23 324 subscribers

«Он мне брат»

1,1k full reads
К.Данзас. Рисунок Пушкина.
К.Данзас. Рисунок Пушкина.

Константин Карлович Данзас… Единственный из лицейских, кто был рядом с Пушкиным в его последние часы, его секундант на роковой дуэли…

В стихах Пушкин помянул его только один раз - в черновом варианте «19 октября»:

Пускай опять Вальховский сядет первый,

Последним я, иль Брольо, иль Данзас.

Что знаем мы о нём? Происходил по отцу из семьи французов-эмигрантов (по матери – из семьи Корфов, в Лицее учился вместе со своим очень дальним родственником). По-разному называют вероисповедание: иногда лютеранское, иногда (как в лицейских бумагах, чему я доверяю больше, – католическое). И год рождения называют разный: от 1798 до 1801. Думается, это не случайно: Данзас был младшим из лицеистов, поступил, благодаря протекции графини Строгановой, в 10 лет, а это не укладывалось в установленные возрастные рамки.

Учился скверно. «Он требует неусыпного понуждения и поощрения к учению; гневен, груб, нерадив, непризнателен и неопрятен… Ни успехов, ни надежды оных нет… Не всегда благонравен, довольно простосердечен, но вял, неловок и гневен» - это отзывы учителей.

Запись в журнале поведения: «Г. Данзас за невнимательность и разговаривание с г. Ржевским был посажен профессором Гауеншильдом за черный стол». А вот отрывок из романа Ю. Тынянова «Пушкин»: «Лицеисты повторяли заданное в классной комнате, каждый за отдельной конторкой. Посредине стоял черный стол. Данзас и Броглио в наказание за нескромное поведение сажались гувернёром Ильёй за чёрный стол. В последнее время он перестал дожидаться с их стороны проступков и прямо усаживал их. Они привыкли к этому столу, и Данзас имел наглость заявлять, что за ним удобнее, чем за конторкой».

Та самая конторка (фото автора)
Та самая конторка (фото автора)

Мне кажется, слабая успеваемость Данзаса связана именно с его возрастом. Как учитель, я не раз видела, что ученик просто «не дорос» до изучаемой программы, а потому и не может её освоить. Интересно, что через три года после Константина на младший курс Лицея поступил его старший брат Борис, который по итогам обучения получил серебряную медаль.

«Гневность» Данзаса отмечали и «скотобратцы»:

С гневным пламенем во взоре

Данзас почтальон в Ижоре.

Крупный, рыжий, вспыльчивый, Данзас носил прозвище «Медведь» и постоянно подвергался насмешкам товарищей, в том числе и в журнале «Лицейский мудрец», одним из соавторов которого он был (подробнее об этом читайте здесь). Комната Данзаса была в самом конце коридора, и, говорят, в ней подчас собирались лицеисты, замышляя очередную проказу.

По окончании лицея Данзас, как один из последних по успеваемости, был выпущен офицером в армию, в инженерный корпус. И вот здесь он по-настоящему проявил себя! Он участвовал в персидской войне 1827 г., в турецкой 1828–1829 гг. на европейском фронте; в июне 1828 г., в сражении под Браиловом, был тяжело ранен пулей в левое плечо навылет с раздроблением лопатки, вследствие этой раны до конца дней Данзас был вынужден время от времени носить на перевязи руку – сейчас бы признали инвалидом, а он год лечился, а потом возвратился на фронт и снова участвовал в сражениях. Директор лицея Энгельгардт сообщал о нём: «Данзас рыжий, который, впрочем, уже теперь сделался тёмно-бурым, недавно получил к своему Владимиру с бантом ещё золотую шпагу за храбрость», «Данзас в Георгиевском кресте, но с расстрелянным плечом».

К.К.Данзас
К.К.Данзас

Его любили сослуживцы. Говорили, что он был отличным боевым офицером, светски-образованным (вот вам и «неуч!»), весельчаком, любившим острить и сыпать каламбурами. Плюс ко всему был отчаянным храбрецом. Декабрист Н.Лорер рассказывал: «Во время персидской войны, не помню под какой крепостью, генерал Паскевич пожелал узнать ширину рва, и Данзас тотчас же принялся исполнять буквально приказание начальства. Само собой разумеется, что на смельчака посыпались пули; но напрасно Паскевич громко отменял свое приказание: Данзас опустился в ров, медленно шагами измерил его и принес генералу записку с точным ответом».

После окончании лицея Данзас неоднократно встречался с Пушкиным, в том числе и на лицейских годовщинах (последний раз – 19 октября 1836 года).

27 января 1837 г. Пушкин пригласил Данзаса быть секундантом на его дуэли с Дантесом. Как это произошло, мы не знаем. По официальной версии, случайно встретил. На самом деле… «Просите за Данзаса. Он мне брат»,- так говорил поэт друзьям. Участие в дуэли сурово каралось, поэтому о многом сказать было нельзя. Вероятнее всего, мы никогда не узнаем, как Данзас стал секундантом Пушкина, но зато хорошо знаем, почему стал. Он объяснил см: «Я не мог не почитать избравшего меня в свидетели тяжко оскорблённым в том, что человек ценит дороже всего в мире: в чести жены и собственной; оставить его в сём положении показалось мне невозможным, я решился принять на себя обязанности секунданта».

Впоследствии многие обвиняли Данзаса, что он не спас друга. Но что мог он сделать в тот момент? Отговорить? Но как можно отговаривать друга от защиты собственного достоинства? Донести о предстоящей дуэли властям? Абсолютно невозможно! П.В.Нащокин, задушевный друг Пушкина, прекрасно знавший Данзаса, говорит: «Данзас мог только аккуратнейшим образом размерить шаги для барьера да зорко следить за соблюдением законов дуэли, но не только не сумел бы расстроить ее, но даже обидел бы Пушкина малейшим возражением». Может, быть, что-то Данзас и пытался предпринять (об этом читайте здесь), но…

Много лет спустя друг Данзаса А.Аммосов опишет с его слов события: «Сердце его [Данзаса] сжималось при одной мысли, что через несколько минут, может быть, Пушкина уже не станет. Напрасно усиливался он льстить себя надеждою, что дуэль расстроится, что кто-нибудь её остановит, кто-нибудь спасёт Пушкина; мучительная мысль не отставала. На Дворцовой набережной они встретили в экипаже г-жу Пушкину. Данзас узнал её, надежда в нём блеснула, встреча эта могла поправить всё. Но жена Пушкина была близорука; а Пушкин смотрел в другую сторону.

…Раненый Пушкин упал на шинель Данзаса, окровавленная подкладка хранится у него до сих пор».

Дальше были тяжелейшие дни у постели умирающего друга. С.Карамзина назвала Данзаса одним из «трёх ангелов-хранителей» Александра Сергеевича. Именно Данзасу Пушкин надиктовал свои долги, которые требовалось вернуть, а также попросил его сжечь некоторые свои бумаги. Просьба поэта была выполнена. Тайну этих бумаг Данзас унёс с собой. В одну из страшных минут Данзас отговорил друга от самоубийства.

Перед смертью Пушкин подарил Данзасу кольцо с бирюзой, сказав: «Возьми и носи это кольцо. Мне его подарил наш общий друг, Нащокин. Это талисман от насильственной смерти». Данзас много лет не расставался с этим кольцом, но однажды в Петербурге, в сильный мороз, расплачиваясь с извозчиком на улице и снимая перчатку с руки, обронил кольцо в сугроб. Как ни искали они с извозчиком и дворником, найти кольцо так и не смогли.

П.Вяземский рассказал: «Данзас, желая выведать, в каких чувствах умирает он [Пушкин] к Геккерну, спросил его: не поручит ли он ему чего-нибудь в случае смерти касательно Геккерна? “Требую, отвечал он ему, чтобы ты не мстил за мою смерть, прощаю ему и хочу умереть христианином”. Это остановило Данзаса, стремившегося вызвать Дантеса на поединок.

Один из современников писал: «На следующий день кончины Александра Сергеевича я решился очень рано утром войти к нему… В небольшой комнате покойный на столе, в чёрном сюртуке. Возле него один одинёхонек полковник Данзас. Вы здесь, Константин Карлович, — сказал я ему. Нет! — отвечал он… я не здесь, я на гауптвахте».

Немедленно после поединка, Данзас был арестован, с разрешением не покидать покойного друга до погребения. Всё та же Карамзина писала брату Андрею: «Как трогателен секундант Пушкина, его друг и лицейский товарищ полковник Данзас, прозванный в армии “Храбрым Данзасом”, сам раненный, с рукой на перевязи, с мокрым от слез лицом, он говорил о Пушкине с чисто женской нежностью, нисколько не думая об ожидающем его наказании, и благословлял государя за данное ему милостивое позволение не покидать друга в последние минуты его жизни и его несчастную жену в первые дни её несказанного горя». Наталья Николаевна просила царя ввиду её болезни дозволить Данзасу проводить тело её мужа до могилы. Царь отказал ей, так как Данзас привлекался к военному суду за участие в дуэли.

Может быть, Пушкин надеялся, что неоднократно раненному герою многих битв, имеющему множество наград (он был награждён "золотой полусаблей за храбрость", бриллиантовым перстнем - редкая высочайшая награда для офицера армии), тяжёлый приговор выносить не станут.

Военный суд первой инстанции вынес самый строгий приговор - Данзаса приговорили к повешенью. Однако последующие инстанции смягчили: «Вменив ему, Данзасу, в наказание бытность под судом и арестом, выдержать сверх того под арестом в крепости два месяца и после того обратить по-прежнему на службу».

К.К.Данзас
К.К.Данзас

Вскоре Данзас попросил перевода на Кавказ в Тенгинский полк. В это самое время «тенгинцы» были одними из самых закалённых бойцов, их слава шла по всему Кавказу. Именно они строили Черноморскую береговую линию, прокладывая дороги туда, куда нога солдата империи ещё не ступала. В 1838–1839 гг. он опять непрерывно участвовал в боевых действиях на черноморском побережье под командой генерала Н. Н. Раевского-младшего. Под его началом служили (и очень тепло о нём отзывались) сосланные на Кавказ декабристы. Одно время, между прочим, под начальством Данзаса находился и поручик Тенгинского пехотного полка Лермонтов (правда, чисто номинально, т.к. поэт был направлен в экспедиционный отряд генерала Галафеева).

И снова – легендарная храбрость Данзаса!

Н. И. Лорер рассказывает: «Подобной храбрости и хладнокровия, какими обладал Данзас, мне не случалось встречать в людях. Бывало, со своей подвязанной рукой, стоит он на возвышении, открытый граду пуль, которые, как шмели, жужжат и прыгают возле него, а он говорит остроты и сыплет каламбуры. Ему кто-то заметил, что напрасно стоять на самом опасном месте, а он отвечал: «Я сам это вижу, но лень сойти».

«Состоя вечным полковником, – сообщает биограф лицейских товарищей Пушкина Н. А. Гастфрейнд, – Данзас только несколько лет до смерти, при выходе в отставку, получил чин генерала… Открытый, прямодушный характер, соединённый с саркастическими взглядами на людей и вещи, не дал ему возможности составить себе карьеру. Несколько раз ему даже предлагались разные теплые и хлебные места, но он постоянно отказывался от них, говоря, что чувствует себя неспособным занимать такие места».

Данзас не интересовался материальными благами, умер в бедности 3 февраля 1870 г. и похоронен даже был за казённый счёт. Своей семьи у него не было (известно, что сватался он к вдове Нащокина Вере Александровне, но неудачно). Своему брату он оставил уникальную коллекцию материалов о Пушкине, в дальнейшем пополняемую Б.Данзасом и его дочерью Татьяной, создавшей в своей квартире в Саратове «пушкинский уголок», где были посмертная маска Пушкина работы С. И. Гальберга, бюст поэта скульптора И. Витали, копии последнего письма Пушкина барону Геккерну, многочисленные портреты Пушкина и его друзей — И. Пущина, В. Жуковского, Е. А. Карамзиной, А. Дельвига…

К.К.Данзас в старости
К.К.Данзас в старости

Потомки Б.К.Данзаса живут и здравствуют. При участии одного из них, В.Свечникова, в 2011 году была издана книга об этой семье, из которой можно узнать, что непосредственное отношение к Данзасам, в частности, имеет известный советский полярник, Герой Советского Союза — М.М.Сомов (его бабушка — внучатая племянница Константина Карловича). Решением международных организаций акватория у берегов Антарктиды названа морем Сомова. Его имя носит и теплоход.

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

«Оглавление» всех публикаций о Лицее смотрите здесь

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь