23 336 subscribers

«Этот таинственный дед»

5,1k full reads
«Этот таинственный дед»
«Этот таинственный дед»

В 1840 году в журнале «Современник» было напечатано гневное письмо Сергея Львовича Пушкина: «В 7 номере Сына Отечества 1840 года прочёл я отрывок из записок покойного сына моего… Я обязан опровергнуть ложные рассказы: моё молчание показало бы, что я во всём соглашаюсь…»

Что же так возмутило почтенного старца? Напечатаны были отрывки из «Начала автобиографии» А.С. Пушкина, где великий поэт, в частности, писал: «Дед мой был человек пылкий и жестокий. Первая жена его, урождённая Воейкова, умерла на соломе, заключённая им в домашнюю тюрьму за мнимую или настоящую её связь с французом, бывшим учителем его сыновей, и которого он весьма феодально повесил на чёрном дворе. Вторая жена его, урождённая Чичерина, довольно от него натерпелась. Однажды велел он ей одеться и ехать с ним куда-то в гости. Бабушка была на сносях и чувствовала себя нездоровой, но не смела отказаться. Дорогой она почувствовала муки. Дед мой велел кучеру остановиться, и она в карете разрешилась — чуть ли не моим отцом. Родильницу привезли домой полумертвую и положили на постелю всю разряженную и в бриллиантах».

Вот эти строки о деде (и, соответственно, об отце Сергея Львовича) и возмутили Пушкина-старшего, который счёл необходимым подчеркнуть: «Но здесь речь о покойном отце моём, добродетельнейшем из людей, которого память священна мне и сестре моей, остающимся в живых... Отец мой никогда не был жесток … взаимная любовь его к покойной матери была примерная». Кто же прав? Сергей Львович или Александр Сергеевич? Попробуем разобраться.

После семейной трагедии (о ней я рассказала здесь), оставшись круглым сиротой, Л.А.Пушкин воспитывался дедом, адмиралом Головиным. Известно, что в день коронации Петру II было подано прошение о списании с сирот огромных долгов их отца. Некоторые исследователи полагают, что руку к прошению приложила Евдокия Лопухина, дорожа памятью о возлюбленном Глебове (юный император с бабушкой считался). Во всяком случае, вскоре последовало решение «О невзыскивании с детей каптенармуса Пушкина 800 рублей».

Лев Пушкин был с малолетства записан в лейб-гвардии Семёновский полк и достаточно быстро поднимался по служебной лестнице. Женился он довольно рано на Марии Матвеевне Воейковой и тут, если верить его великому внуку, показал себя достойным сыном «рязанского Отелло», своего отца.

«Этот таинственный дед»
«Этот таинственный дед»

На самом деле всё было не совсем так. «Француз», на самом деле венецианский подданный Харлампий Меркади, действительно был заподозрен в «амурах» с женой Пушкина. В это время, изгнанный ревнивым мужем, бывший учитель его сыновей переехал к его шурину – Александру Матвеевичу Воейкову, где и был, что называется, пойман с поличным. Александр Матвеевич и Лев Александрович его поколотили, а потом приказали челяди выволочь побитого в конюшню и подвесить за руки и продолжили экзекуцию. Затем увезли Меркади в деревню Воейкова и бросили в домашнюю тюрьму. Однако через несколько месяцев Меркади сумел освободиться и, явившись в Москву, подал на обидчиков жалобу. Возникло дело. Воейков оправдывал зятя и признал виновным себя, но в формуляре Льва Александровича появилась запись: «За непорядочные побои находящегося у него в службе венецианина Харлампия Меркадии был под следствием, но по имянному указу повелено было его, Пушкина, по монаршей милости простить, а следствие ево оставить и определить по прежнему ево должности».

А что же жена? Нет-нет, умерла она вовсе не на соломе в домашней тюрьме, а через три года, в родах младшего сына. Мы не знаем, наказал ли как-нибудь неверную муж, но, видимо, простил скоро.

Так что ошибся А.С.Пушкин основательно. Не случайно свой рассказ он снабдил примечанием: «Всё это знаю я довольно темно. Отец мой никогда не говорит о странностях деда, а старые слуги давно перемерли».

Увы, но ошибся поэт и в другом. В «Моей родословной он с гордостью пишет:

Мой дед, когда мятеж поднялся

Средь Петергофского двора,

Как Миних, верен оставался

Паденью Третьего Петра.

Б.К.Миних для Пушкина был синонимом честности (вспомним начало «Капитанской дочки»: «Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором»), хотя в действительности был прощён Екатериной II и присягнул ей.

Б.-К.Миних
Б.-К.Миних

В других записках Пушкин укажет: «Дед мой Лев Александрович во время мятежа 1762 года остался верен Петру III – не хотел присягнуть Екатерине и был посажен в крепость… Через два года выпущен по приказанию Екатерины и всегда пользовался ее уважением». Но и это не так…

Мы знаем, что ещё в августе 1761 года Л.А.Пушкин подал рапорт об отставке «по состоянию здоровья», но врачи признали, что «по ево молодым летам по излечению болезней не безнадежен», а потому отпустила «в дом ево на год» для излечения. Так что во время переворота Лев Александрович спокойно находился дома. А когда императрица отправилась на коронацию в Москву, одетый в лучшие свои наряды, следовал в её почетном эскорте среди сорока других знатных московских дворян, отобранных для этой цели. Именно во время коронации встретит Л.А.Пушкин ту, что станет его второй женой,- уже не слишком молодую (26 лет, по понятиям того времени, очень много) и не слишком красивую Ольгу Васильевну Чичерину.

«Этот таинственный дед»
«Этот таинственный дед»

Перед свадьбой он получил от Екатерины II «абшит» (то есть отставку от службы), но при этом с повышением в чине. Стал он артиллерии подполковником.

Со второй женой Лев Александрович проживёт до конца своих дней в полном согласии. Сергей Львович напишет об отце, что как-то он, «отъехав из Москвы в свою подмосковную на несколько дней, воротился с дороги, чувствуя себя не в состоянии перенести краткой разлуки». Дядя поэта Василий Львович тоже много вспоминал о «семействе нашем, где царствует любовь». И не случайно, наверное, и Сергей, и Василий Львовичи дали имя Лев своим сыновьям.

Откуда же взялись рассказы о жестоком муже, который «принудить мог насильственным образом» жену «ехать с ним на обед в последние часы её беременности»? Думается, что здесь отразились рассказы о «рязанском Отелло», который действительно, боясь находиться дома, разъезжал по соседям и возил с собой глубоко беременную жену…

Успенская церковь в селе Большое Болдино, построенная на средства Л.А.Пушкина
Успенская церковь в селе Большое Болдино, построенная на средства Л.А.Пушкина

А портреты – увы, снова портреты неизвестных…

Продолжение следует! Голосуйте и подписывайтесь на мой канал

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь