20 324 subscribers

«Он наш – родной, близкий». Часть 5

880 full reads
1,3k story viewsUnique page visitors
880 read the story to the endThat's 67% of the total page views
5 minutes — average reading time

«Я хочу испытать семейного счастия»

«Он наш – родной, близкий». Часть 5

В 1837 году, с 3 мая по 17 декабря, продолжалось обзорное путешествие по России наследника-цесаревича, в котором В.А.Жуковский был одним из сопровождающих его.

Нужно ли говорить, что и здесь Василий Андреевич остался верным себе? В Вятке он встретился с А.И.Герценом (письмо которого я поместила в первой статье), в Тобольске навестил П.П.Ершова, который бывал у него в Петербурге, а летом встретился в Кургане с находящимися на поселении декабристами, после чего отправил императору ходатайство об их судьбе. В результате некоторым из них был указан «путь в Россию через Кавказ».

Были, конечно, и другие встречи во время этого путешествия, но, думаю, и перечисленного достаточно, чтобы составить представление о поведении Жуковского во время его.

А после он будет сопровождать наследника уже в заграничном путешествии, которое продлится более года. Но до этого в Петербурге успеет и с М.Ю.Лермонтовым познакомиться, и попозировать К.П.Брюллову для портрета, чтобы освободить Т.Г.Шевченко (я писала здесь), и произнести вызывавшую недовольство министра просвещения речь на юбилее И.А.Крылова, где от имени всей России говорил о Пушкине как о великом гении русской литературы.

В июне 1839 года Жуковский побывал у российско-немецкого художника Е.Р.Рейтерна (вообще-то удивительная личность: стал художником, потеряв в Битве народов под Лейпцигом правую руку!). И тут произошла судьбоносная встреча. Сам Жуковский писал так: «Я провёл только два дня в замке Виллингсгаузен, и в эти два дня были для меня минуты очаровательные. Старшая дочь Рейтерна, 19 лет, была предо мной точно как райское видение, которым я любовался от полноты души, просто, как видением райским, не позволяя себе и мысли, чтоб этот светлый призрак мог сойти для меня с неба и слиться с моею жизнью». Однако же и сошёл, и слился! Вместе с Рейтерном Жуковский приехал в Россию, объяснился с ним, и Рейтерн ответил, что, если Елизавета (его дочь) согласится выйти замуж за Жуковского, «он наперёд на всё согласен».

«Прелестна, ангел Гольбейна, - один из этих средневековых образов, - белокурая, строгая и нежная, задумчивая и столь чистосердечная, что она как бы и не принадлежит к здешнему миру», - так описывала невесту поэта Д.Ф.Фикельмон.

Е.Е.Рейтерн
Е.Е.Рейтерн

Свадьба состоялась через полтора года, а до этого Жуковский и дал напутствие закончившему обучение наследнику, что «человек во всяком сане есть главное», и снова стал учителем русского языка – на этот раз невесты наследника Марии Гессенской. А ещё снова хлопотал и опекал: помогал А. В. Никитенко выкупать его мать и брата из крепостной зависимости, приветствовал творчество Лермонтова, напутствовал юного Н.А.Некрасова….

А затем подал прошение об отставке: «Государь, я хочу испытать семейного счастия, хочу кончить свою одинокую, никому не присвоенную жизнь…». Тем не менее, до конца жизни он числился состоящим при цесаревиче. Однако получил разрешение на бессрочное пребывание в Пруссии (по закону, русский дворянин мог быть за границей не более пяти лет) при условии, что он обязывается «крестить и воспитывать детей своих в лоне православной церкви».

Был ли Василий Андреевич счастлив? Друзьям он писал, что открыл для себя новый вид страдания: «Страдания одинокого человека суть страдания эгоизма; страдания семьянина суть страдания любви». Жена его не говорила по-русски, и он не пытался учить её, общаясь с ней по-немецки или по-французски. Первая её беременность закончилась тяжёлым выкидышем, потом родились дочь и сын, но Елизавета Евграфовна долгое время болела, нервы её были расстроены.

Правда, А.И.Тургенев, навестивший Жуковских во Франкфурте-на-Майне, писал: «Всё на своём месте, во всём гармония, как в его поэзии и в его жизни»…

Детей Василий Андреевич любил неимоверно, сочинял для них милые стихи, по которым они изучали русский язык:

Там котик усатый

По садику бродит,

А козлик рогатый

За котиком ходит;

И лапочкой котик

Помадит свой ротик;

А козлик седою

Трясёт бородою.

Отношения Жуковского с царской семьёй перестают быть тёплыми. Императрица не ответила на его письмо с приглашением стать крёстной его дочери, названной тоже Александрой (хотя потом цесаревич станет крёстным отцом Павла Жуковского).

Подводит и здоровье. Ослабевшее зрение сначала не позволяет читать и писать при свечах, затем вообще приходится изготавливать транспарант для письма.

И тем не менее он не только работает сам, но и, верный себе, пытается, например, напечатать переводы античных авторов, сделанные декабристом А.Ф.Бриггеном. Жуковский очень много переводит. И, наверное, главный его труд – перевод «Одиссеи» Гомера, до сих пор оставшийся непревзойдённым.

Жуковский мечтал вернуться в Россию перед смертью, но мечта его не осуществилась. Он скончался 12 апреля 1852 года, а в августе его прах был перевезён в Петербург и захоронен в Александро-Невской лавре.

Надгробный памятник В.А.Жуковского
Надгробный памятник В.А.Жуковского

Елизавета Евграфовна пережила мужа на четыре года. После его смерти она перешла из лютеранства в православие.

Дочь Жуковского Александра Васильевна была принята при дворе и стала фрейлиной. В неё влюбился великий князь Алексей Александрович, четвёртый сын Александра II. По одним данным, он тайно женился на ней, но брак был по требованию императора расторгнут Синодом, по другим - между ними была лишь внебрачная связью, но в письмах князь называл её «женой», не смущаясь даже того, что Александра была на восемь лет старше него. В 1871 году Александра родила сына от великого князя, названного в честь отца Алексеем. После этого по настоянию императорской фамилии отношения их были прерваны. Сначала мальчик получил в Республике Сан-Марино баронский титул и фамилию Седжиано, а потом стал графом Белевским-Жуковским.

А.В.Жуковская
А.В.Жуковская

Великий князь так больше и не женился, он был флотским командиром, и о нём говорили, что его жизнь состояла из «вёртких дам и неповоротливых кораблей». А Александра Васильевна позднее вышла замуж за саксонского полковника, барона Кристиана Генриха фон Вёрмана. Её потомки живут во Франции и США.

Великий князь Алексей Александрович и А.А.Белевский-Жуковский
Великий князь Алексей Александрович и А.А.Белевский-Жуковский

Сын Жуковского Павел Васильевич был художником, хотя и не получил специального образования, автором картин на религиозные и мифологические темы, работал над проектом памятника Александру II для Московского кремля.

Павел Васильевич был хорошо был знаком с Р.Вагнером и разработал эскизы декораций и костюмов для первой постановки его оперы «Парсифаль» в Байрейтском театре. Он был в доме Вагнера и в день смерти композитора…

«Отцы Парсифаля»: дирижер Г.Леви, художник П.В.Жуковский и технический директор Байройтского фестиваля Ф.Брандт – и эскиз Жуковского к финальной сцене оперы
«Отцы Парсифаля»: дирижер Г.Леви, художник П.В.Жуковский и технический директор Байройтского фестиваля Ф.Брандт – и эскиз Жуковского к финальной сцене оперы

***************

Поэзия В.А.Жуковского жива и сейчас. Наверное, каждый день в разных уголках Земли звучат дуэты на его стихи в операх П.И.Чайковского - «Слыхали ль вы» (в «Евгении Онегине») и «Уж вечер» (в «Пиковой даме»). Сам же он писал о себе:

Мне рок судил: брести неведомой стезёй,

Быть другом мирных сёл, любить красы природы,

Дышать под сумраком дубравной тишиной

И, взор склонив на пенны воды,

Творца, друзей, любовь и счастье воспевать.

О песни, чистый плод невинности сердечной!

Блажен, кому дано цевницей оживлять

Часы сей жизни скоротечной!

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

Начало читайте 1, 2, 3, 4

Навигатор по всему каналу здесь