20 165 subscribers

«И каждый взял свой пистолет»

1,6k full reads
2k story viewUnique page visitors
1,6k read the story to the endThat's 79% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

«И каждый взял свой пистолет»

..И Пушкин падает в голубоватый

Колючий снег. Он знает - здесь конец...

Недаром в кровь его влетел крылатый,

Безжалостный и жалящий свинец.

(Э.Багрицкий)

Очередная годовщина смерти Поэта… И, как всегда в эти дни, новые публикации о нём. И (увы!) тоже, как всегда, две «сенсации», два обвинения – в основном в адрес секунданта Пушкина, К.Данзаса.

Обвинение первое: не заметил, что на Дантесе была защитная кираса.

Ох, уж эта кираса! Сколько о ней написано! Вроде бы, уже точно установлено: рассказ о человеке Геккерна, якобы приехавшем в то время в Архангельск для заказа у местных оружейников кольчуги или кирасы, был мистификацией местного литератора В.Жилкина, «разыгравшего» таким образом В.Вересаева, который собирал материалы для своего труда «Пушкин в жизни». Могло бы смутить многое: во-первых, оружейное дело в Архангельске вовсе не культивировалось (почему не в Тулу послал?), во-вторых, Архангельск – торговый порт, а Геккерн, как известно, не гнушался контрабандой и визит его «человека», если и был, мог быть связан именно с такими делами.

Ан нет! Снова и снова повторяют одно и то же! Прямо по Грибоедову:

Поверили глупцы, другим передают,

Старухи вмиг тревогу бьют,

И вот общественное мненье!

Прошу прощения, вроде как и не глупцы пишут… Просто люди, плохо представляющие себе «свычаи и обычаи» того времени. Не случайно, наверное, заговорили о кирасе уже в ХХ веке, когда о правилах жизни в дворянском обществе старались забыть. А если попытаться вспомнить?

Рискну навлечь на себя гнев читателя, но всё же скажу: Дантес был человеком чести. Да-да, при всей моей неприязни к нему, повторю ещё раз: человеком чести (конечно, по понятиям своего времени!). В одной из статей учёный-пушкинист Я.Левкович верно заметила: «В каждую эпоху подлецы имеют свой, свойственный этой эпохе исторический характер и свои стимулы поведения. Подлец в пушкинскую эпоху мог насмерть забить крепостного, обесчестить замужнюю даму или девицу (иногда идя даже на риск возмездия), но он не мог, отправляясь на поединок, надеть защитное приспособление — даже в случае лёгкого ранения оно было бы обнаружено, а это неизбежно привело бы к остракизму: ни один порядочный человек не подал бы ему руки, он был бы отрешён от общества». Достаточно и того, что Дантес, не дойдя до барьера одного шага, выстрелил первым: это уже могло расцениваться как трусость (рассказывают, что кто-то из его светских знакомых позднее за границей отказался подать ему руку именно из-за этого – что бы было, обнаружься пресловутая кираса?!).

Кираса (а изготовляли её из кованого железа) не могла быть упрятана под военный мундир так, чтобы её не заметили!

А.Найман в воспоминаниях об А.Ахматовой (а она, бесспорно, лучше нас была знакома с нравами дворянства) рассказывает: «В очередной Пушкинский юбилей (125 лет со дня смерти - ?) в "Литературной газете" была напечатана заметка о том, что, судя по отскоку пули, Дантес, вероятно, стрелялся в кольчуге. "Кто написал?" - в ярости почти рявкнула она. Я сказал, что, кажется, Гессен. "Это Гессен стрелялся бы в кольчуге! - как будто тоже выстрелила она. - Вам известно, как я «люблю» Дантеса, но он был кавалергард и сын посланника, человек света, ему мысль такая не могла прийти в голову: для того, кто вышел драться, предохраняя себя таким образом, смерть была бы избавлением!"»

Почему же не был убит Дантес?

Специалисты-баллистики предполагают: был только один способ облегчить последствия дуэли — ослабить губительное действие пули и «окончить поединок первым легким ранением». Для этого нужно уменьшить заряд пороха пистолетов. Вроде бы, действительно высчитано, что пуля, вылетевшая из дуэльного пистолета (а их сохранилось немало, и их убойная сила хорошо известна), даже при кирасе должна бы была Дантеса убить, но в то же время мало кто задумывается о ране Пушкина (именно потому, что она была смертельной), а ведь опять же баллистами доказано, что ранение должно было бы быть сквозным…

Может быть, те самые «Лепажа стволы роковые»
Может быть, те самые «Лепажа стволы роковые»

Так был ли уменьшен заряд? Некоторые исследователи предполагают, что боевой офицер Данзас, конечно же, зная о силе выстрела, пытался спасти друга, и реконструируют события того рокового дня: пистолеты заряжались на месте дуэли секундантами обеих сторон, стоящими друг к другу лицом; первым заряжал пистолет Данзас, а второй секундант должен был в точности повторять всё, что делал первый. Данзас засыпал в ствол пистолета пороху меньше, чем определялось правилами стрельбы. Второй секундант вынужден был сделать то же.

Мы никогда не узнаем, так ли это: тайну, если она была, Данзас унёс с собой в могилу.

К.К.Данзас
К.К.Данзас

Есть и другой упрёк ему, и сделан он И.И.Пущиным: «Кажется, если бы при мне должна была случиться несчастная его история… то роковая пуля встретила бы мою грудь: я бы нашел средство сохранить поэта-товарища, достояние России...»

Может быть, «друг бесценный» Жанно и нашёл бы средство, но явно не такое: что бы могло оно изменить? Просто появилась бы ещё одна жертва…

И хотя сетуют и современные поэты:

А мне приснился сон,

Что Пушкин был спасён...

Под дуло пистолета,

не поднимая глаз,

шагнул вперед Данзас

и заслонил поэта...

И слышал только лес,

Что говорил он другу,

И опускает руку

Несбывшийся Дантес.

К несчастью, пленник чести

так поступить не смел.

Остался он на месте

и выстрел прогремел...

Выстрел прогремел. Но мы не вправе укорять Данзаса: верный друг, он был рядом с поэтом до конца и сделал, видимо, всё, что было в его силах…

Продолжение следует. Голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь