19 995 subscribers

Мадона. Глава 10. "Моё семейство умножается"

2,2k full reads
2,8k story viewsUnique page visitors
2,2k read the story to the endThat's 81% of the total page views
9,5 minutes — average reading time
Мадона. Глава 10. "Моё семейство умножается"

Пушкин писал именно МАДОНА

Это строки из письма А.С.Пушкина П.В.Нащокину в начале 1836 г.: «Моё семейство умножается, растет, шумит около меня. Теперь, кажется, и на жизнь нечего роптать, и старости нечего бояться. Холостяку в свете скучно: ему досадно видеть новые, молодые поколения; один отец семейства смотрит без зависти на молодость, его окружающую. Из этого следует, что мы хорошо сделали, что женились».

Семейная жизнь Пушкиных… Как писать о ней, чтобы не получилось очередного перемывания грязного белья и вместе с тем создалось представление об отношениях супругов, их повседневных интересах?

На помощь снова придут письма Пушкина. Их много, поэт часто бывал в разъездах: зимой 1831 года едет в Москву по денежным делам, осенью 1832-го – по делам журналистским, в 1833 г. предпринимает поездку по пугачёвским местам (и подробно о своих встречах сообщает жене), а затем затворяется в Болдине, в 1834 г. проводит осень тоже в Болдине, а в 1835 – в Михайловском.

Дом остаётся на Наталии Николаевне. Как удавалось ей справляться со всем? Верны ли частые упрёки в том, что домом и детьми не занималась?

Судя по письмам поэта, занималась, и очень усердно. Поначалу, правда, не слишком удачно. В первых своих письмах поэт просит: «Напиши, не притесняют ли тебя люди, и можешь ли ты с ними сладить», а затем пеняет жене: «Оба письма твои получил я вдруг, и оба меня огорчили и осердили… Ты пляшешь по их [слуг] дудке; платишь деньги, кто только попросит; эдак хозяйство не пойдёт. Вперёд, как приступят к тебе, скажи, что тебе до меня дела нет; а чтоб твои приказания были святы… Не сердись, что я сержусь».

Однако уже на следующий год тон писем меняется: «Какая ты умненькая, какая ты миленькая! какое длинное письмо! как оно дельно! благодарствуй, жёнка. Продолжай, как начала, и я век за тебя буду Бога молить. Заключай с поваром какие хочешь условия...», «Ты, мне кажется, воюешь без меня дома, сменяешь людей, ломаешь кареты, сверяешь счеты, доишь кормилицу. Ай-да хват баба! что хорошо, то хорошо. Здесь я не так-то деятелен». Более того, судя по всему, именно Наталия Николаевна занимается делами при многочисленных переездах. В письме от 14 мая 1836 г. (за 9 дней до рожденья Натальи-младшей!) поэт спрашивает: «Ты уж, вероятно, в своем загородном болоте. Что-то дети мои и книги мои? Каково-то перевезли и перетащили тех и других?» Неоднократно упоминает Натали о своих хлопотах по дому в сохранившихся письмах к брату, в частности и о том, что старается оградить от них мужа.

28 июля 1834 г. поэт напишет жене о своих делах по имению отца: «Как ты права была в том, что не должно мне было принимать на себя эти хлопоты, за которые никто мне спасибо не скажет, а которые испортили мне столько уж крови, что все пиявки дома нашего её мне не высосут». Выходит, и делами мужа интересовалась, и советы давала. Впрочем это неудивительно: в письмах к брату Дмитрию она подробно пишет о своих хлопотах по его делам и, между прочим, помещает такую фразу «Второе, что мне хотелось бы узнать: является ли правая рука Лонгинова, то есть лицо, занимающееся нашим делом, честным человеком или его можно подмазать? В этом случае надо действовать соответственно…» Не правда ли, не очень похоже на ту «кружевную душу», какой представляли Натали некоторые пушкинисты?!

Второй традиционный упрёк – не интересовалась и не занималась детьми. Тут тоже нужно разобраться как следует.

За 6 лет брака Наталья Николаевна родила четверых детей. Ещё один ребёнок не родился, за что снова её пинали и лягали биографы («Так плясала, то у неё произошёл выкидыш!» - хотя это была зима 1834 г., когда после назначения Пушкина камер-юнкером она должна была присутствовать на балах. За месяц до происшествия Н.О.Пушкина пишет дочери: «Она [Н.Н.] много танцует, не будучи к счастью для себя беременной». И затем: «Натали сделалось дурно после двух туров мазурки… И вот она пластом лежит в постели, будучи два месяца брюхата… Теперь они удивлены, что я была права»,- видимо, о своём состоянии Натали толком и не знала). Все беременности протекали очень тяжело, и тяжёлыми были роды. Пушкин так переживал во время первых, что старался в дальнейшем в самое трудное для Натали время не быть не только дома, но и в Петербурге вообще (обратите внимание, нынешние дамы, требующие присутствия супруга при родах!). После родов её мучают нарывы (В одном из писем поэт выговаривает жене: «…Принял от тебя письмо. Оно обрадовало меня, мой ангел, — но я всё-таки тебя побраню. У тебя нарывы, а ты пишешь мне четыре страницы кругом. Как тебе не совестно! Не могла ты мне сказать в четырех строчках о себе и о детях»). Интересно ещё одно приказание поэта: «Если брюхата, прошу, мой друг, быть осторожной, не прыгать, не падать, не становиться на колени перед Машей (ни даже на молитве)». Думается, просьба «не становиться на колени» просто не прозвучала бы, если бы Натали, как принято считать, не занималась детьми.

О том, как она растила детей, поговорим позднее, а пока один факт. Первенец, «Машка», родилась очень слабенькой. Н.О.Пушкина пишет: «Мари не меняется, но она слабенькая, едва ходит, и у нее нет ни одного зуба. Она напоминает мне маленькую Софи, не думаю, чтоб она долго прожила». Сонечка Пушкина, младшая сестра поэта, прожила всего 8 месяцев. Однако Маше «Пускиной», как её в письмах называл отец (требуя полного отчёта о её состоянии и, судя по всему, получая подробнейшие ответы) была суждена долгая жизнь: она умерла в 1918 г., немного не дожив до своего 87-летия. Вообще же интересен такой факт: в семье Н.О. и С.Л.Пушкиных из восьми детей дожило до зрелого возраста трое, а все дети А.С. и Н.Н.Пушкиных прожили долгую жизнь (самым «молодым» умер Г.А.Пушкин: ему было 70 лет).

В мае 1834 г. Пушкин напишет жене: «Ты молода, но ты уже мать семейства, и я уверен, что тебе не труднее будет исполнить долг доброй матери, как исполняешь ты долг честной и доброй жены» Надо думать, поэт знал, о чём пишет!

Многие указывают, что в письмах поэт постоянно просит Натали «не кокетничать». Однако если прочитать эти письма внимательно, возникает впечатление какой-то игры: да, конечно, просит не кокетничать, а сам постоянно в чём-то оправдывается, отвергая подозрения в ухаживаниях за светскими красавицами: «Получил я, ангел кротости и красоты! письмо твое, где изволишь ты, закусив поводья, лягаться милыми и стройными копытцами, подкованными у M-me Katherine [Е.Н.Гончаровой]. Надеюсь, что теперь ты устала и присмирела. Жду от тебя писем порядочных, где бы я слышал тебя и твой голос — а не брань, мною вовсе не заслуженную, ибо я веду себя как красная девица». И очень усердно интересуется успехами жены: «Мочи нет, хочется мне увидать тебя причесанную à la Ninon; ты должна быть чудо как мила… Как ты прежде… не переняла у ней ее прическу? Опиши мне свое появление на балах, которые, как ты пишешь, вероятно, уже открылись», «Будь молода, потому что ты молода — и царствуй, потому что ты прекрасна».

В письмах вплоть до самых последних видна огромная любовь поэта: «Гляделась ли ты в зеркало, и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете — а душу твою люблю я еще более твоего лица. Прощай, мой ангел, целую тебя крепко» (21 августа 1833 г.), «Поздравляю тебя со днем твоего ангела, мой ангел, целую тебя заочно в очи» (26 августа 1833 г.), «Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив» (8 июня 1834 г.). И очень показательно письмо к тёще 1834 г.: «Покамест поздравляю Вас со днем 26 августа [Натальин день]; и сердечно благодарю вас за 27-ое [день рождения Натали]. Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание, которого я ничем не заслужил перед богом».

Чем отвечала жена? Одна, по-моему, очень трогательная подробность: в письме брату А.Н.Гончарова передает просьбу Таши «прислать ей 200 рублей к 1 мая, так как день рождения её мужа приближается и было бы деликатнее, если бы она сделала ему подарок на свои деньги. Не имея же никакой возможности достать их в другом месте, она обращается к тебе и умоляет не отказать ей».

Ещё один упрёк: много тратила на наряды. Трудно что-либо возразить, т.к. положение обязывало Натали постоянно являться в свете и, по понятиям того времени, невозможно было приезжать несколько раз в одном и том же платье. Но, во-первых, выручала любящая тётка, сестра Натальи Ивановны Е.И.Загряжская, во- вторых, сохранилось свидетельство дочери Натали он второго брака, как мать пыталась сэкономить на нарядах, меняя отделку одного и того же лифа. Думается, что этот опыт был к неё и раньше…

Е.И.Загряжская
Е.И.Загряжская

И последний упрёк: Наталья Николаевна привезла в Петербург своих сестёр, ещё больше осложнив жизнь мужа. Бесспорно, осложнила. По почему она это сделала?

После замужества Натали старшие сёстры почти безвыездно жили на Полотняном Заводе практически в одиночестве: отец был практически заперт в московском доме, мать наезжала изредка и не желала общаться с ними. К этому времени она получила в наследство любимый Ярополец и почти постоянно жила там, найдя, видимо, и женское утешение в лице управляющего С.Ф.Душкина. Не случайно, видимо, её портрет 1840 г. изображает весьма довольную жизнью даму.

Н.И.Гончарова. 1840 г.
Н.И.Гончарова. 1840 г.

Удивительно ли, что она пишет сыну о предстоящем приезде к дочерям: «Я льщу себя надеждой, что во время моего краткого пребывания там, твои сёстры соблаговолят оставить меня в покое; это единственное доказательство уважения, которое я желала бы от них иметь, и которого я не могу добиться, как только оказываюсь с ними».

Е.Н.Гончарова
Е.Н.Гончарова

Письма Е.Н. и А.Н.Гончаровых к брату с Полотняного Завода наполнены страшной тоской: «Вот мы и опять брошены на волю Божию…», « «Неужели о нас так озаботятся, что заставят нас провести вторую зиму в деревне?» (и заставили же!)

Естественное, что у Натали (а ведь Пушкин писал, что «у ней пречуткое сердце») болит душа за сестёр, она хочет помочь им, и это не впервые: к весне 1831 г. относится переписка Пушкина с Натальей Ивановной из-за ухаживания за Александриной некоего Поливанова. Девушкам нужен дом, семья!

А.Н.Гончарова
А.Н.Гончарова

Ещё до свей болезни 1834 г. Натали собиралась на полгода в Полотняный Завод (об этом пишет дочери Н.О.Пушкина, об этом сообщает брату А.Н.Гончарова. Пушкин прекрасно знает о планах жены и, хотя и не весьма доволен («Но обеих ли ты сестёр к себе берёшь? эй, жёнка! смотри... Мое мнение: семья должна быть одна под одной кровлей: муж, жена, дети — покамест малы; родители, когда уже престарелы. А то хлопот не наберешься и семейственного спокойствия не будет. Впрочем, об этом еще поговорим»), но всё же не возражает, хотя и подтрунивает подчас: «Теперь из богатых женихов остался один Новомленский, ибо Сорохтин, ты говоришь, умре. Кого-то выберет он? Александру ли Николаевну или Катерину Николаевну? как думаешь?», «Ты пишешь мне, что думаешь выдать Катерину Николаевну за Хлюстина, а Александру Николаевну за Убри: ничему не бывать; оба влюбятся в тебя; ты мешаешь сёстрам, потому надобно быть твоим мужем, чтоб ухаживать за другими в твоем присутствии, моя красавица».

Пока ещё ничто не предвещает трагедии…

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!