19 643 subscribers

«Он весь как Божия гроза»

790 full reads
1,4k story viewsUnique page visitors
790 read the story to the endThat's 53% of the total page views
7 minutes — average reading time
«Он весь как Божия гроза»

В начале 1825 года Пушкин писал брату: «Присоветуй Рылееву в новой его поэме поместить в свите Петра I нашего дедушку. Его арапская рожа произведёт странное действие на всю картину Полтавской битвы».

Передал ли Лев Сергеевич слова брата по назначению, мы никогда, наверное, не узнаем. Поэму «Палей», о которой Пушкин упоминает («Если “Палей” пойдёт, как начал, Рылеев будет министром»), К.Ф.Рылеев так и не закончил.

Семён Палей (или Палий) – казацкий полковник. Арестованный Мазепой и оговорённый им перед русским царём, Палей был возвращён на родину после измены гетмана и принимал участие в Полтавской битве. Это он – «воин под сединами», стоящий «близ московского царя»:

Двумя поддержан казаками,

Сердечной ревностью горя,

Он оком опытным героя

Взирает на волненье боя.

Уж на коня не вскочит он,

Одрях в изгнанье сиротея,

И казаки на клич Палея

Не налетят со всех сторон!..

Наверное, мои читатели уже поняли, что сегодня речь пойдёт о пушкинской «Полтаве». Поэма была написана в 1828 году и, увы, принесла автору «славы дань: кривые толки, шум и брань». Н.И.Надеждин, к примеру, писал: «По моему мнению — “Полтава” есть настоящая Полтава для Пушкина! Ему назначено было здесь испытать судьбу Карла XII!.. И в отношении к наружной отделке, его “Полтава” несравненно ниже всех прочих его произведений. Стихов прозаических и вялых такое множество, что не веришь: Пушкин ли, полно, писал их?» Наверное, прав был К.А.Полевой, тогда же заметивший: «Новая поэма Пушкина не произвела на публику такого сильного впечатления, какое производили прежние, и многим даже не имела счастия понравиться. Это естественно. Красоты её слишком новы для русских читателей, ещё не готовых понимать оные».

Сейчас странно читать уничтожающие отзывы о «Полтаве», к которым присоединился в своё время и В.Г.Белинский. Прошедшие почти два века расставили всё по своим местам, и мы сейчас, наверное, согласимся с оценкой, данной в 1839 году немецким писателем К.А.Фарнгагеном фон Энзе: «Поэма в трех песнях; основа историческая, расположение прекрасное, исполнение зрелое, слог совершенный». В окончательной редакции поэма написана, что называется, на одном дыхании. Дадим слово её автору: «Сильные характеры и глубокая, трагическая тень, набросанная на все эти ужасы, вот что увлекло меня. “Полтаву” написал я в несколько дней, долее не мог бы ею заниматься и бросил бы всё».

Однако меня сейчас интересует не сама по себе поэма, а выведенный в ней образ Петра I.

Белинский писал: «В поэме Пушкина, состоящей из трёх песен, Полтавская битва, равно как и герой ее — Пётр Великий, являются только в последней (третьей) песне, тогда как две заняты любовию Мазепы и Марии и его отношениями к её родственникам. Поэтому Полтавская битва составляет как бы эпизод из любовной истории Мазепы и её развязку; этим явно унижается высокость такого предмета, и эпическая поэма уничтожается сама собою!» Оставим на совести критика слова об «унижении» высокого предмета, но ведь действительно, поэма – не о Петре. Пушкина волнует драма, разворачивающаяся на историческом фоне. Сам поэт сказал о своём замысле: «Прочитав в первый раз в “Войнаровском” сии стихи:

Жену страдальца Кочубея

И обольщённую их дочь,

я изумился, как мог поэт пройти мимо столь страшного обстоятельства».

«Войнаровский» - поэма Рылеева, где племянник и соратник Мазепы Андрей Войнаровский вспоминает о былых событиях. Образы здесь даны в соответствии с законами романтизма, Мазепа, к примеру, рассуждает:

И Пётр и я — мы оба правы;

Как он, и я живу для славы,

Для пользы родины моей.

Однако воспоминания о нём Войнаровский оканчивает сравнением его и своей судьбы с жизнью римлянина Брута и делает вывод:

Но он достоин укоризны:

Свободу сам он погубил —

Он торжество врагов отчизны

Самоубийством утвердил.

Сейчас, как известно, Мазепа провозглашён героем Украины. Но Пушкин так не считал. Я уже писала о его отношении к тем, кто нарушал целостность его страны, уже поэтому он не мог сочувствовать Мазепе. Он сам писал о гетмане: «Добрым я его не нахожу», «Мазепа действует в моей поэме точь-в-точь как и в истории, а речи его объясняют его исторический характер».

Поэма рисует именно любовную историю и историю измены. Но изображённая Пушкиным Полтавская битва… Не знаю, может быть, потому, что я с детства слышала эти чеканные строки, для меня она - один из любимейших пушкинских фрагментов.

Тогда-то свыше вдохновенный

Раздался звучный глас Петра:

«За дело, с Богом!» Из шатра,

Толпой любимцев окруженный,

Выходит Петр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен,

Он весь как Божия гроза.

Казалось бы, достаточно «избитая» рифма «ужасен – прекрасен». Но как иначе можно сказать о грозе, с которой сравнивается Пётр? Невозможно привести все рисующие Петра строки, но вспомним, что его конь

…мчится в прахе боевом,

Гордясь могущим седоком, - и потрясающее сравнение:

И он промчался пред полками,

Могущ и радостен, как бой.

С картины неизвестного художника
С картины неизвестного художника

И сразу же, контрастом, описание его противника –

Несомый верными слугами,

В качалке, бледен, недвижим,

Страдая раной, Карл явился…

…Казалось, Карла приводил

Желанный бой в недоуменье…

Вдруг слабым манием руки

На русских двинул он полки.

По-моему, исход битвы ясен уже при сравнении этих строк.

Н.Н.Каразин. Карл XII на носилках
Н.Н.Каразин. Карл XII на носилках

И, разумеется, великолепен ликующий финал сцены боя:

Пирует Пётр. И горд и ясен

И славы полон взор его,

И царской пир его прекрасен.

При кликах войска своего,

В шатре своем он угощает

Своих вождей, вождей чужих,

И славных пленников ласкает,

И за учителей своих

Заздравный кубок подымает.

Ну не мог Александр Сергеевич не привести в примечаниях французскую цитату из Вольтера, которую сам же и откомментировал («было о чём и радоваться»): «Московский император, проникнутый радостью, которую он не давал себе труда скрывать... принимал на поле битвы пленников, которых ему приводили толпой, то и дело спрашивая: "А где же мой брат Карл?".. Тогда, взяв стакан вина, он сказал: "За здоровье моих учителей в военном искусстве!" Реншильд спросил его, кого он почтил таким славным титулом. "Вас, господа шведские генералы", - ответил царь. "В таком случае ваше величество очень неблагодарны, - ответил граф, - вы так дурно обошлись со своими учителями"».

Иллюстрация В.А.Серова
Иллюстрация В.А.Серова

Одна деталь могла бы нарушить общее впечатление: Мазепа не может забыть давней обиды -

... Под Азовом

Однажды я с царём суровым

Во ставке ночью пировал:

Полны вином кипели чаши,

Кипели с ними речи наши.

Я слово смелое сказал.

Смутились гости молодые…

Царь, вспыхнув, чашу уронил

И за усы мои седые

Меня с угрозой ухватил.

Позднее Пушкин пояснял: «Заметили мне, что Мазепа слишком у меня злопамятен, что малороссийский гетман не студент и за пощёчину или за дёрганье усов мстить не захочет… Мазепа, воспитанный в Европе в то время, как понятия о дворянской чести были на высшей степени силы,— Мазепа мог помнить долго обиду московского царя и отомстить ему при случае. В этой черте весь его характер, скрытый, жестокий, постоянный. Дернуть ляха или казака за усы всё равно было, что схватить россиянина за бороду».

Однако симпатии Пушкина – не на стороне Мазепы. Он писал о нём: «Однако ж какой отвратительный предмет! ни одного доброго, благосклонного чувства! ни одной утешительной черты! соблазн, вражда, измена, лукавство, малодушие, свирепость... Дельвиг дивился, как я мог заняться таковым предметом».

И в финале поэмы сказано:

Забыт Мазепа с давних пор!

Лишь в торжествующей святыне

Раз в год анафемой доныне,

Грозя, гремит о нем собор.

В примечаниях автор опишет церемонию условной казни Мазепы: «А 9-го дня предали клятве Мазепу оные архиереи публично; того же дня и персону (куклу) оного изменника Мазепы вынесли и, сняв кавалерию (которая на ту персону была надета с бантом), оную персону бросили в палачёвские руки, которую палач, взяв и прицепя за верёвку, тащил по улице и по площади даже до виселицы, и потом повесили».

И.С.Мазепа и созданный специально для него Орден Иуды.
И.С.Мазепа и созданный специально для него Орден Иуды.

Воздав дань памяти погибшему Кочубею описанием его могилы (сразу вспомнила, как некогда видела в Полтаве рубаху, в которой он был казнён) и упоминанием цветущего рода, Пушкин всё же в первую очередь вину за его гибель возложит на вельмож (в примечаниях укажет имена: «Тайный секретарь Шафиров и гр. Головкин, друзья и покровители Мазепы; на них, по справедливости, должен лежать ужас суда и казни доносителей») и воспоёт Петра:

В гражданстве северной державы,

В её воинственной судьбе,

Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,

Огромный памятник себе.

Заметим ещё, что, несмотря на советы Рылееву, Пушкин, перечисляя тех, кто «вослед неслись толпой» за Петром, своего прадеда-арапа в его свиту не поместит. Здесь будут

Сии птенцы гнезда Петрова —

В пременах жребия земного

В трудах державства и войны

Его товарищи, сыны:

И Шереметев благородный,

И Брюс, и Боур, и Репнин,

И, счастья баловень безродный,

Полудержавный властелин.

А оценку событию в целом и деятельности Петра в частности Пушкин даст ещё в первой песне поэмы, и, думается, оценка эта исчерпывающая:

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра…

…Но в искушеньях долгой кары

Перетерпев судеб удары,

Окрепла Русь. Так тяжкой млат,

Дробя стекло, куёт булат.

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь