20 165 subscribers

«Как жениться задумал царский арап», или Сказ про то, как царь Пётр арапа не женил

2,1k full reads
3,1k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 68% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

Как жениться задумал царский арап,

Меж боярынь арап похаживает,

На боярышен арап поглядывает.

Что выбрал арап себе сударушку,

Черный ворон белую лебёдушку.

А как он, арап, чернёшенек,

А она-то, душа, белёшенька.

«Как жениться задумал царский арап», или Сказ про то, как царь Пётр арапа не женил

Среди прозаических произведений А.С.Пушкина есть один роман-загадка…

После смерти поэта, разбирая его бумаги, В.А.Жуковский нашёл немало произведений, либо не законченных автором, либо по какой-то причине не печатавшихся. Многие из них вызвали его интерес и были подготовлены к печати.

С.Н.Карамзина написала брату: «На днях Жуковский читал нам роман Пушкина, восхитительный: "Ибрагим, царский Арап“... Этот негр так обворожителен, что ничуть не удивляешься страсти, внушённой им к себе даже даме двора регента; многие черты характера и даже его наружности скалькированы с самого Пушкина», Позднее роман был Жуковским озаглавлен как «Арап Петра Великого» и напечатан в «Современнике» в 1837 году.

«Как жениться задумал царский арап», или Сказ про то, как царь Пётр арапа не женил

Точно установлено, что Пушкин работал над романом летом 1827 года, сохранились сведения, что при его жизни были напечатаны два фрагмента. Но так ли это, трудно установить (почему-то при чтении после смерти поэта он был воспринят как нечто никому неизвестное). Не сохранилось никаких набросков и планов к этому роману, что вообще-то довольно странно для Пушкина (известны, например, планы окончания «Дубровского», подробные планы едва начатого «Русского Пелама», а здесь…)

Женитьба прадеда Ибрагима Ганнибала интересовала Пушкина издавна. Приведённое в начале статьи стихотворение написано им в 1824 году (вообще Ганнибал настолько интересная историческая личность, что о нём я непременно напишу отдельно). Роман же рассказывает о его парижском романе с «графиней Леонорой D», возвращении в Россию и сватовстве к боярышне Наталье Ржевской.

Перед нами шесть глав, с тщательно выписанными характерами, коллизиями, и самое начало седьмой, где на сцену явится таинственный незнакомец Впрочем, «проницательный читатель» без труда догадается, что это – не кто иной, как уже упоминавшийся «стрелецкий сирота» Валериан, в которого так влюблена Наташа. И здесь повествование прервано…

Естественно, читатель начинает гадать, что будет дальше.

Кадр из фильма «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил». В.Высоцкий и А.Петренко
Кадр из фильма «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил». В.Высоцкий и А.Петренко

В конце 1976 года на экраны вышел фильм А.Митты «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил», сразу же завоевавший популярность. И хотя режиссёр и утверждал, что это вовсе не экранизация пушкинского романа, на самом деле значительная часть фильма представляет собой его пересказ (только вот фамилии героинь режиссёр изменил: графиня стала Луизой де Кавиньяк, а Наташа из Ржевской Ртищевой). И с лёгкой руки Митты почти все стали считать, что хоть не закончил Александр Сергеевич своё произведение, но финал его, конечно же, ясен – свадьба героев!

Однако если мы обратимся к «Началу автобиографии» Пушкина, мы прочитаем там о Ганнибале сосем другое: «В семейственной жизни прадед мой Ганибал так же был несчастлив, как и прадед мой Пушкин. Первая жена его, красавица, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он с нею развёлся и принудил её постричься в Тихвинском монастыре, а дочь её Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал её себе на глаза». Эти сведения, в общем, соответствуют исторической правде, однако ничего общего с сохранившимися фрагментами романа не имеют. Литературоведы высказываются очень осторожно: «Возможно, Пушкин при написании «Арапа…» руководствовался необходимостью соединить предания о Ганнибале с полулегендарными сообщениями о других предках, происходивших из ветви Пушкиных, что придаёт образу заглавного персонажа определённую эклектичную собирательность, от чего повествование только выигрывает». Очевидно, мысленно они, как и авторы фильма, приводят героев к хэппи-энду.

Позволю себе с ними не согласиться, опираясь и на литературные традиции того времени, и, в первую очередь, на то, что Пушкину была прекрасно известна его родословная.

Реальный Ибрагим Ганнибал женился в 1731 году (то есть Пётр Великий никак не мог принимать в его сватовстве участия), действительно на гречанке, а не на русской боярышне. История сохранила её имя - Евдокия Диопер. Неужели Пушкин настолько не посчитался с реальностью?! Трудно представить себе. Так что же? При чём тут Наташа Ржевская и таинственный Валериан?

Мне кажется, есть подсказка. Один из любимых авторов Пушкина – Вальтер Скотт (во время работы поэта над романом он ещё здравствовал). В письмах Пушкина мы часто встречаем это имя и даже цитаты из его романов. Долгое время романы Скотта были эталонными (даже у самого Александра Сергеевича нет-нет да и мелькнёт сходство – весьма, впрочем, отдалённое - с тем или иным сюжетным ходом). Вполне в духе Скотта и явление героя – вот так, совершенно нежданно, пришедшего туда, где его больше всего ждут опасности (вспомним героев Скотта и в известном всем «Айвенго», и в любимом Пушкиным «Антикварии»).

А что же будет дальше? Давайте послушаем самого Пушкина:

Свой слог на важный лад настроя,

Бывало, пламенный творец

Являл нам своего героя

Как совершенства образец.

Он одарял предмет любимый,

Всегда неправедно гонимый,

Душой чувствительной, умом

И привлекательным лицом.

(«Евгений Онегин», глава 3, строфа XI).

В строках чувствуется лёгкая ирония, но тем не менее это описание подходит одновременно и ко всем практически героям Скотта, и к таинственному незнакомцу у Пушкина!

«– Худо, – отвечал огорчённый отец, – хуже чем я думал: она в беспамятстве бредит Валерианом.

– Кто этот Валериан? – спросил встревоженный старик. – Неужели тот сирота, стрелецкий сын, что воспитывался у тебя в доме?

– Он сам, – отвечал Гаврила Афанасьевич, – на беду мою, отец его во время бунта спас мне жизнь, и чорт меня догадал принять в свой дом проклятого волченка. Когда, тому два году, по его просьбе, записали его в полк, Наташа, прощаясь с ним, расплакалась, а он стоял, как окаменелый. Мне показалось это подозрительным, – и я говорил о том сестре. Но с тех пор Наташа о нём не упоминала, а про него не было ни слуху, ни духу. Я думал, она его забыла; ан видно нет. – Решено: она выйдет за арапа».

«Сирота, стрелецкий сын» - конечно же, русский вариант «неправедно гонимого» героя; подчёркивает Пушкин и его привлекательность: «В это время защёлка двери его приподнялась, и красивый молодой человек высокого росту, в мундире, вошел в комнату».

Все обстоятельства препятствуют героям: «Наташа не возразила ни слова. Мысль, что тайна её сердца известна отцу её, сильно подействовала на её воображение. Одна надежда ей оставалась: умереть прежде совершения ненавистного брака. Эта мысль её утешила. Слабой и печальной душой покорилась она своему жребию».

Роман оборван. Больше мы о героях ничего не узнаем.

Не будем гадать, почему Пушкин прекратил работу над романом, но, мысленно попросив у него прощения, попробуем додумать, что будет дальше.

Вспомним, в сценарии фильма был заложен сюжетный ход, когда Ибрагим был готов пожертвовать своим счастьем и соединить Наташу с любимым (как он думал – в фильме Наташа с самого начала заинтересована Ибрагимом, у Пушкина он ей ненавистен, да и Мишка Головин в фильме вовсе не похож на Валериана в романе).

Кадр из фильма «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил». В.Высоцкий и И.Мазуркевич
Кадр из фильма «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил». В.Высоцкий и И.Мазуркевич

Приятель поэта А. Н. Вульф, ссылаясь на самого Пушкина, говорил о том, что «главная завязка романа будет неверность жены сего арапа, которая родила ему белого ребёнка, за что была посажена в монастырь». Как всё соединить?

А не хотел ли Пушкин сделать историю с Наташей ещё одним испытанием чувств героя: он ведь уже унижен графиней, взявшей себе после его отъезда в любовники «длинного маркиза R». В историей с Наташей не пришлось ли ему пожертвовать своими чувствами ради той, кто ему нравилась? Вспомним ту же строфу из «Онегина»:

Питая жар чистейшей страсти,

Всегда восторженный герой

Готов был жертвовать собой,

И при конце последней части

Всегда наказан был порок,

Добру достойный был венок.

Можно мне возразить: где же здесь «достойный венок» добру? Но очень может быть, что и Наташа, и её «предмет любимый» были достойны счастья; вспомним опять же В.Скотта: финал «Айвенго» с трагически отрекающейся от своей любви Ревеккой, вспомним самого Пушкина:

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим.

(Стихи написаны через два года после «Арапа…»)

И, может быть, этими испытаниями героя писатель-потомок хочет оправдать его поведение в истории с неверной «гречанкой», которое, кстати, вызывало осуждение и у современников, и у людей ХХ века?

Вот и получилось, что вовсе царь Пётр арапа не женил, а история была довольно грустной…

Как всё было на самом деле, вы можете прочитать здесь

Иллюстрации к роману взяты из Интернета

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь