20 324 subscribers

«Подруга весны моей златой»

6,1k full reads
9,4k story viewsUnique page visitors
6,1k read the story to the endThat's 65% of the total page views
6 minutes — average reading time
«Подруга весны моей златой»

Мной было написано достаточно много статей о семье А.С.Пушкина, но в них я как-то обошла стороной одного из самых близких ему людей – сестру Ольгу. Наверное, это несправедливо, и поэтому попытаюсь исправиться.

«Знавшие дела семьи единогласно свидетельствуют, что когда, в 1811 году, пришло время молодому Пушкину ехать в Петербург для поступления в лицей, он покинул отеческий кров без малейшего сожаления, если исключим дружескую горесть по сестре, которую он всегда любил», - так писал П.В.Анненков в материалах к биографии поэта. «В покойной матери моей Александр Сергеевич видел не только сестру родную, но своего искреннего друга; с ней – с детского возраста своего – он отводил душу и делился вдохновениями, осуществляемыми его внезапно угасшею лирой», - писал её сын Л.Н.Павлищев. Действительно, судя по сохранившимся воспоминаниям, в детстве брат и сестра были очень дружны. И, видимо, не только в детстве. «Он [Пушкин] терпеливо выслушал меня и сказал, что несколько примирился в эти четыре месяца с новым своим бытом, вначале очень для него тягостным; что тут, хотя невольно, но все-таки отдыхает от прежнего шума и волнения; с Музой живёт в ладу и трудится охотно и усердно. Скорбел только, что с ним нет сестры его, но что, с другой стороны, никак не согласится, чтоб она, по привязанности к нему, проскучала целую зиму в деревне», - напишет И.И.Пущин, рассказывая о свидании с поэтом в Михайловском.

О жизни Ольги Сергеевны достаточно подробно рассказал её сын, хотя его книга «Мой дядя – Пушкин. Из семейной хроники», по мнению большинства пушкинистов, очень грешит натяжками и неточностями. Позволю себе усомниться в утверждениях авторов некоторых статей, что Лев Николаевич Павлищев хорошо помнил своего дядю: он родился 8 октября 1834 года, а в последний раз видел Пушкина в сентябре 1836-го, когда ему ещё не исполнилось и двух лет – что он мог помнить? Тем не менее, хотя я и думаю, что нельзя особенно верить подробно передаваемым им диалогам брата и сестры, кое-чему в его рассказах доверять можно – в первую очередь, рассказу о судьбе матери. Кроме того, он приводит довольно любопытные выдержки из семейной переписки.

Ольга была первенцем в семье Пушкиных. Она родилась 20 ноября 1797 года и была на полтора года старше брата. Росли и воспитывались они вместе, но то, что Ольга была немного старше, позволило ей сохранить в памяти, а потом рассказать биографам какие-то эпизоды (мелочи, возможно, но дорогие всем) из детства поэта. Один из них передаёт П.И.Бартенев: «По свидетельству сестры поэта, Пушкин был толстый, молчаливый и неповоротливый мальчик, которого нарочно заставляли гулять и бегать и который лучше любил оставаться дома с бабушкой. Вот анекдот из первоначального его детства. Раз Надежда Осиповна (мать его) взяла его с собою гулять. Он не поспевал за нею, отстал и уселся отдыхать среди улицы; но, заметив, что из окошка на него смотрят и смеются, поднялся и сказал: “Ну, нечего скалить зубы!” – На седьмом году Пушкин сделался развязнее, и прежняя неповоротливость перешла даже в резвость и шаловливость».

Ольга была критиком первых произведений своего брата. Я уже писала об этом эпизоде, но позволю себе повториться. Записано со слов Ольги Сергеевны её сыном: «Пушкин, забираясь в библиотеку отца, перечитывал французские комедии Мольера и под впечатлением такого чтения сам стал упражняться в писании подобных же комедий, по-французски же. Брат и сестра (Ольга) для представления этих комедий соорудили в детской сцену, причём он был и автором пьес, и актером, а публику изображала она. В числе этих комедий была носившая название “Escamoteur (похититель)”, сильно не понравившаяся Ольге Сергеевне; она, в качестве публики, освистала этого “Похитителя”, что и послужило дяде поводом к следующему четверостишию:

Dis-moi, pourquoi l’Escamoteur

Est-il sifflè par le parterre?

Hélas! c’est que le pauvre auteur

L’escamota de Molière.

(Скажи мне, почему “Похититель” освистан партером? Увы! потому, что бедный автор похитил его у Мольера.)»

Вероятно, сближало брата с сестрой и то, что родители, отдавая предпочтение младшему их брату Льву, мало обращали внимания на старших детей: Александр не был любимцем с самого начала («До семилетнего возраста Пушкин не предвещал ничего особенного; напротив, своей неповоротливостью, своею тучностью, робостью и отвращением к движению он приводил мать в отчаяние… Она не могла скрыть предпочтительной любви сперва к дочери, а потом к меньшому сыну», - писал П. В. Анненков), Оленька растеряла любовь родителей после рождения «Леона».

Напомню рассказ бывшей помощницы няни у Пушкиных (я уже приводила его полностью): «Раз Ольга Сергеевна (сестра Пушкина) нашалила что-то, прогневала мамашу, та по щеке её и треснула. А она обиделась, да как? Мамаша приказывает ей прощенье просить, а она и не думает, не хочет. Её в затрапезное платьице одели, за стол не сажают, на хлеб, на воду и запретили братцу к ней даже подходить и говорить. А она, – повешусь, говорит, а прощенья просить не стану!»

У детей были, в основном, одни и те же учителя, но в обучении Ольги больше внимания уделяли искусствам: она, судя по всему, прекрасно выучилась рисовать («Живопись была любимым искусством моей матери», - писал Павлищев). Не случайно, наверное, много лет спустя С.Л.Пушкин писал ей о своей первой внучке Машеньке: «Маша… прелестна как ангел (jolie vraiment comme un ange). Как мне бы хотелось, милая Оленька, чтобы ты её увидала и нарисовала её портрет! Моя внучка – ангел кисти Рафаэля!..»

Учили её и музыке, но «дело испортил приставленный к ней в качестве преподавателя фортепианной игры неудавшийся танцмейстер», сильно ударивший ученицу линейкой по руке и на её восклицание «Господин Грюнвальд, вы делаете мне больно!» ответивший: «А кто вам сказал, что я не хочу сделать вам больно?»

Если верить рассказам её сына, Ольга Сергеевна «основательно» изучила английский язык и хорошо знала творчество Шекспира.

Известно, что родственники великого поэта и сами «грешили» стихотворчеством. Павлищев приводит в своей книге стихи матери. Конечно, она никогда их не печатала. Конечно, они несовершенны, но есть и интересные строки. Так, после посещения одного из балов она написала довольно большое сатирическое стихотворение:

Петербургскую смесь
Собирают здесь
В это здание…

Далее следуют характеристики собравшихся. Поскольку автор указывает лишь инициалы («Ю… Князь», «вельможный пан А… Степан»), трудно сказать, насколько они точны и метки. Но завершающее трёхстишие, по-моему, великолепно:
По стенам вокруг
Грозный ряд старух
Сидит жабами.

Но это, конечно, написано уже много позже.

А брат из Лицея шлёт сестре нежное дружеское послание. В этом, одном из первых дошедших до нас стихотворений, юный Пушкин, сравнивая свою лицейскую жизнь с монастырём, где «скука на часах», мечтает о встрече с сестрой:

Тайком взошед в диванну,

Хоть помощью пера,

О, как тебя застану,

Любезная сестра?..

Он расспрашивает её о чтении, о любимых занятиях… Мне особенно нравится вот это описание, которому придаёт чудесный «аромат» нарочитая архаичность (усечённые определения):

Иль моську престарелу,

В подушках поседелу,

Окутав в длинну шаль

И с нежностью лелея,

Ты к ней зовешь Морфея?

Иль смотришь в тёмну даль

Задумчивой Светланой

Над шумною Невой?

Иль звучным фортепьяно

Под беглою рукой

Моцарта оживляешь?

Иль тоны повторяешь

Пиччини и Рамо?

Но вот уж я с тобою,

И в радости немой

Твой друг расцвёл душою,

Как ясный вешний день.

Забыты дни разлуки,

Дни горести и скуки,

Исчезла грусти тень…

Стихотворение заканчивается пламенным обещанием:

Но время протечёт,

И с каменных ворот

Падут, падут затворы,

И в пышный Петроград

Через долины, горы

Ретивые примчат;

Спеша на новоселье,

Оставлю тёмну келью,

Поля, сады свои;

Под стол клобук с веригой —

И прилечу расстригой

В объятия твои.

Встреча состоялась раньше, чем «пали затворы»: в том же 1814 году семейство Пушкиных перебралось в Петербург, и Ольга с родителями часто бывала у брата. «Тут-то во время этих посещений дядя мой читывал своей сестре поэтические произведения своей юной лицейской музы, спрашивая её советов, так как сознавал тонкость её вкуса и меткость её замечаний. Она, со своей стороны, обменивалась с ним мыслями, сама стараясь развивать себя умственно и пополнять пробелы домашнего своего образования». Наверное, это были радостные встречи… Недаром поэт писал:

Что было бы со мною,

Богиня, без тебя?

Царскосельский парк помнит брата и сестру…
Царскосельский парк помнит брата и сестру…

Продолжение следует

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал