26,1K subscribers

«Люблю я парадоксы ваши» Часть 2

639 full reads
С.Н.Карамзина
С.Н.Карамзина

Сохранилось стихотворение Лермонтова, написанное в альбом С.Н.Карамзиной:

Любил и я в былые годы,

В невинности души моей,

И бури шумные природы,

И бури тайные страстей.

Но красоты их безобразной

Я скоро таинство постиг,

И мне наскучил их несвязный

И оглушающий язык.

Люблю я больше год от году,

Желаньям мирным дав простор,

Поутру ясную погоду,

Под вечер тихий разговор,

Люблю я парадоксы ваши

И ха-ха-ха, и хи-хи-хи,

Смирновой штучку, фарсу Саши

И Ишки Мятлева стихи…

Точная дата написания его неизвестна. Мы знаем, что 26 июня 1839 года Лермонтов написал в её альбом не понравившиеся С.Н.Карамзиной стихи. А дальше… Впрочем, почитаем лучше, как она сама написала сестре: «Я давно уже дала ему свой альбом, чтобы он в него написал. Вчера он мне объявляет, "что когда все разойдутся, я что-то прочту и скажу ему доброе слово". Я догадываюсь, что речь идет о моём альбоме, — и в самом деле, когда все разъехались, он мне его вручает с просьбой прочесть вслух и, если стихи мне не понравятся, порвать их, и он тогда напишет мне другие. Он не мог бы угадать вернее! Эти стихи, слабые и попросту скверные, написанные на последней странице, были ужасающе банальны: "он-де не осмеливается писать там, где оставили свои имена столько знаменитых людей, с большинством из которых он не знаком; что среди них он чувствует себя как неловкий дебютант, который входит в гостиную, где оказывается не в курсе идей и разговоров, но он улыбается шуткам, делая вид, что понимает их, и, наконец, смущённый и сбитый с толку, с грустью забивается в укромный уголок", — и это всё”… Я вырвала листок и, разорвав его на мелкие кусочки, бросила на пол. Он их подобрал и сжёг над свечой... Он попросил обратно у меня альбом, чтобы написать что-нибудь другое, так как теперь задета его честь» (Екатерина Андреевна осудила этот «дерзкий и глупый» поступок и довела расстроенную падчерицу до слёз).

Очевидно, так и появилось дошедшее до нас стихотворение (точно сказать нельзя, так как альбом С. Н. Карамзиной не сохранился). Стихотворение впервые было напечатано вскоре после гибели поэта, в самом конце 1841 года. Белинский восторженно отозвался о нём: «Какая простота и глубокость! Оборот мысли, фразы — всё пушкинское...». Стихотворение было опубликовано без последнего четверостишия, наверное, слишком личного, где поэт называет людей, с которыми он часто встречался: А.О.Смирнову, А.Н.Карамзина и И.П.Мятлева.

А.О.Смирнова
А.О.Смирнова

Имя Александры Осиповны Смирновой хорошо известно. Очередные «первооткрыватели» даже мусолили сплетню о её романе с поэтом. Судя по письмам и мемуарам Смирновой, особой её приязнью Лермонтов не пользовался, но встречались в салоне они постоянно. С.Н.Карамзина писала сестре о «вольных анекдотах госпожи Смирновой и о шутках Александра» за чайным столом. А Лермонтов посвятил Смирновой стихотворение:

В простосердечии невежды

Короче знать вас я желал,

Но эти сладкие надежды

Теперь я вовсе потерял.

Без вас – хочу сказать вам много,

При вас – я слушать вас хочу:

Но молча вы глядите строго,

И я, в смущении, молчу!

Что делать? – речью безыскусной

Ваш ум занять мне не дано…

Всё это было бы смешно,

Когда бы не было так грустно.

Александр Карамзин
Александр Карамзин

Александр Николаевич Карамзин, он же Саша, - второй из братьев Карамзиных, офицер лейб-гвардии конной артиллерии, пытавшийся тоже писать (его повесть в стихах «Борис Ульин», была напечатана в «Отечественных записках» и раскритикована В.Г.Белинским). Литературовед Н.В.Измайлов, охарактеризовав его как «скептика и отрицателя, критически настроенного ко всему, что его окружает: к военной службе, которую он от души презирает и высмеивает, к светскому обществу, над которым он охотно издевается, а иногда и негодует, к женщинам, с которыми он подчёркнуто небрежен и дерзок», замечает: «Александр Карамзин — человек лермонтовского поколения и склада, один из тех, кто дал Лермонтову материал для создания образа Печорина и для горьких, трагических размышлений в „Думе“, — из тех, кто сформировался десятилетия спустя после поражения декабристов, в душной и неподвижной атмосфере 30-х годов… Александр Карамзин не обладал ни достаточно сильным творческим даром, ни активной независимостью мысли. Он был способен на очень хорошие и высокие порывы, на самостоятельные и смелые суждения — но в общем, вне этих отдельных порывов, шел пассивно за той средой, которую сам отрицал».

И.П.Мятлев
И.П.Мятлев

Ивана Петровича Мятлева сейчас вспоминают, в основном, как автора строки «Как хороши, как свежи были розы», ставшей бессмертной благодаря И.С.Тургеневу. А в то время его юмористическая поэма «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границей — дан л'этранже», написанная на смеси «французского с нижегородским», имела огромный успех.

Берег весь кипит народом

Перед нашим пароходом:

Де мамзель, де кавалье,

Де попы, де офисье,

Де коляски, де кареты,

Де старушки, де кадеты,

Одним словом, всякий сброд.

Ещё до выхода в свет первого тома поэмы, после авторских чтений, Лермонтов написал стихи «В альбом автору Курдюковой»:

На наших дам морозных

С досадой я смотрю,

Угрюмых и серьёзных

Фигур их не терплю.

Вот дама Курдюкова,

Её рассказ так мил.

Я от слова до слова

Его бы затвердил.

Мой ум скакал за нею, —

И часто был готов

Я броситься на шею

К madame de Курдюков.

Кстати, подбирая материал к статье, я с удивлением открыла для себя год рождения Мятлева – 1796. Несколько странно звучит (употребляемое не только Лермонтовым) имя «Ишки Мятлева» применительно к очень немолодому, по понятиям того времени, человеку… Ну, а на лермонтовский экспромт Мятлев откликнулся своим:

Мадам Курдюкова Лермонтову

Monsieur Lermontoff, вы пеночка,

Птица певчая, vraiment [действительно]

Et vos vers sont si charmants [и ваши стихи так очаровательны],

Что они по мне как пеночка

Non de crème, mais de Crement [не сливок, но Кремона].

Так полны они эр фиксом [духом нежности]

И d'esprit и de bon goût, [духовны и эстетичны]

Что с душевным только книксом [поклоном]

Вспоминать о них могу.

Е.П.Ростопчина, рассказывая о проводах Лермонтова на Кавказ, упоминает ещё одного Карамзина – Андрея, который также был дружен с поэтом.

Андрей Карамзин
Андрей Карамзин

Таким образом, карамзинский салон был для Лермонтова своего рода духовным оазисом, где он встречался с, несомненно, близкими ему людьми.

… Последнее письмо Лермонтова, дошедшее до нас, адресовано бабушке. А предпоследнее – С.Н.Карамзиной. К сожалению, оно единственное сохранившееся (судя по всему, были и другие письма). Оно из Ставрополя, написано 10 мая 1841 года. Поэт сообщает, что в пути «был одержим демоном поэзии», просит: «Пожелайте мне счастья и легкого ранения, это всё, что только можно мне пожелать». И заканчивает: «Будьте здоровы, счастливы и не забывайте меня».

Нет, его у Карамзиных не забывали!..

Начало читайте здесь


Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Карту всех публикаций о Лермонтове смотрите здесь

Навигатор по всему каналу здесь