25,8K subscribers

«Душа суда требует!»

1,7K full reads
«Душа суда требует!»

Я уже писала о присутствии в творчестве Булгакова каких-то повторяющихся из произведения в произведение мотивов.

И один из них – проблема вечно терзающей совести. В одном из комментариев к статье о Пилате мне написали: «К вопросу о кинематографических воплощениях. У меня ощущение, что советские режиссеры Алов и Наумов, снимая свой гениальный фильм "Бег" по Булгакову, помнили о Понтии Пилате...».

Конечно же, в фильме этот мотив есть. И параллели между двумя произведениями выстраиваются достаточно чёткие.

Вспомним, например, тот фрагмент из сна Пилата, где он скажет, что трусость – «это самый страшный порок», и, доказывая свою храбрость, станет рассказывать, как «не струсил же… тогда, в Долине Дев, когда яростные германцы чуть не загрызли Крысобоя-великана». Мне здесь вспоминается (может быть, и не очень-то к месту) знаменитый диалог из «Бега»:

«Крапилин. А ты пропадёшь, шакал, пропадёшь, оголтелый зверь, в канаве! Вот только подожди здесь на своей табуретке! (Улыбаясь.) Да нет, убежишь, убежишь в Константинополь! Храбёр ты только женщин вешать да слесарей!

Хлудов. Ты ошибаешься, солдат, я на Чонгарскую Гать ходил с музыкой и на Гати два раза ранен.

Крапилин. Все губернии плюют на твою музыку!»

Пилат будет всё время продолжать свой незаконченный диалог с Иешуа - ведь «он чего-то не договорил с осуждённым, а может быть, чего-то не дослушал». Хлудов бо́льшую часть пьесы ведёт диалог с Крапилиным. В самом начале «Сна восьмого и последнего» он «разговаривает с кем-то»: «Ты достаточно измучил меня, но наступило просветление. Да, просветление. Пойми, я согласен. Но ведь нельзя же забыть, что ты не один возле меня. Есть живые, повисли на моих ногах и тоже требуют...» На что он согласен?

Булгаковым написано несколько вариантов финала пьесы, и литературоведы до сих пор не пришли к единому мнению, какой из них считать окончательным. Чаще всего в печати пьеса завершается самоубийством Хлудова:

«Хлудов (один). Избавился. Один. И очень хорошо. (Оборачивается, говорит кому-то.) Сейчас, сейчас... (Пишет на бумаге несколько слов, кладёт её на стол, указывает на бумагу пальцем.) Так? (Радостно.) Ушёл! Бледнеет. Исчез! (Подходит к двери на балкон, смотрит вдаль. Хор поёт: "Господу Богу помолимся, древнюю быль возвестим...") Поганое царство! Паскудное царство! Тараканьи бега!.. (Вынимает револьвер из кармана и несколько раз стреляет по тому направлению, откуда доносится хор. Гармоники, рявкнув, умолкают. Хор прекратился. Послышались дальние крики. Хлудов последнюю пулю пускает себе в голову и падает ничком у стола. Темно)».

Сцена, конечно, сильная. Но меня не оставляет впечатление, что такой конец для Хлудова слишком прост. Более убедительным кажется мне один из вариантов финала 1937 года, в котором Чарнота, подводя итог, скажет: «А! Душа суда требует! Ну что ж, ничего не сделаешь!» И скажет он это после ухода Хлудова, заявившего: «Сегодня ночью пойдёт пароход, и я поеду с ним». Ведь во всех вариантах он будет говорить Серафиме: «Я тоже поеду... Под своим именем. Явлюсь и скажу: я приехал, Хлудов». А на её слова «Безумный человек! Вы подумали о том, что вас сейчас же расстреляют!» - с каким-то удовлетворением ответит: «Моментально! Мгновенно! А? Ситцевая рубашка, подвал, снег, готово! (Оборачивается.) И тает моё бремя... Смотрите, он ушёл и стал вдали». «Он» - это везде и всюду преследующий его Крапилин.

Этот вариант печатался в советское время. Обычно указывают, что по идеологическим соображениям. Но не кажется ли вам, что возвращение Хлудова, готового к любому наказанию («Я помню армии, бои, снега, столбы, а на столбах фонарики... Хлудов пройдёт под фонариками!»), звучит сильнее?

В.В.Дворжецкий в роли Хлудова
В.В.Дворжецкий в роли Хлудова

Конечно, можно вспомнить и о прообразе Хлудова - Якове Александровиче Слащёве-Крымском, который действительно вернулся в 1921 году в Советскую Россию, а по возвращении обратился к солдатам и офицерам Русской Армии с призывом: «С 1918 года льется русская кровь в междоусобной войне. Все называли себя борцами за народ. Правительство белых оказалось несостоятельным и не поддержанным народом — белые были побеждены и бежали в Константинополь. Советская власть есть единственная власть, представляющая Россию и её народ. Я, Слащёв-Крымский, зову вас, офицеры и солдаты, подчиниться советской власти и вернуться на родину, в противном случае вы окажетесь наёмниками иностранного капитала и, что ещё хуже, наёмниками против своей родины, своего родного народа. Ведь каждую минуту вас могут послать завоёвывать русские области. Конечно, платить вам за это будут, но пославшие вас получат все материальные и территориальные выгоды, сделают русский народ рабами, а вас народ проклянёт».

Я.А.Слащёв-Крымский
Я.А.Слащёв-Крымский

В России Слащёв издал книгу воспоминаний, преподавал тактику в школе комсостава «Выстрел» (по свидетельствам слушателей, блестяще), но от кары не ушёл. 15 января 1929 года в газете «Известия» появилась заметка: «11-го января, как у нас сообщалось, в Москве на своей квартире убит бывший врангелевский генерал и преподаватель военной школы Я.А.Слащёв. Убийца, по фамилии Коленберг, 24-х лет, заявил, что убийство им совершено из мести за своего брата, казнённого по распоряжению Слащёва в годы гражданской войны».

Можно провести параллель и ещё с одним булгаковским героем, делающим свой выбор. Как будто отвечая на призыв Слащёва, Мышлаевский в «Днях Турбиных» определяет свой путь: «И пойду, и буду служить. Да!.. Пусть мобилизуют! По крайней мере буду знать, что я буду служить в русской армии», - а на восклицание «Да они нас все равно расстреляют!» - ответит: «И отлично сделают! Заберут в Чеку, обложат и выведут в расход. И им спокойнее, и нам...»

******

Для фильма «Бег» режиссёры не взяли ни один из булгаковских финалов. Их Хлудов, одинокий, в окружении собак, стоя на берегу, смотрит вслед пароходу, увозящему на Родину Голубкова и Серафиму (рискую навлечь на себя гнев многих, но скажу, что всё то, что идёт за этим кадром в фильме, мне представляется уже лишним и даже слащаво-сентиментальным. Но, наверное, тогда иначе было делать нельзя – ведь уже само утверждение сценария начальством режиссёры называли «булгаковским чудом»).

«Душа суда требует!»

Я, глядя на него, вспоминаю слова Чарноты: «Развязала ты нас, судьба, кто в петлю, кто в Питер, а я как Вечный Жид отныне! Летучий Голландец я!» Только если у Чарноты здесь звучит даже какое-то лихачество, то у Хлудова – полная обречённость.

Как снова всё переплетается! Агасфер (он же Вечный Жид), ремесленник, не позволивший Иисусу, которого вели мимо на распятие, прислониться к стене его дома, чтобы отдохнуть, был осуждён на скитание по земле до Второго пришествия и вечное презрение со стороны людей. С ним как будто сближается и Летучий Голландец, который не может пристать к берегу и обречён вечно бороздить моря. Хлудов, по мысли авторов фильма, наверное, обречён вечно смотреть за горизонт…

И снова вспоминается Пилат, несущий наказание «двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то», который «ненавидит свое бессмертие и неслыханную славу»: «Он говорит одно и то же, он говорит, что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность. Так говорит он всегда, когда не спит, а когда спит, то видит одно и то же – лунную дорогу, и хочет пойти по ней и разговаривать с арестантом Га-Ноцри, потому что, как он утверждает, он чего-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Но, увы, на эту дорогу ему выйти почему-то не удаётся, и к нему никто не приходит. Тогда, что же поделаешь, приходится разговаривать ему с самим собою».

Эпиграфом к «Бегу» Булгаков поставил строки из стихотворения В.А.Жуковского «Певец во стане русских воинов»:

Бессмертье - тихий, светлый брег;

Наш путь - к нему стремленье.

Покойся, кто свой кончил бег!..

Там это молитва за павших, продолжающаяся разговором о новых испытаниях («Вы, странники, терпенье!»). У Булгакова – как будто ещё одно размышление о свете и покое.

Пилат получает своё прощение – «за него уже попросил тот, с кем он так стремится разговаривать». Получит ли прощение Хлудов – вопрос открытый. Но мотив беспокойной совести и души, требующей суда, звучит необычайно сильно.

Если понравилась статья, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!Навигатор по всему каналу здесь

Путеводитель по статьям о романе здесь