«Поверили глупцы, другим передают»

Бессмертные строки Грибоедова невольно приходят на память, когда сталкиваешься с публикациями, авторы коих ничтоже сумняшеся пишут о тождестве двух Александров: Пушкина и Дюма-отца. Якобы Пушкин не погиб на дуэли, а тайком переехал во Францию, где и начал писать под именем А.Дюма. Особенно усердствует в этом канал «Book24», именующий себя книжным, а на самом деле в некоторых опусах показывающий полное незнание как литературы, так и других предметов, о которых рассуждает. Сначала меня это рассмешило, затем стало раздражать, и наконец я поняла, что не могу не сказать своё «мяу» по поводу сих измышлений.

Александр Пушкин
Александр Пушкин

Оговорюсь сразу: нравственный аспект (многие возражают: не мог Пушкин бросить жену и детей и т.п. – конечно, не мог, но сейчас речь не об этом) я оставляю в стороне. Оставляю и вопрос «похож – не похож»: у каждого может быть своё мнение. Не буду заниматься и сравнительным литературоведческим анализом: для этого есть специалисты. Привожу только неоспоримые факты, мимо которых авторы «сенсации» проходят мимо.

Александр Дюма
Александр Дюма

Один из аргументов: «Детство Дюма до сих пор остается загадкой, как и некоторые периоды жизни Пушкина. Именно в 1822 году [год появления Дюма в Париже] он пропадает с радаров, отправившись в некое путешествие». Стоп, господа! В 1822 году Пушкин находится в Южной ссылке, в Кишинёве (под надзором, между прочим!), сохранилось - целиком или в отрывках – 17 его писем этого года, в основном, с точными датами, адресованных разным людям (от брата Льва до случайного приятеля В.Горчакова). В это время им написаны, в частности, «Братья-разбойники» и «Песнь о вещем Олеге».

«Представим, что авантюрист Пушкин создал альтер эго, выбрав род Дюма, в котором также были смешаны африканские корни и о котором давно не слышали в обществе [вопрос автору: а откуда Пушкин его так хорошо знал?]. И наведываясь в Париж в годы южной ссылки [как мило получается: наведывался регулярно из Кишинёва или Одессы в Париж на ковре-самолёте, наверное], он жил двойной жизнью и выпустил первые произведения под вторым именем, а ещё обзавелся сыном», - предполагают «первооткрыватели». И тут же указывают: «До 1837 года Дюма почти ничего не писал. Есть несколько его произведений, авторство которых не доказано». Как это связать с реальностью?!

11 февраля 1829 года с триумфом прошла премьера пьесы Дюма «Генрих III и его двор», запрещённой цензурой после первого представления и спасённой герцогом Орлеанским. Авторы «открытия» упорно цитируют А.Моруа, но делают это крайне выборочно. Почему бы не процитировать ещё: «Так в двадцать семь лет молодой человек, совсем недавно приехавший из Вилле-Коттре, – без положения, без протекции, без денег, без образования, превратился в человека известного, почти знаменитого, принятого как равный небольшим, но блестящим кружком людей, которые в недалёком будущем вдохнут новую жизнь во французскую поэзию и драматургию». И чуть дальше: «В 1829 году Дюма исполнилось двадцать семь лет. Он был колоссального роста и поражал своеобразной, мужественной красотой. Автор нашумевшей пьесы, создатель нового жанра, он был принят как равный в кругу писателей и художников» (а уж колоссальный рост - это явно не про Пушкина!)

Даже на этой зарисовке 1829 года виден немалый рост Дюма
Даже на этой зарисовке 1829 года виден немалый рост Дюма

А кстати, где в это время Пушкин? В Петербурге! Около 25 января (примем ещё во внимание разницу в стилях) он пишет весьма игривое письмо П.Вяземскому. Примерно в то же время пишет два письма петербургским дамам, принимая их «очаровательные приглашения», видимо, на литературные вечера: «Тот час, который для вас удобен, будет удобен и для меня. Итак, до завтра, и пусть 7-я песнь Онегина заслужит…»

«Мой рост с ростом самых долговязых не может равняться»,- писал Пушкин
«Мой рост с ростом самых долговязых не может равняться»,- писал Пушкин

3 мая 1831 года новый триумф Дюма: театр Порт-Сен-Мартэн ставит «Антони». А Пушкин 25 апреля (почти день в день!) пишет деду своей юной жены об очередных имущественных проблемах.

«В 1832-м году в газете вышла скорбная заметка о том, что Дюма расстрелян, после чего писателя долго не видели во Франции. Если поверить, что Дюма и Пушкин – одно лицо, то можно предположить, что он решил «убить» альтер эго, потому что готовился к свадьбе» – это цитата из очередной статьи. Интересно только, к свадьбе с кем готовился Пушкин? Венчался он 18 февраля 1831 года, а в описываемое время готовился… только не к свадьбе, а к крестинам дочери Марии.

А что на самом деле случилось с Дюма? 5 июня 1832 года он возглавил колонну артиллеристов, следовавшую за траурным катафалком на похоронах генерала Ламарка, разогнанных полицией. Затем было восстание (кстати, описанное В.Гюго в «Отверженных»), вот после подавления его и появилось сообщение о том, что Александр Дюма с оружием в руках был схвачен полицейскими и в ту же ночь расстрелян. В действительности, Дюма, спасаясь от ареста, уехал в Швейцарию, где прожил несколько месяцев, работая над историко-публицистическим очерком «Галлия и Франция».

В 1836 году жизнь Пушкина практически захронометрирована. А Дюма в том же году пишет и ставит, наверное, самую знаменитую пьесу - "Кин, или Гений и беспутство".

Может быть, хватит фактологии? Оставим в покое и такие «аргументы»: «А еще оба были страстными любителями женщин». И великолепное: «В книге «Граф Монте-Кристо» Дюма находят много отсылок к Пушкину. Тут и фамилия главного героя Дантеса, и тот факт, что он инсценировал гибель и стал Монте-Кристо. Образ самого Пушкина нашли в д’Артаньяне, а его жены в Миледи» (про жену вообще «нет слов – одни выражения»!).

Остановлюсь ещё на одном «доказательстве»: «А произведение Дюма «Учитель фехтования» вызывает ощущение того, что французский писатель лично участвовал в восстании декабристов. Тем более, что в Россию он наведался куда позже». Вообще-то эффект «личного присутствия», думается, у хороших писателей есть всегда, но давайте перечитаем роман Дюма!

Я уж не говорю о ряде исторических «ляпов» (вроде убийства Настасьи Минкиной, именуемой почему-то «государыней», во время петербургского наводнения) и обязательных для иностранцев описаний (хотя бы медвежьей охоты), но прочитайте два фрагмента и ответьте на простой вопрос: мог ли написать такое русский писатель?

1. «Надо сказать, что сначала мужик не вызывает интереса: зимой он носит овчинный тулуп, летом – рубашку поверх штанов. На ногах у него род сандалий, которые держатся при помощи длинных ремешков, обвивающих ногу до самых колен. Волосы его коротко острижены, а борода – такая, какая ему дана природой. Женщины носят длинные полушубки, юбки и огромные сапоги, в которых нога совершенно теряет форму».

2. «Я много слышал ещё во Франции об этих банях, и теперь, проходя мимо, мне вздумалось воспользоваться случаем и помыться. Заплатив два с половиной рубля, или пятьдесят су на французские деньги, я получил билетик и с ним вошел в первую комнату, где раздеваются. Температура в ней была обыкновенная…

Когда банщик или банщица взяты, они тоже раздеваются догола и вместе с клиентом входят в соседнюю комнату, в которой поддерживается температура, равная температуре человеческого тела. Открыв дверь этой комнаты, я остолбенел: мне показалось, что какой-то новоявленный Мефистофель без моего ведома доставил меня на шабаш ведьм. Представьте себе человек триста мужчин, женщин и детей, совершенно голых, которые бьют друг друга вениками. Шум, гам, крики. Стыда у них ни малейшего: мужчины моют женщин, женщины – мужчин. В России на простой народ смотрят почти как на животных, и на такое совместное мытьё полиция не обращает никакого внимания [не удержусь ещё от одного вопроса: мог ли «простой народ» так легко заплатить два с полтиной?].

Минут через десять я пожаловался на жару и убежал, возмущённый этой безнравственностью, которая здесь, в Петербурге, считается настолько естественной, что о ней даже не говорят» (вообще-то совместные бани в России были официально запрещены ещё лет за 150 до этого, а в описываемое время и фактически из быта ушли – особенно в больших городах).

Для сравнения – фрагмент письма Пушкина Натали от октября 1832 года: «Русский человек в дороге не переодевается и, доехав до места свинья свиньёю, идет в баню, которая наша вторая мать».

Думаю, достаточно. Пропагандисты «открытия» пишут: «Мы не знаем, как относиться к этой теории. Но если поверить, что всё это правда, то остается только сказать Пушкину «Браво!» за то, что сотворил самую масштабную фальсификацию в истории».

Я знаю, как относиться к подобной теории, но не скажу, ибо хочется крикнуть совсем другое… «Кабы только не этот мой девичий стыд, что иного словца мне сказать не велит»!

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!