20 001 subscriber

Мадона. Глава 7. "Пьян своею женою"

2,1k full reads
2,5k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 83% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

(Пушкин писал именно так)

Именно так писал о Пушкине знакомец поэта, писатель и критик Степан Петрович Шевырев.

Венчание состоялось 18 февраля 1831 г. (среда, последний день перед Великим Постом, когда по церковным канонам можно венчать) в трапезной церкви Большого Вознесения, что у Никитских ворот (церковь в тот момент был ещё не достроена и выглядела не совсем так, как сейчас).

Свадебные венцы А.С.Пушкина и Н.Н.Гончаровой.
Свадебные венцы А.С.Пушкина и Н.Н.Гончаровой.

Дни поэта перед свадьбой описаны многими: и его грусть на «мальчишнике», и постоянные препирательства с будущей тёщей из-за денег (даже в самый день венчания она отказывалась ехать в церковь из-за отсутствия денег на карету). Перед свадьбой поэт писал Н.И.Кривцову: «Мне за 30 лет. В тридцать лет люди обыкновенно женятся — я поступаю как люди и, вероятно, не буду в том раскаиваться. К тому же я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей. Горести не удивят меня: они входят в мои домашние расчеты. Всякая радость будет мне неожиданностию». Размышления, что и говорить, невесёлые!

К тому же накануне свадьбы поэта настигло настоящее горе: 14 января умирает А.А.Дельвиг. «Грустно, тоска. Вот первая смерть мною оплаканная… никто на свете не был мне ближе Дельвига», — писал Пушкин Плетнёву, получив в Москве известие о смерти своего друга…

Сама свадьба тоже была наполнена недобрыми предзнаменованиями: за две недели до неё княгиня В.Ф.Вяземская, которую Пушкин просил быть своей посажёной матерью, упала, сильно расшиблась и присутствовать на свадьбе не смогла, во время венчания Пушкин уронил кольцо, у него потухла свеча, первым устал его шафер… Все шептались, что это не к добру.

Церковь Б.Вознесения (современный вид)
Церковь Б.Вознесения (современный вид)

Однако вопреки всему поэт счастлив. Молодые живут на Арбате, «в доме Хитровой», и, кажется, всё складывается великолепно. 24 февраля 1831 г. он признается П.А.Плетнёву: «Я женат — и счастлив; одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось — лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился». Через месяц напишет ему же: «Жёнка моя прелесть не по одной наружности». И восторженно подведёт итог 5 мая: «Ах, душа моя, какую жёнку я себе завел!»

20 февраля Наталья Николаевна впервые едет на бал к А.М.Щербининой как госпожа Пушкина. Один из гостей оставил памятную запись: «Вчера на бале у Щербининой встретил Пушкина. Он очень мне обрадовался. Свадьба его была 18-го, т. е. в прошедшую среду. Он познакомил меня со своею женою, и я от нее без ума. Прелесть как хороша»

На девятый день после свадьбы супруги Пушкины приглашают гостей к себе. Натали впервые пришлось выступить в роли хозяйки Александр Булгаков рассказывает в письме: «Пушкин славный задал вчера бал. И он, и она прекрасно угощали гостей своих. Она прелестна, и они как два голубка. Дай Бог, чтобы всегда так продолжалось…Ужин был славный; всем казалось странным, что у Пушкина, который жил всё по трактирам, такое вдруг завелось хозяйство…»

Арбат. Бывший «дом Хитровой».
Арбат. Бывший «дом Хитровой».

Однако поэт никак не может ужиться с тещей, которая пытается руководить им, и уже 15 мая Пушкины уезжают в Петербург.. Практически сразу они перебираются на дачу в Царское Село. Здесь проходят счастливейшие дни. В письме от 4 июня 1831 г. сестра поэта О.С.Павлищена напишет мужу: «Мой брат со своей женой приехал и устроится здесь, а пока проводит лето в Царском Селе. Они очень довольны друг другом, моя невестка совершенно очаровательна, хорошенькая, красивая и остроумная, а со всем тем добродушная...»

Пушкин много пишет, Натали, по-видимому, проводит время за рукоделием Во всяком случае, 26 июня поэт сообщает в Москву П.В.Нащокину: «Жена тебе очень кланяется. Шитье ее для тебя остановилось за неимением черного шёлка. Всё холера виновата».

Дача Китаева в Царском Селе. Здесь Пушкины жили летом 1831 г.
Дача Китаева в Царском Селе. Здесь Пушкины жили летом 1831 г.

Пресловутая эпидемия холеры вынудила двор перебраться из столицы в Царское Село, и жена поэта сразу была замечена. Фрейлина Александра Россет запишет в своем дневнике: «Императрица сказала о Natalie: «Она похожа на героиню романа, она красива и у нее детское лицо»». Мать и сестра Пушкина сообщают в письмах: «. Весь Двор от нее в восторге, императрица хочет, чтобы она к ней явилась и назначит день, когда надо будет прийти. Это Наташе очень неприятно, но она должна будет подчиниться...» «Моя невестка очаровательна, я уже тебе это говорила, но ты забыл; все Царское ею восторгается, а императрица хочет, чтобы она появилась при дворе; она от этого в отчаянии, потому что она совсем не глупа; я не то хотела сказать: хотя она совсем не глупа, но она еще несколько застенчива, но это пройдет и она поладит со двором и с императрицей, как прекрасная, молодая и любезная женщина. Мне кажется, что в противоположность ей, Александр на седьмом небе». Отметим: Пушкин радуется успехам жены, а сама она вниманием двора тяготится и напишет деду: «Я не могу спокойно прогуливаться по саду, так как узнала от одной из фрейлин, что Их Величества желали узнать час, в который я гуляю, чтобы меня встретить. Поэтому я и выбираю самые уединенные места».

Впрочем, не все восхищены юной Пушкиной. Язвительная А.Россет будет вспоминать: «Так как литература, которою угощает меня Пушкин, наводит смертную скуку на его жену, то после чтения я катаю ее в коляске, чтобы привести ее в хорошее положение духа». «Ужасно жаль, что она так необразованна; из всех его стихотворений она ценит только те, которые посвящены ей: впрочем, он прочёл ей повести Белкина, и она не зевала». Правда, напишет она это много лет спустя, да ещё её злоязычная дочь добавит якобы со слов матери: «Раз, когда он (Пушкин) читал моей матери стихотворение, которое она должна была в тот вечер передать Государю, жена Пушкина воскликнула: «Господи, до чего ты мне надоел со своими стихами, Пушкин!» Он сделал вид, что не понял, и отвечал: «Извини, этих ты ещё не знаешь, я не читал их при тебе». Её ответ был характерен: «Эти ли, другие ли, всё равно. Ты вообще надоел мне своими стихами»». Пушкин будто бы ответил: «Натали ещё совсем ребенок. У нее невозможная откровенность малых ребят».

О достоверности этих мемуаров пушкинисты спорят. Но есть ещё рассказ Смирновой (бывшей Россет), записанный поэтом Я.Полонским в 1850-ые годы:

«Когда мы жили в Царском Селе, Пушкин каждое утро ходил купаться… по утрам я заходила к нему. Жена его так уж и знала, что я не к ней иду.

— Ведь ты не ко мне, а к мужу пришла, ну и поди к нему.

— Конечно, не к тебе, а к мужу. Пошли узнать, можно ли войти?

— Можно.

С мокрыми курчавыми волосами лежит, бывало, Пушкин в коричневом сюртуке на диване. На полу вокруг книги, у него в руках карандаш.

— А я вам приготовил кой-что прочесть, — говорит.

— Ну читайте.

Пушкин начинал читать (в это время он сочинял все сказки). Я делала ему замечания, он отмечал и был очень доволен.

Читал стихи он плохо.

Жена его ревновала ко мне. Сколько раз я ей говорила? «Что ты ревнуешь ко мне. Право, мне все равны; и Жуковский, и Пушкин, и Плетнёв, — разве ты не видишь, что ни я не влюблена в него, ни он в меня».

— Я это очень хорошо вижу, говорит, да мне досадно, что ему с тобой весело, а со мной он зевает».

Вот в чём дело: Натали ревновала! Умная бойкая Россет казалась сдержанной и застенчивой Наталье Николаевне опасной соперницей и, может быть, поэтому (действительно совсем по-детски!) она и стремилась, чтобы муж поменьше читал той стихов, а сама она поскорее бы ушла?

Впрочем, Смирнова-Россет напишет и другое: «…Я не знаю, известны ли вам сказки Пушкина? Он их писал в доме Китаева, придворного камер-фурьера. Я приезжала к одиннадцати часам, когда не дежурила, и поднималась вместе с его женой в его кабинет. У него было ужасно жарко. Он любил жару… Когда мы входили, он тотчас начинал читать, а мы (отметим: МЫ!) делали свои замечания».

Язвительность Россет видна даже в рассказах очень уже немолодой дамы. А мы всё же давайте почитаем не воспоминания, написанные через много лет, а отзывы тех, кто был в то время рядом с Пушкиными и писал о том, что видел перед глазами: «Она очаровательна и достойна более любезного мужа, чем Александр, который, несмотря на всё почтение к его творениям, стал ворчлив, как женщина, вынашивающая ребенка. Он написал мне такое дерзкое и глупое письмо, что пусть меня заживо погребут, если оно когда-нибудь дойдёт до потомства, хотя, судя по стараниям, которые он приложил, чтобы его мне доставить, он кажется на это надеялся...» Это напишет за что-то очень обиженная на брата Ольга Сергеевна.

А вот слова В.А.Жуковского, который постоянно был рядом с поэтом: «А жёнка Пушкина очень милое творение… И он с нею мне весьма нравится. Я более и более за него радуюсь тому, что он женат. И душа, и жизнь, и поэзия в выигрыше». Лучше, кажется, не скажешь!

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Навигатор по всему каналу здесь