23 348 subscribers

Первый директор

781 full read

Наставникам, хранившим юность нашу,

Всем честию, и мёртвым и живым,

К устам подъяв признательную чашу,

Не помня зла, за благо воздадим,- так писал Пушкин.

И первый, кого нужно назвать, говоря о «наставниках»,- конечно же, директор Лицея в 1811-14 годах Василий Фёдорович Малиновский.

Первый директор

Никто из воспитанников не видел от него «зла», только «благо». В 1815 году С.Комовский запишет в своём дневнике: «23-е марта. Сегодня была панихида по директоре Василье Фёдоровиче Малиновском, который скончался прошедшего 1814 года в этот день. Сие привело мне на память, как сей почтенный старец … лежал на смертном одре, благословляя и научая детей своих в той вере и любви к Богу, которыми он сам был одушевлён. До самой последней минуты его жизни сохранил он здравый ум; до самой той минуты молился он о чадах своих, пока не переселился на тот прекраснейший свет, дабы там получить за дела свои венец награды». Поправить Комовского можно лишь в одном: 16-летнему лицеисту Малиновский представлялся «почтенным старцем», а было директору всего 49 лет.

Биографические справочники сообщают о Малиновском достаточно много: дипломат (зная несколько языков, работал переводчиком в русской дипломатической миссии в Лондоне, был переводчиком на конгрессе в Яссах, завершившем русско-турецкую войну, был назначен генеральным консулом в Молдавии), публицист (помимо ряда статей, подготовил проект «Об освобождении рабов» — один из первых проектов отмены крепостного права в России), просветитель (перевёл на русский язык с древнееврейского несколько книг Библии). Уже одного этого достаточно, чтобы имя его не было забыто!

Происходил Василий Фёдорович из «колокольного дворянства. Отец его, протоиерей Фёдор Авксентьевич, служил при Московском университете (просвещение, науки – вечные спутники Малиновского!). Имел двух братьев - Алексея Фёдоровича, который принимал активное участие в переводе и первом издании рукописи «Слово о полку Игореве», и Павла Фёдоровича (дружил с семьей Пушкиных и был шафером на свадьбе родителей поэта). Женат был на Софье Андреевне Самборской, дочери образованного и патриотически настроенного священника А. Ф. Самборского, духовника императора.

С.А.Малиновская
С.А.Малиновская

Но главное, что помнят: В. Ф. Малиновский - первый директор Императорского Царскосельского Лицея. Можно много говорить, почему именно он был назначен на эту должность, вспомнить его взгляды, его дружбу с инициатором создания Лицея М.Сперанским…

Для нас важно другое: каким запомнился Малиновский воспитанникам.

Из воспоминаний И.Пущина мы знаем, что ещё до открытия лицея в доме директора будущих лицеистов «неоднократно собирали сначала для снятия мерки, потом для примеривания платья, белья, ботфорт, сапог, шляп и пр. На этих свиданиях мы все больше или меньше ознакомились. Сын директора Иван тут уже был для нас чем-то вроде хозяина» - начиналось сплочение «святого братства». Затем, в самом начале обучения, - новый удар для мальчиков. Послушаем снова Пущина: «Через несколько дней после открытия, за вечерним чаем, как теперь помню, входит директор и объявляет нам, что получил предписание министра, которым возбраняется выезжать из Лицея, а что родным дозволено посещать нас по праздникам. Это объявление категорическое, которое, вероятно, было уже предварительно постановлено, но только не оглашалось, сильно отуманило нас всех своей неожиданностию». «Иные дети чувствительно приняли, что их никогда ни в какую вакацию домой не пустят», - записал Малиновский в своём дневнике. Перед ним встала, казалось бы, непосильная задача – сделать так, чтобы дети не почувствовали своей оторванности от близких, не почувствовали никакого неравенства: ведь среди воспитанников – как обладатели звучного титула (Горчаков) или дети видных чиновников (Корф), так и, например, Есаков, чья семья владела лишь одним крепостным, или сын бедного гусара из Полтавской губернии Вольховский. Малиновский чётко сформулировал свой принцип: «Войну объявить лицемерию. Ценить выше малое внутреннее добро против великого наружного — даже уничтожить сие как полушку против фальшивой серебряной гривны, и пятак медный выше фальшивого рубля и червонца».

Дом директора стал для лицеистов родным домом (и останется таким до конца, даже после его смерти). Собственного своего сына Ивана директор среди других лицеистов никак не выделял. Жили одной семьёй, деля и радости, и горести.

В этом доме директора часто бывали лицеисты
В этом доме директора часто бывали лицеисты

А горестей на долю Василия Фёдоровича выпало немеряно! Началось с того, что даже на открытии Лицея ему пришлось читать речь, написанную другим человеком. «Бледный как смерть, начал что-то читать; читал довольно долго, но вряд ли многие могли его слышать, так голос его был слаб и прерывист. Заметно было, что сидевшие в задних рядах начали перешёптываться и прислоняться к спинкам кресел. Проявление не совсем ободрительное для оратора, который, кончивши речь свою, поклонился и еле живой возвратился на свое место. Мы, школьники, больше всех были рады, что он замолк: гости сидели, а мы должны были стоя слушать его и ничего не слышать». Эти воспоминания Пущина, бесспорно, жестоки, но не могли же лицеисты знать, что собственную речь Малиновского министр просвещения забраковал!

Затем, в начале 1812 года, умирает жена Малиновского, с которой он прожил более 20 лет и имел шестерых детей (после смерти матери их воспитывала их тётка Анна Андреевна, жившая в доме Малиновского).

Затем началась война. Все события переживаются всей лицейской семьёй сообща. Малиновский готовит Лицей к эвакуации в Або, но затем, после ухода французов из Москвы, распоряжение отменяется.

Бесчисленные заботы отнимают силы… Заботиться приходится обо всём. Вот его заметки о делах первых дней: "закупать лучшие продукты, говядину, масло и прочие столовые припасы... у царскосельских торговцев, но как скоро они будут дороги и худы, то комиссионеры нам в Петербурге купят лучшие и дешевле...", договариваться о "поставке хороших спальных кроватей, матрацах, о комодах, удобных столах для писания, умывальниках, классных столах, скамейках ольхового дерева", "о физическом кабинете стараюсь узнать, не продаёт ли кто... случается дёшево и хорошо продать по ненадобности..."

Малиновский готовит к открытию Благородный лицейский пансион для подготовки к учёбе в Лицее, и на это уходят последние силы: «Ночь не спал от волнения с вечера до четырёх утра… Много забот по пансиону… слаб». Запись в дневнике сделана 26 января 1814 г., а спустя два месяца В.Ф.Малиновский скончался после недолгой болезни. По рассказу внучки, на его могиле Пушкин (ему и ещё пятерым лицеистам разрешили проводить директора в последний путь) и Иван Малиновский поклялись в вечной дружбе. К 150-летию Лицея на могиле Малиновского на Охтинском кладбище была установлена памятная доска.

Из детей первого директора добрую память о себе оставили Иван (о нём читайте здесь) и Мария, впоследствии вышедшая замуж за соученика брата В.Вольховского (читайте здесь). Но особого внимания заслуживает вторая дочь – Анна, в замужестве Розен, жена декабриста (но о ней - в следующей статье).

Продолжение следует, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

«Оглавление» всех публикаций о Лицее смотрите здесь

Навигатор по всему каналу здесь