19 640 subscribers

Ещё одна «”Венера” Челлини»?

2,1k full reads
3k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 69% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
Ещё одна «”Венера” Челлини»?

В комментариях к своим статьям я очень часто встречаю высказывания о Наталье Николаевне Пушкиной, сводящиеся к друнинскому «Оставьте же в покое Натали!» Я полностью с ними согласна, но, видимо, кое-кому всё же неймётся, и желание сказать хоть что-то, оскорбить ту, кто не может ответить, оказывается сильнее и приличий, и попросту здравого смысла.

Недавно Дзен выдал мне статью «Почему император Николай I носил часы с портретом жены Пушкина, и как к их связи относился сам поэт». Заметьте: связь жены поэта с императором не вызывает у автора статейки никаких вопросов… Правда, этот самый автор пишет то о часах, то - «В медальоне, который царь носил на груди, хранилось изображение Пушкиной». И такие «исследования», наверное, многими воспринимаются совершенно серьёзно. Но давайте попробуем разобраться, «откуда ноги растут» у сплетни и позволительно ли ей верить. Итак, первоисточник, на который ссылаются все.

В эпилоге своей книги «Пушкин в жизни» В.В.Вересаев помещает свидетельство Е.Е.Якушкина: «Лет двадцать назад в Московский Исторический музей пришёл какой-то немолодой человек и предложил приобрести у него золотые закрытые мужские часы с вензелем Николая I. (Передаю это со слов В.А.Городцова, который при этом присутствовал). Запросил этот человек за часы две тысячи руб. На вопрос, почему он так дорого их ценит, когда такие часы с императорским вензелем не редкость, принесший часы сказал, что часы эти особенные. Он открыл заднюю крышку: на внутренней стороне второй крышки была миниатюра - портрет Наталии Николаевны Пушкиной. По словам этого человека, дед его служил камердинером при Николае Павловиче; часы эти находились постоянно на письменном столе; дед знал их секрет, и когда Николай I умер, взял эти часы, "чтобы не было неловкости в семье". Часы почему-то не были приобретены в Исторический музей. И так и ушёл этот человек с часами, и имя его осталось неизвестным». Названные здесь имена вызывают уважение: Евгений Евгеньевич Якушкин – внук декабриста, историк декабристского движения. Его статья «Часы Николая I» (единственное упоминание о пресловутых часах!) была напечатана в сборнике «Московский пушкинист» II в 1930 году. Вересаев процитировал её практически полностью (остались лишь ссылки на исследования М.А.Цявловского, но не по этому конкретному случаю) и на книгу П.Е.Щёголева.

Василий Алексеевич Городцов – известный археолог, профессор МГУ, работавший в Историческом музее с 1903 по 1929 год.

Так что же получается?

А ведь если вдуматься, то не получается ничего. Даже если поверить уважаемым людям, что такой эпизод действительно, как говорится, «имел место». Давайте посмотрим повнимательнее.

Некий «немолодой человек» предлагает купить у него часы «с секретом», но они «почему-то не были приобретены». И вот тут самое время задать простой вопрос: а почему?!

И почему за прошедшие сто с лишним лет эти часы нигде не всплыли, никто больше о них не упоминал? Ведь если такая реликвия действительно существовала, то должна была рано или поздно снова появиться на свет!

Мне кажется, ответ совершенно ясен. Очень вероятно, что часы с портретом Наталии Николаевны действительно были предложены на продажу. Но важно другое: действительно ли они были часами императора?

Якушкин прямо упоминает, что такие часы редкостью не были, и думаю, раздобыть подобные труда не составляло. А теперь скажите, пожалуйста, сложно ли было изготовить портрет-миниатюру Натали и разместить его «на внутренней стороне второй крышки»? По-моему, не очень.

Я не думаю, что Исторический музей рискнул бы сделать подобное приобретение без консультации со специалистом-экспертом. Совершенно ясно, что экспертиза проведена не была, иначе о результатах её автор статьи не преминул бы сообщить. Почему не проведена?

Мне вспоминается замечательный американский фильм «Как украсть миллион», героиня которого (в исполнении чудесной Одри Хепбёрн) организует похищение с выставки статуэтки Венеры работы Бенвенуто Челлини как раз накануне того, как её проверит «бог экспертизы» профессор Бауэр. Всё дело в том, что скульптуру эту изваял вовсе не Челлини, а «покойный дедушка с покойной бабушки», и эксперт должен был сразу же определить подделку. Может быть (а мне представляется, что так оно и было), и часы – та же «Венера» и хозяину их была предложена встреча с экспертом, от которой он поспешил уклониться?

Ещё один эпизод из помянутого фильма. Пленённый скульптурой американский миллионер приобретает её (якобы краденую), зная, что не сможет никогда выставлять, но готов пойти на всё, лишь бы тайком любоваться ею. Даже если часы были куда-то пристроены на таких условиях, полагаю, они всё равно не могли кануть в Лету (конечно, при том условии, что были подлинными).

Рассказ Якушкина не доказывает действительное существование часов императора, а говорит лишь о попытке продать нечто, выдаваемое за них (подлинное или нет – на совести рассказчика или, скорее, продавца). Так можно ли считать этот эпизод доказательством каких-то отношений Николая I с вдовой поэта?

К сожалению, верят ему многие. Способствуют вере и воспоминания дочери Наталии Николаевны от второго брака А.П.Араповой.

Странная женщина! Судя по сохранившимся данным, была она неплохим человеком. Стремилась, например, всегда быть полезной своей сестре по матери М.А.Пушкиной-Гартунг, после революции пыталась найти какие-нибудь связи с правительством, чтобы помочь «последней в живых дочери бессмертного поэта». Она была писательницей и среди прочих написала книгу о матери «Наталия Николаевна Пушкина-Ланская: К семейной хронике жены А. С. Пушкина». На эту книгу ссылаются многие. Тот же Вересаев охотно помещает в своем труде отрывки из неё. Однако, судя по всему, опиралась при писании своей книги Арапова на сплетни, воспоминания прислуги… И, наверное, прав был Н.А.Раевский (автор книги «Портреты заговорили»), когда, отметив, что Арапова «умело сочиняет диалоги (как русские, так и французские) и сводит концы с концами», скажет, что бо́льшая часть её воспоминаний – беллетристика, а не мемуаристика. Стремясь «отмести злые наветы, порочившие память Наталии Николаевны», дочь подчас оказывает родителям «медвежью услугу»… А подчас сообщает и неверные сведения: указывает, например, что её будущий отец дежурил при свидании Натали с Дантесом на квартире Идалии Полетики, хотя исследователи установили, что Ланского в ту пору не было в Петербурге.

Некоторым её историям очень хочется верить (например, рассказу о встрече Наталии Николаевны с Лермонтовым) , но увы…

Кстати, книгу свою о матери она опубликовала в 1907-1908 годах. Эпизод с часами относится примерно к тому же времени – может быть, «продавец» вдохновился её рассказами (Арапова ведь даже намекает, что является дочерью императора, и уж эти намёки совсем её не украшают)?

А.П.Арапова и П.П.Ланской. По-моему, сходство дочери с отцом очевидно
А.П.Арапова и П.П.Ланской. По-моему, сходство дочери с отцом очевидно

В то же время она передала в Пушкинский Дом большой архив, находящаяся в котором переписка Наталии Николаевны с родственниками помогла совершенно по-новому взглянуть на жену поэта и во многом изменить представление о ней, созданное отчасти и как раз усилиями Араповой, – такой вот парадокс!

Каков же вывод? По-моему, самый простой: необходимо тщательно анализировать то, о чём говорят и пишут. Вересаев проделал титаническую работу, собирая материалы о Пушкине, но он, как и Щёголев, зачастую с одинаковым доверием относился к проверенным и непроверенным фактам…

А вообще снова повторю вслед за Ю.В.Друниной и моими читателями: «Оставьте же в покое Натали»!

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал