23 323 subscribers

Родом из Лицея

640 full reads

Из цикла "Жизнь наша лицейская"

Родом из Лицея

«Если верить дошедшему до нас, позднейших лицеистов, преданию, Пушкин не был любим большинством своих товарищей: причиною тому был несколько задорный характер его и остроумие, которое иногда разыгрывалось насчёт других». Написавшего эти строки Я.К.Грота трудно обвинить в пристрастности. Он был одним из первых биографов поэта, «более того, он был лицеистом» (вспомним фразу из «Сатирикона»). Грот окончил Лицей (с золотой медалью) через 15 лет после Пушкина, сумел собрать и опубликовать огромное количество лицейских документов, часть которых была им получена, что называется, из первых рук – например, от Ф.Ф.Матюшкина. И если даже он написал такое… Думается, речь идёт не столько о нелюбви, сколько об элементарным непонимании.

Через сорок лет после открытия Лицея С.Д.Комовский опишет Пушкина-лицеиста: «Не только в часы отдыха от учения в рекреационной зале, на прогулках в очаровательных садах Царского Села, но нередко в классах и даже во время молитвы, Пушкину приходили в голову разные пиитические вымыслы, и тогда лицо его то помрачалось, то прояснялось, смотря по роду дум, кои занимали его в сии минуты вдохновения. Вообще он жил более в мире фантазии. Набрасывая же свои мысли на бумагу, везде, где мог, а всего чаще во время математических уроков, от нетерпения он грыз обыкновенно перо и, насупя брови, надувши губы, с огненным взором читал про себя написанное». Прошу учесть: это пишется, когда Пушкин уже назван «солнцем русской поэзии», его величие никем не оспоривается… А представьте себе лицейские годы, мальчишек, чуждых поэзии. Как они отреагируют на такое поведение? Как будут относиться к тому, кто «вообще был не очень словоохотлив и на вопросы товарищей своих отвечал обыкновенно лаконически»?

Однако в тех же воспоминаниях читаем: «Любимейшие разговоры его были о литературе и об авторах, особенно с теми из товарищей, кои тоже писали стихи, как, например, барон Дельвиг, Илличевский, Кюхельбекер». И вот эти «товарищи, кои тоже писали стихи», уже тогда понимали, кто находится рядом с ними.

Родом из Лицея

«Пушкин пишет теперь комедию в 5 действиях, в стихах, под названием: Философ. План довольно удачен и начало, т.е. 1-е действие, до сих пор только написанное, обещает нечто хорошее; стихи – и говорить нечего, острых слов сколько хочешь! Дай только Бог ему терпения и постоянства, что редко бывает в молодых писателях… Дай Бог ему кончить – это первый большой ouvrage[труд], начатый им, ouvrage, которым он хочет открыть свое поприще по выходе из лицея. Дай Бог ему успеха – лучи славы его будут отсвечиваться и в его товарищах». Кто написал эти слова? Кто-нибудь из критиков? Отнюдь! Это строки из письма А.Д.Илличевского П.Н.Фуссу от 16 января 1816 года (их приведёт в своей книге как раз Я.К.Грот). Почему я так подробно останавливаюсь на этом отзыве? Илличевский - соученик Пушкина, считавшийся в своё время подающим большие надежды поэтом (его называли «вторым Державиным»), даже более талантливым, чем Пушкин – правда, надежды эти так и не реализовались… И в то же время педагоги отмечали его «приметное небрежение к другим, которых он вообще мало ценит, разве собственная польза того требует». М.А.Корф уже после смерти Илличевского вспомнит: «Ещё в Лицее он показал явно жёлчный и завистливый характер».

Но вот не вижу я в этом отзыве, сделанном явно не на публику, ни жёлчи, ни зависти! Вижу точку зрения сведущего человека, хорошо понимающего, с талантом какого масштаба свела его судьба (замечу ещё, что, в отличие, скажем, от А.А.Дельвига, Илличевский никогда не принадлежал к близким друзьям Пушкина).

Комедия «Философ» до нас не дошла. Мы даже не знаем, была ли она окончена. Кроме письма Илличевского, существует лишь одно упоминание о ней – в дневниковой записи Пушкина: «Начал я комедию - не знаю, кончу ли её».

Не дошли до нас и другие ранние произведения поэта – например, роман «Фатам, или Разум человеческий: Право естественное» (сохранилась дневниковая запись, что третью главу автор читал С.С.Фролову). Сохранились свидетельства разной степени достоверности о романе в прозе «Цыган», о написанной в соавторстве с М. Л. Яковлевым комедии «Так водится на свете»… В дневнике читаем: «Третьего дни хотел я начать ироическую поэму “Игорь и Ольга“», «Летом напишу я “Картину Царского Села”». Не написал…

Впрочем, как сказать! В 1815 году Пушкин напишет большое стихотворение «Городок (К ***)», о котором, наверное, стоит поговорить. Написано оно в форме дружеского послания, исследователи дружно указывают, что обращено, вероятно, к князю Николаю Ивановичу Трубецкому, другу детства, хотя, мне кажется, его форма – это просто литературный приём, так как биография лирического героя произведения явно не совпадает с пушкинской:

На тройке пренесенный
Из родины смиренной
В великой град Петра,
От утра до утра
Два года всё кружился
Без дела в хлопотах,
Зевая, веселился
В театре, на пирах;
Не ведал я покоя…

…Но слава, слава Богу!
На ровную дорогу
Я выехал теперь;
Уж вытолкал за дверь
Заботы и печали…
…От шума вдалеке,
Живу я в городке,
Безвестностью счастливом.
Я нанял светлый дом
С диваном, с камельком…

Родом из Лицея

А вот дальше, среди рассказа о своем времяпрепровождении, герой живописует нам обитателей этого самого «городка»:

У добренькой старушки
Душистый пью чаёк…
… вестей
Мне пропасть наболтает.
Газеты собирает
[«газеты» тогда означало известия, слухи, сплетни – актуально, не правда ли?]
Со всех она сторон,
Всё сведает, узнает:
Кто умер, кто влюблён,
Кого жена по моде
Рогами убрала.
В котором огороде
Капуста цвет дала,
Фома свою хозяйку
Не за что наказал,
Антошка балалайку
Играя разломал, —
Старушка всё расскажет;
Меж тем как юбку вяжет,
Болтает всё своё…

Есть и другой портрет:

Иль добрый мой сосед,
Семидесяти лет…
Вечернею пирушкой
Старик, развеселясь,
За дедовскою кружкой
В прошедшем углубясь,
С Очаковской медалью
На раненой груди,
Воспомнит ту баталью,
Где роты впереди
Летел на встречу славы,
Но встретился с ядром
И пал на дол кровавый
С булатным палашом.

В плане «Картины Царского Села» записано: «Жители Царского Села». Не кажется ли вам, что «Городок» - воплощение замысла если не всей «Картины», то хотя бы её части?

Родом из Лицея

Пройдут годы, и в третьей главе «Евгения Онегина» Пушкин нарисует программу «романа на старый лад»:

Не муки тайные злодейства
Я грозно в нем изображу,
Но просто вам перескажу
Преданья русского семейства,
Любви пленительные сны
Да нравы нашей старины.

Перескажу простые речи
Отца иль дяди-старика,
Детей условленные встречи
У старых лип, у ручейка…

Пушкинисты, анализируя эти строки, дружно пишут о «полемике с романтизмом», вспоминают о Пушкине как основоположнике русского реализма, не забывая напомнить, что в западноевропейской литературе реализм возник несколько позднее (может, мне опять «чёрт знает что кажется», но эти строки из «Онегина» у меня прочно ассоциируются с романами как раз западного автора – не оценённой в своё время и потому, естественно, неизвестной Пушкину, но сверхпопулярной сейчас Джейн Остин). Не буду спорить с серьёзными литературоведами, но зарисовки обитателей «Городка», по-моему, чётко накладываются на размышления о «простых речах отца иль дяди-старика».

И снова поражаешься: «все мы родом из детства» - да, бесспорно. Но у Пушкина ещё всё - «родом из Лицея»…

Фотографии улиц г.Пушкина (Царского Села) – из Интернета

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

«Оглавление» всех публикаций о Лицее смотрите здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь