин...

Всех дальновиднее из них

Был мореплаватель Матюшкин,

Что, поручив себя волнам,

Сумел познать все страны света,

И жаль, что он известен нам

Лишь как лицейский друг поэта.

Не дал он (не его вина)

Законов мудрых для державы,

За стол багряного сукна

Не приглашал его Державин,

Но вне покинутой земли

Такие видел он пейзажи,

Каких представить не могли

Ни Горчаков, ни Пушкин даже.

Жил долго этот человек

И много видел, слава Богу,

Поскольку в свой жестокий век

Всему он предпочёл дорогу.

И, к новым нас зовя местам,

От всех сомнений панацея,

Зелёный бронзовый секстан

Пылится в комнатах Лицея.

А.Городницкий

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

«Оглавление» всех публикаций о Лицее смотрите здесь

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь