20 170 subscribers

«Княгиня Наталья Петровна»

1,4k full reads
2,2k story viewsUnique page visitors
1,4k read the story to the endThat's 62% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
«Княгиня Наталья Петровна»

Помните детскую игру в «испорченный телефон»? Вот именно о ней я вспомнила, когда в упомянутой мной ранее статье о прототипе «Пиковой дамы» прочитала следующий пассаж: «Согласно легенде, внук Натальи Петровны Голицыной, однажды начисто проигравшийся в карты, в отчаянье бросился к бабке с мольбой о помощи. Голицына в то время находилась в Париже. Она будто бы обратилась за советом к своему французскому другу графу Сен-Жермену. Граф живо откликнулся на просьбу о помощи и сообщил Наталье Петровне тайну трёх карт – тройки, семёрки и туза. Если верить фольклору, её внук тут же отыгрался. Вскоре вся эта авантюрная история дошла до Петербурга и стала известна Пушкину, который ею своевременно и удачно воспользовался».

Предоставляю самим вам решать, как это бабуля, не имевшая в своём распоряжении «WhatsApp», сумела так быстро отреагировать на просьбу внука, да и вообще мог ли у неё быть такой внук, чтобы просить для него совета у Сен-Жермена: сопоставьте даты жизни Натальи Петровны (1741 или 1744 – 1837) и графа (1712 – 1784). Предполагаю, что тут виноват не «фольклор», а полное невладение материалом автора…

А что же можно сказать о реальной Голицыной?

В кругу детей ты счастие вкушаешь;

Любовь твою нам счастие дарит;

Присутствием своим ты восхищаешь,

Оно везде веселие родит.

Повелевай ты нашими сердцами!

Мы все твои; тобою мы живём,

И нежну мать, любимую сердцами,

В день радостный с восторгом мы поём:

Да дни твои к отраде всех продлятся!

Цветами их мы будем украшать;

Друзья твои с детьми соединятся,

Чтоб всякий час тебя увеселять.

Эти стихи посвящены Голицыной… Пушкиным. Только не Александром Сергеевичем, а Василием Львовичем. Они были «пропеты в честь её сиятельства в день именин 26 августа 1819 года». И было Наталье Петровне в ту пору уже за семьдесят.

Ф.М.Толстой писал о княгине: «К ней ездил на поклонение в известные дни весь город, а в день её именин её удостаивала посещением вся царская фамилия. Княгиня принимала всех, за исключением государя императора, сидя и не трогаясь с места. Возле её кресла стоял кто-нибудь из близких родственников и называл гостей, так как в последнее время княгиня плохо видела. Смотря по чину и знатности гостя, княгиня или наклоняла только голову, или произносила несколько более или менее приветливых слов. И все посетители оставались, по-видимому, весьма довольны». В.А.Соллогуб как будто добавлял: «Почти вся знать была ей родственная по крови или по бракам. Императоры высказывали ей любовь почти сыновнюю. В городе она властвовала какою-то всеми признанною безусловной властью. После представления ко двору каждую молодую девушку везли к ней на поклон; гвардейский офицер, только надевший эполеты, являлся к ней, как к главнокомандующему». Рассказывали, что её дети (в том числе и Московский военный генерал-губернатор) при ней не смели сидеть. Судачили ещё: «Она все фамилии бранит и выше Голицыных никого не ставит, и когда она перед внучкой своей 6-летней хвалила Иисуса Христа, то девочка спросила: “Не из фамилии ли Голицыных Иисус Христос?’’»

За глаза Голицыну называли «Princesse Moustache» («Княгиня Усатая») — к старости у неё отросли усы (кто-то упоминает даже и бороду), хотя ни на одном портрете их не видно:

«Княгиня Наталья Петровна»

А какой же была она в молодости?

«На стене висели два портрета, писанные в Париже m-me Lebrun. Один из них изображал мужчину лет сорока, румяного и полного, в светло-зелёном мундире и со звездою; другой — молодую красавицу с орлиным носом, с зачесанными висками и с розою в пудреных волосах». Это описание того, что увидел Германн в комнате графини.

«Княгиня Наталья Петровна»

Портреты супругов Голицыных написаны не Э.Виже-Лебрен, а шведским художником А.Рослином, выполнившим немало портретов русских аристократов, но, тем не менее, можно найти какое-то сходство. Даму на портрете я бы не назвала красавицей, но, по-моему, тут явно виден незаурядный характер.

Есть ещё один портрет (правда, спорят, она ли это). Здесь, по-моему, дама просто хороша:

«Княгиня Наталья Петровна»

Год рождения Натальи Петровны называют по-разному – 1744-й, 1741-й, на надгробной плите - 1739-й. «Я родилась в Берлине в то время, как Батюшка был в оном министром; когда мне исполнилось два года, Батюшка был отправлен министром в Лондон, где мы оставались девять лет», - писала она сама. Отец её, дипломат и сенатор граф Пётр Григорьевич Чернышёв, происходил из рода «птенцов гнезда Петрова» - от денщика Петра I Григория Чернышёва. Кое-кто даже сплетничает, что именно Пётр Великий был дедом Голицыной, но оставим эти сплетни в стороне.

П.Г.Чернышёв с семьёй по долгу службы долгие годы жил за границей, здесь и воспитывалась Наталья Петровна, получившая великолепное образование (рассказывали, что она прекрасно знала четыре языка, но плохо говорила по-русски).

В 1766 году Наталья Петровна вышла замуж за князя Владимира Борисовича Голицына, бригадира в отставке, которому в ту пору было 35 лет. Как вспоминала «бабушка» Е.П.Янькова, князь был «очень простоватый человек, с большим состоянием, которое от дурного управления было запутано и приносило плохой доход». Судя по всему, для Натальи Петровны, принадлежавшей к одному из самых богатых семейств России, важнее всего были его фамилия и княжеский титул, а покладистый характер супруга её вполне устраивал. К тому же она «женщина от природы очень умная была и великая мастерица устраивать свои дела». Наверное, Пушкин слышал рассказы о семейном быте Голицыных (князь умер в 1799 году), уж очень похоже его описание: «Покойный дедушка, сколько я помню, был род бабушкина дворецкого. Он её боялся, как огня», не удивительно и «объявила дедушке о своем проигрыше и приказала (! - АК) заплатить», и совершенно великолепное «В первый раз в жизни она дошла с ним до рассуждений и объяснений; думала усовестить его, снисходительно доказывая, что долг долгу розь и что есть разница между принцем и каретником. — Куда! дедушка бунтовал».

А вот по поводу того, была ли Наталья Петровна знакома с Сен-Жерменом, есть большие сомнения. В Париже она была дважды: 1760—1763 годах её отец был русским посланником во французской столице, а в 1783 году она с семьёй уехала во Францию для «образования детей и здоровья мужа» и вернулась в 1790 году. Наталья Петровна действительно была принята при дворе, и её действительно называли «Московской Венерой».

А что пишет Пушкин? Его графиня «лет шестьдесят тому назад, ездила в Париж и была там в большой моде. Народ бегал за нею, чтоб увидеть la Vénus moscovite; Ришельё за нею волочился, и бабушка уверяет, что он чуть было не застрелился от её жестокости». Считается, что Пушкин пишет об известном своими любовными похождениями Луи Франсуа Ришельё - маршале Франции, правнучатом племяннике знаменитого кардинала и деде не менее знаменитого дюка, губернатора Новороссии, которому стоит памятник в Одессе. Некоторое сомнение вызывает возраст: Ришельё родился в 1696 году и, по самым скромным подсчётам, был старше как Наташи Чернышёвой, так и пушкинской графини лет этак на 40 (кстати, пушкинское «лет шестьдесят тому назад» тоже плохо сочетается с биографией Голицыной).

«Вы слышали о графе Сен-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного… Бабушка до сих пор любит его без памяти и сердится, если говорят об нём с неуважением». Биография графа Сен-Жермена («человека очень замечательного», как пишет Пушкин) невероятно запутанна (мы ведь даже его подлинного имени не знаем!), и я сейчас не буду в ней разбираться, напомню лишь, что представлен парижскому обществу он был в 1757 году, а начале 1760 года отправлен королём с секретной миссией в Гаагу (правда, есть сведения о его появлении в Париже инкогнито). Могла ли состояться тогда встреча с молоденькой Наташей? Никто не может сказать… Во всяком случае, трудно представить, что он был с ней «коротко знаком».

Официальная дата смерти Сен-Жермена – 27 февраля 1784 года, согласно записи, сделанной в церковной книге Эккернфёрде (герцогство Шлезвиг, в Германии). Как и всё остальное, связанное с этим человеком, она очень сомнительна. Кажется, в Париже в эту пору он не бывал и встретиться с Голицыной не мог. Хотя кто знает…

Граф Сен-Жермен
Граф Сен-Жермен

Думаю всё же, что перед нами снова мистификация и фантазия.

И ещё два слова о княгине Голицыной. Если до сих пор мы не знаем года её рождения, то дата смерти известна совершенно точно – на надгробной плите её высечено, что скончалась она «в 1837 – декабря 20 дня в 11 часов пополудни» (по новому стилю это 1 января 1838 года, поэтому иногда можно встретить упоминание об этом годе).

Пиковая дама пережила обессмертившего её Пушкина…

Если понравилась статья, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь