20 316 subscribers

Мадона. Глава 6. "Совсем огончарован"

2,1k full reads
2,5k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 82% of the total page views
8 minutes — average reading time

(Пушкин писал именно так)

Неизвестно, кому принадлежат это слова: самому ли Александру Сергеевичу или, что вероятнее, его брату Льву, но состояние поэта после встречи с Натали Гончаровой они передают точно.

Скорее всего, А.С.Пушкин впервые увидел её незадолго до нового 1829 года, на балу (есть предположения, что это произошло несколько раньше).


А.С.Пушкин в 1828 г.
А.С.Пушкин в 1828 г.

В письме к тёще он так будет вспоминать это: «Когда я увидел её в первый раз, красоту её едва начинали замечать в свете. Я полюбил её, голова у меня закружилась…»

О красоте юной Гончаровой писали все: будущий московский почт-директор Александр Булгаков, описывая модные «живые картины», упоминает: «Маленькая Гончарова, в роли сестры Дидоны, была восхитительна». Ему вторит князь Вяземский: «А что за картина была в картинах Гончарова!»

Пушкин посватался практически сразу и получил весьма неопределённый ответ: не отказали, но и согласия не дали. Конечно, для нас Пушкин – «наше всё», но для московской маменьки того времени зять был не весьма желателен: не богат, не титулован, не благонадёжен… Да и не один он ухаживает за красавицей-дочкой!

Незадолго до венчания Пушкина и Гончаровой в рукописном журнале студентов Московского университета, среди которых были поклонники Натали, “Момус” появилась “Элегия” в которой говорится о ней и о Пушкине:

Мне предпочла она другого!

Другой прижмет её к груди!...

Былое, возвратися снова

И сердцу счастье возврати!

Нет! невозвратно... Боже! боже!

Не мне судьба её хранит…

«Ваш ответ, при всей его неопределённости, на мгновение свел меня с ума; в ту же ночь я уехал в армию; вы спросите меня — зачем? клянусь вам, не знаю, но какая-то непроизвольная тоска гнала меня из Москвы; я бы не мог там вынести ни вашего, ни её присутствия. Я вам писал: надеялся, ждал ответа — он не приходил. Заблуждения моей ранней молодости представились моему воображению; они были слишком тяжки и сами по себе, а клевета их еще усилила; молва о них, к несчастию, широко распространилась. Вы могли ей поверить; я не смел жаловаться на это, но приходил в отчаяние»,- напишет поэт Наталии Ивановне.

Едва вернувшись после своего путешествия в Арзрум, он снова будет у Гончаровых. Брат Натали Сергей вспоминал: «Было утро; мать еще спала, а дети сидели в столовой за чаем. Вдруг стук на крыльце, и вслед за тем в самую столовую влетает из прихожей калоша. Это Пушкин, торопливо раздевавшийся. Войдя, он тотчас спрашивает про Наталью Николаевну. За ней пошли, но она не смела выйти, не спросившись матери, которую разбудили. Будущая теща приняла Пушкина в постели».

При чтении этих строк невольно встаёт в памяти грибоедовское

Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног.

Ну поцелуйте же, не ждали? говорите!

Что ж, ради? Нет? В лицо мне посмотрите.

Удивлены? и только? вот приём!

Примерно такой же приём, как и Чацкому, был оказан Пушкину, и он вновь уехал…

Однако же на этом дело не кончается. Устроить свою жизнь поэт пытается не впервые и не впервые получает отказ. Однако сейчас он упорствует, не переставая надеяться, что его «Карс [турецкая крепость, взятая после тяжёлых боёв] падёт».

В альбоме сестёр Ушаковых, приятельниц Пушкина, появляются его рисунки, сделанные после путешествия на Кавказ:

Подпись – «Карс, Карс!»
Подпись – «Карс, Карс!»
Под рисунком уже рукой одной из барышень Ушаковых подписано: «О горе мне! Карс, Карс! Прощай, бел свет! Умру!»
Под рисунком уже рукой одной из барышень Ушаковых подписано: «О горе мне! Карс, Карс! Прощай, бел свет! Умру!»
Мадона. Глава 6. "Совсем огончарован"

Живя в Петербурге, он переживает, пишет Вяземскому, спрашивая: «Правда ли, что моя Гончарова выходит за архивного Мещерского?» (конец янв. 1830), едет в Москву…

Наконец, на Пасху, 6 апреля 1830 г., он получает согласие. В восторге пишет родителям: «Обращаюсь к вам в минуту, которая определит мою судьбу на всю остальную жизнь. Я намерен жениться на молодой девушке, которую люблю уже год,— м-ль Натали Гончаровой. Я получил ее согласие, а также и согласие ее матери. Прошу вашего благословения, не как пустой формальности, но с внутренним убеждением, что это благословение необходимо для моего благополучия — и да будет вторая половина моего существования более для вас утешительна, чем моя печальная молодость».

Позднее Н.О.Пушкина напишет: «Он очарован своей Наташей, говорит о ней, как о божестве, он собирается в октябре приехать с ней в Петербург».

Начинаются приготовления к свадьбе…

А что же Натали? Мы как будто забыли о ней, а ведь как раз здесь и начинаются вопросы, как относилась она к жениху.

К сожалению, нет у нас её писем ни к жениху, ни к мужу… Не можем прочитать, как обращалась к нему, о чём писала… Сохранились лишь обрывочные сведения.

Много лет спустя генеральша Ланская напишет мужу о племяннике Александра Сергеевича Льве Павлищеве, который жил в её доме: «Горячая голова, добрейшее сердце, вылитый Пушкин». Эти слова говорят о многом!

Сохранилось и её письмо к деду, где она пишет о женихе: «Любезный дедушка! Узнав через Золотарёва сомнения ваши, спешу опровергнуть оные и уверить вас, что всё то что сделала Маминька, было согласно с моими чувствами и желаниями. Я с прискорбием узнала те худые мнения, которые вам о нём внушают, и умоляю вас по любви вашей ко мне не верить оным, потому что они суть не что иное, как лишь низкая клевета».

Знакомая Гончаровых Н.П.Озерова писала: «...Мать сильно противилась браку своей дочери, но... молодая девушка ее склонила».

И ещё одно свидетельство: «Я читал в альбоме стихи Пушкина к своей невесте и её ответ — также в стихах, — сообщает В. П. Безобразов весной 1880 года Я. К. Гроту, — По содержанию весь этот разговор в альбоме имеет характер взаимного объяснения в любви» (Выходит, что и стихи Натали писала? Как жаль, что альбом её не сохранился!)

Итак, любила? Выходила замуж не только для того, чтобы вырваться из опостылевшего дома, как считали некоторые исследователи?

Свадьба всё время откладывается. Сначала умирает дядюшка В.Л.Пушкин («Надо признаться, никогда ещё ни один дядя не умирал так некстати»,- грустно пошутит поэт в письме Е.М.Хитрово), до этого восторженно откликнувшийся на будущую женитьбу:

Благодаря судьбу, ты любишь и любим.

Венчанный розами ты грации рукою,

Вселенную забыл, к ней прилепясь душою.

Прелестный взор её тебя животворит

И счастье прочное, и радости сулит.

Блаженствуй, но в часы свободы, вдохновенья

Беседуй с музами, пиши стихотворенья,

Словесность русскую, язык обогащай

И вечно с миртами ты лавры съединяй.

Затем – хлопоты из-за денежных затруднений, Пушкин в разъездах, шлёт письма невесте, умоляет: «Милостивая государыня Наталья Николаевна, я по-французски браниться не умею, так позвольте мне говорить вам по-русски, а вы, мой ангел, отвечайте мне хоть по-чухонски, да только отвечайте».

Жалуется Вяземскому: «Что у ней за сердце? твёрдою дубовою корой, тройным булатом грудь её вооружена, как у Горациева мореплавателя. Она мне пишет очень милое, хотя бестемпераментное письмо».

Почему не дошедшие до нас письма невесты поэт называл «бестемпераментными»? Опять возникают литературные аналогии. «Мысль о том, что так, даром, ни для кого пропадает её лучшее время, которое бы она употребила на любовь к нему, неотступно мучила её. Письма его большей частью сердили её. Ей оскорбительно было думать, что тогда, как она живет только мыслью о нём, он живёт настоящею жизнью, видит новые места, новых людей, которые для него интересны. Чем занимательнее были его письма, тем ей было досаднее. Её же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. Она не умела писать, потому что не могла постигнуть возможности выразить в письме правдиво хоть одну тысячную долю того, что она привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом. Она писала ему классически-однообразные, сухие письма, которым сама не приписывала никакого значения и в которых, по брульонам, графиня поправляла ей орфографические ошибки». Л.Н.Толстой много лет спустя напишет это о другой Наташе, но, думается, причина всё та же. Какие письма могла писать молоденькая невеста? Только те, где «брульоны» (черновики) читала маменька и вносила свои правки. А ведь Гончарову-маменьку никак не сравнишь с графиней Ростовой!

Подруга Натали Е.А.Долгорукова вспоминала: «Когда он [Пушкин] жил в деревне, Наталья Ивановна не позволяла дочери самой писать к нему письма, а приказывала ей писать всякую глупость и между прочим делать ему наставления, чтобы он соблюдал посты, молился Богу и пр. Наталья Николаевна плакала от этого».

И ещё одно, о чём необходимо сказать.

Пушкин пишет невесте: «Прекрасные дамы просят меня показать ваш портрет и не могут простить мне, что его у меня нет. Я утешаюсь тем, что часами простаиваю перед белокурой мадоной*, похожей на вас как две капли воды, я бы купил ее, если бы она не стоила 40 000 рублей». Пушкин имеет в виду продававшуюся копию так называемой «Бриджуотерской мадонны» Рафаэля

Мадона. Глава 6. "Совсем огончарован"

Не множеством картин старинных мастеров

Украсить я всегда желал свою обитель,

Чтоб суеверно им дивился посетитель,

Внимая важному сужденью знатоков.

В простом углу моем, средь медленных трудов,

Одной картины я желал быть вечно зритель,

Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,

Пречистая и наш божественный Спаситель —

Она с величием, он с разумом в очах —

Взирали, кроткие, во славе и в лучах,

Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.

Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона*,

Чистейшей прелести чистейший образец.

Не случайно, наверное, строки, обращённые к невесте, поэт заключает в строгие и прекрасные рамки сонета…

----------------------------------------------------------------------------------------

*Так всегда писал Пушкин.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Навигатор по всему каналу здесь