23 327 subscribers

«Над миром мы пройдём без шума и следа»

606 full reads
«Над миром мы пройдём без шума и следа»

М.Ю.Лермонтов охарактеризовал своё поколение, но именно эта строка так и просится на память, когда пишешь о некоторых соучениках Пушкина.

«Маслов (Дмитрий)… С весьма хорошими дарованиями. Благонравие и прилежание его таковы, что не требуют ни надзора, ни напоминаний. Благородство, искренность, скромность, особенно покорность, степенность, рассудительность и чувствительность с отменным добродушием,-суть отличные его достоинства. К российской словесности и математике имеет отличную склонность». Учился прекрасно (только в иностранных языках преподаватели отмечают «недостаток в выговоре»), окончил курс с первой серебряной медалью.

И – почти никакого следа в истории, и, не будь он в числе первых выпускников Лицея, вряд ли кто-нибудь вспомнил бы, перефразируя Гоголя, что «вот, жил в России Дмитрий Николаевич Маслов».

Что же всё-таки можно узнать о нём?

Портрета Маслова, как и многих его соучеников, не сохранилось. Знаем, что был он одним из самых старших на курсе, носил прозвища Наш Карамзин и Маслависти. Словесный портрет сохранился в одной из «Национальных песен»:

А там высокий и рогатый,

Как башня, Маслов восстает.

Почему «рогатый»? Скорее всего, так «скотобратцы» смеялись над его причёской: очень любил Маслов помадить волосы. Другая песня:

Наш Карамзин

Из ста корзин

Помаду смазать хочет.

Да и уже в 1820 г. Е.Энгельгардт писал Ф.Матюшкину: «Маслов все еще маслит волосы».

Маслов принимал участие в лицейских журналах. Корф даже вспоминал: «В лицее мы его называли по перу и по дару слова нашим Карамзиным».

Известно ещё одно происшествие: 30 августа 1812 года лицеисты разыгрывали самодеятельный спектакль "Роза без шипов", сочиненный их педагогом Иконниковым, на злободневную военно-патриотическую тему. Маслов исполнял главную роль и так переволновался или переутомился, что в антракте упал в обморок и во втором акте выйти на сцену уже не мог и его заменил сам автор пьесы, увы, нетвердо державшийся на ногах из-за «дружбы с Бахусом».

Был Маслов всегда в числе самых покорных в Лицее, нарушив свой стиль поведения лишь единожды – когда произошёл бунт воспитанников против инспектора М.Пилецкого (об этом, если смогу, напишу позднее). Тогда «он весьма деятельно участвовал в сделанном противу г.инспектора заговоре. Что тем более подтверждается 23-м числом, когда выговаривали воспитанники г. инспектору свои обиды, то он, не имев, что сказать, ходил кругом их и потихоньку говорил: “Ну-те, ребята, не робейте, дружнее!'’»

Однако тем его «вольнолюбие» и ограничилось. К карьере Маслов стремился всегда. Недаром лицеисты пели:

Просвещеньем Маслов светит,

В титулярство Маслов метит.

Покидая лицей, он записал в альбом директора Энгельгардта: «Находясь под вашим начальством, я уверился, что повиновение и должность [исполнение долга?] могут быть несравненно приятнее самой независимости».

Наверное, именно это «кредо» помогло ему позднее сблизиться с М.Корфом, под начальство которого, по его приглашению, Маслов, и без того делавший успешную карьеру, перешёл на службу в Департамент законов Государственного совета. В 1841 г. М.Яковлев писал В.Вольховскому: «Мусье Маслов Маслависти выдерживает свой прежний характер, т. е. политичное обращение всё то же, особенно в отношении к его начальнику-товарищу» (т.е. Корфу). Маслов сделал блестящую карьеру (сам Корф почитал его «вполне благополучным»), был статс-секретарем в одном из департаментов государственного совета и умер в чине действительного тайного советника.

Об отношениях Маслова с Пушкиным мы почти ничего не знаем, сам поэт о нём нигде не упоминает. Известно, что 21 октября 1817 года и 13 октября 1818 года Пушкин, Маслов и другие лицеисты отмечали в Царском Селе день открытия Лицея. И.Пущин вспоминал о встрече с ним и Пушкиным у Н.И.Тургенева на заседании участников задуманного политического журнала «Россиянин XIX века», где Маслов читал свою статью о статистике для предполагавшегося к изданию журнала. Однако, видимо, этим его связи с будущими декабристами и ограничились, а о Пушкине переживший его почти на 20 лет Маслов говорил: «Круг нашего знакомства был совершенно разный, как-то нечасто видались. Пушкин кружился в большом свете, а я был как можно подальше от него».

Маслов был женат на Марии Мертваго, дочери сенатора, и имел четверых детей. Вёл, очевидно, ничем не примечательную жизнь. Вспоминали, что любил он хорошо покушать и был страстным игроком в преферанс: мог всю ночь напролёт играть, так что знакомые удивлялись, как он, при своих служебных занятиях, выдерживал такой образ жизни.

Похоронен Маслов у алтаря Храма Преображения в Селинском, своем бывшем имении (нынешний Клинский район).

Храм Преображения в Селинском
Храм Преображения в Селинском

А вот дочь Маслова Елизавета (в замужестве Безобразова) свой след в русской культуре оставила! В течение 12 лет она была сотрудницей многих иностранных журналов, где, прекрасно владея французским, английским и итальянским языками, помещала корреспонденции о России. На Родине же у себя издала (под псевдонимом «Е. Васильевская») детскую книгу «Отдых», встреченную читающей публикой и прессой, как издание выдающееся в детской литературе по занимательности изложения и прекрасному языку. Кроме того, с двумя своими подругами (E. A. Богушевич и С. А. Никитенко) Безобразова в 1870-х годах издавала переводные романы под общим заглавием: «Для легкого чтения». К сожалению, умерла она довольно рано (в 45 лет) от чахотки.

Е.Д.Безобразова
Е.Д.Безобразова

«Оглавление» всех публикаций о Лицее смотрите здесь

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!