20 004 subscribers

«Мне пришёл в голову роман»

2,8k full reads
4,3k story viewsUnique page visitors
2,8k read the story to the endThat's 66% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
«Мне пришёл в голову роман»

Разбирая бумаги Пушкина после гибели поэта, В.А.Жуковский нашёл немало неопубликованных произведений, среди которых были и незавершённые романы, не имевшие заглавия. Он подготовил их к печати, предварительно озаглавив.

Я в своё время писала об «Арапе Петра Великого», над которым поэт работал в 1827 году.

Сегодня речь пойдёт о другом произведении, известном, наверное, каждому, - о романе «Дубровский».

Я не буду сейчас «оспоривать» тех пропагандируемых каналом «Book24», «исследователей», которые заявляют, что этот роман написан вовсе не Пушкиным, а представляет собой мистификацию издателей посмертного собрания сочинений (уж чего-чего, а мистификации милейший Василий Андреевич не допустил бы!). Роман, несомненно, написан Пушкиным: сохранились рукописи с проставленными датами, сохранились чётко выстроенные планы (именно во множественном числе – о них мы ещё поговорим). Все заявления о «неавторстве» Пушкина – исключительно на совести охотников за сенсациями (чего стоит кричащий заголовок -«178 лет обмана»!)

Хорошо известно, что не все приняли роман. Наряду с восторженными откликами есть, например, вот такое высказывание А.А.Ахматовой: «Вообще считается, что у Пушкина нет неудач. И всё-таки «Дубровский» - неудача Пушкина. И слава Богу, что он его не закончил. Это было желание заработать много, много денег, чтобы о них больше не думать. Это, в противуположность «Пиковой даме», вещь без Тайны. А он не мог без Тайны. Она, одна она, влекла его неудержимо. «Дубровский», оконченный, по тому времени, был бы великолепное чтиво...Там есть всё, - но нет тайнописи «Пиковой дамы»".

Опять же оставим на совести Анны Андреевны… Сейчас речь о другом. Может быть, потому, что произведение включено в школьную программу для 12-13-летних, оно остаётся до конца не понятым.

Что вспоминают обычно? Пожар, когда кузнец кошку спас; эпизод с медведем, конечно; нападение на свадебный поезд. Вот, пожалуй, и всё.

А ведь, что бы там ни писали придирчивые и подчас несправедливые критики, Пушкин был захвачен сюжетом, работал увлечённо. Благодаря привычке поэта датировать рукописи мы можем чётко проследить время работы.

«Мне пришёл в голову роман, и я, вероятно, за него примусь», - напишет Пушкин жене в сентябре 1832 года. Начал он писать 21 октября и за три недели написал восемь глав, затем, после перерыва с 11 ноября по 14 декабря, вернулся к работе. Отметим, что перерыв был вынужденным. 2 декабря Александр Сергеевич писал П.В.Нащокину: «Честь имею тебе объявить, что первый том “Островского” кончен и на днях прислан будет в Москву на твое рассмотрение... Я написал его в две недели, но остановился по причине жестокого рюматизма, от которого прострадал другие две недели, так что не брался за перо и не мог связать две мысли в голове». О болезни Пушкина будет писать и П.А.Плетнёв В.А.Жуковскому.

14 декабря Пушкин возобновляет работу над романом и пишет поначалу всё с тем же увлечением: 6 января он заканчивает XVII главу. А вот дальше работа замедляется: XVIII глава будет писаться в течение девяти дней (а не двух-трёх, как предыдущие), 22 января прервётся работа над XIX главой, а через две недели Пушкин напишет завершающий главу абзац, ставший и достаточно неожиданной концовкой всего произведения, и больше к работе не вернётся.

Роман был опубликован в 1841 году, получив заглавие по фамилии главного героя. А может быть, и сам Пушкин хотел назвать его именно так? Недаром же он сообщает Нащокину об «Островском». Кстати, а почему Островский и почему именно Нащокину?

Именно от Павла Воиновича Нащокина, одного из самых близких друзей, Пушкин услышал рассказ о белорусском шляхтиче Павле Островском. У отца Нащокина было имение в Себежском уезде Витебской губернии, которым владела младшая сестра Павла Воиновича. От неё, скорее всего, и узнал Нащокин эту историю.

Один из первых биографов Пушкина, П.И.Бартенев, в 1851—1853 годах часто бывал у Нащокина, записывая с его слов рассказы о Пушкине. Одна из его записей (правда, позднее в рукописи она была зачёркнута): «Роман "Дубровский" внушён был Нащокиным. Он рассказывал Пушкину про одного белорусского небогатого дворянина, по фамилии Островский (как и назывался сперва роман), который имел процесс с соседом за землю, был вытеснен из именья и, оставшись с одними крестьянами, стал грабить, сначала подьячих, потом и других. Нащокин видел этого Островского в остроге». Почему Бартенев зачеркнул запись, трудно сказать. По его словам, Нащокин «сообщает свои сведения осторожно, боясь ошибиться, всегда оговариваясь, если он не твёрдо помнит что-либо», так что, думаю, верить этому сообщению можно, как и его рассказу о мечте Пушкина написать большой роман, и словам Пушкина, сообщённым Павлом Воиновичем: «Погоди, дай мне собраться, я за пояс заткну Вальтер Скотта!» (напомню, что романы В.Скотта Пушкин ценил очень высоко).

Современные исследователи полностью подтвердили существование Островского. Нашлись архивные сведения, что Островский, лишившись имения (документы на которое сгорели во время войны 1812 года), действительно стал «грозой края». Он был арестован в доме одного из помещиков, у которого служил учителем. Правда, видимо, арест был связан с подозрениями о связи его с польскими мятежниками (вспомним, какое было время). Однако в тюрьме Островский не задержался. Рапорт витебскому генерал-губернатору от 26 марта 1832 года сообщает: «Содержащийся в г. Пскове в числе военнопленных польских и литовских мятежников уроженец Минской губернии Игуменского повета местечка Рованичи шляхтич Павел Островский, коему от роду 22 года, сего месяца марта 12-го числа неизвестно куда отлучился» (то есть, попросту говоря, бежал). Найти его не смогли. Дальнейшая судьба Островского неизвестна.

В наши дни белорусские краеведы, побывав в тех самых Рованичах, узнали, что, видимо, он сумел вернуться в родные места, где и окончил свои дни, оставив довольно многочисленное потомство (в семейной родословной насчитали 25 ответвлений – «сын, внуки, правнуки и так дальше»), часть которого живёт там и поныне…

В процессе работы Пушкин изменил фамилию главного героя – может быть, именно потому, что память о его приключениях была ещё свежа?

И каких бы обвинений «Дубровскому» ни предъявляли, а «разбойничий роман» Пушкина популярность завоевал очень быстро. Причём не только в нашей стране. Он экранизировался и в Голливуде, и в Италии под очень характерными названиями: «Орёл», «Чёрный орёл», «Мститель». Не остался в стороне и отечественный кинематограф. Довольно хорошо известен фильм 1936 года, где заглавную роль сыграл Б.Н.Ливанов (правда, финал основательно подправили: Дубровский погибает в бою с правительственными войсками, а вот его люди мстят за героя и, захватив имение Троекурова, расправляются с помещиком).

Б.Н.Ливанов в роли Дубровского
Б.Н.Ливанов в роли Дубровского

Была и экранизация конца 1980-х годов под названием «Благородный разбойник Владимир Дубровский».

В 1894 году Э.Ф.Направник написал оперу «Дубровский», которая ставилась на сцене более полувека, в 1961 году по ней был создан телефильм с С.Я.Лемешевым в заглавной партии. Опера довольно близка к тексту романа, кроме финала: Дубровский погибает – не в бою, а выслеженный в имении Троекурова, умирает на руках у Маши. Наверное, нужно сказать и о том, что практически все знаменитые тенора первой половины ХХ века исполняли партию Дубровского, а романс Владимира («О, дай мне забвенье, родная») до сих пор звучит в концертах.

Л.В.Собинов, И.С.Козловский и С.Я.Лемешев в роли Дубровского
Л.В.Собинов, И.С.Козловский и С.Я.Лемешев в роли Дубровского

И тем не менее роман вызывает много вопросов, в которых не очень просто разобраться. Попробуем?

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал

Навигатор по всему каналу здесь