19 643 subscribers

«С моим тёзкой я не ладил»

852 full reads
1,2k story viewsUnique page visitors
852 read the story to the endThat's 66% of the total page views
4 minutes — average reading time
«С моим тёзкой я не ладил»

«Посмотрим, как-то наш Сашка будет ладить с порфирородным своим тёзкой; с моим тёзкой я не ладил». Так А.С.Пушкин писал жене в апреле 1834 года. Увы, ему не было суждено узнать о славном пути сына, который сделает военную карьеру как раз при царе-тёзке.

А вот взаимоотношения царя Александра I и поэта Александра Пушкина действительно оставляли желать много лучшего.

Любопытно, что среди пушкинских стихов есть хвалебная ода «Александру»

Тебе, наш храбрый царь, хвала, благодаренье!

Когда полки врагов покрыли отдаленье,

Во броню ополчась, взложив пернатый шлем,

Колена преклонив пред вышним алтарем,

Ты браней меч извлек и клятву дал святую

От ига оградить страну свою родную.

Мы вняли клятве сей; и гордые сердца

В восторге пламенном летели вслед отца

И местью роковой горели и дрожали;

И россы пред врагом твердыней грозной стали!

Александр I. 1814 год
Александр I. 1814 год

Это стихотворение было заказано юному поэту, совсем недавно испытавшему триумф на лицейском экзамене, для предполагавшейся торжественной встречи императора при его возвращении из Парижа (церемония позднее была отменена по распоряжению самого царя).

Стихотворение какое-то совершенно не пушкинское, наверное, типичное для подобной поэзии:

И ныне ты к сынам, о царь наш, возвратился,

И край полуночи восторгом озарился!

Склони на свой народ смиренья полный взгляд —

Все лица радостью, любовию блестят,

Внемли — повсюду весть отрадная несется,

Повсюду гордый клик веселья раздается;

По стогнам шум, везде сияет торжество,

И ты среди толпы, России божество!

Однако же и в более поздних, хорошо нам известных произведениях тоже прозвучат подобные нотки:

Ура, наш царь! так! выпьем за царя.

Он человек! им властвует мгновенье.

Он раб молвы, сомнений и страстей;

Простим ему неправое гоненье:

Он взял Париж, он основал Лицей.

Эти строки из «19 октября», наверное, известны каждому. Но хотя поэт здесь пишет об императоре «он человек», в первую очередь, наверное, вспоминается ему не человеческое, а то, что сам он охарактеризовал как «дней Александровых прекрасное начало». Для Пушкина, в отличие от литераторов более позднего времени, не разделялись «Россия официальная» и «Россия народная» (именно поэтому им были написаны стихотворения 30-х годов, вызвавшие недоумение у некоторых читателей, – «Клеветникам России», например – наверное, к этому нужно будет ещё вернуться).

А события 1812 года – одно из ярчайших воспоминаний лицейских лет, когда юный поэт чувствовал себя частицей противостояния нашествию:

Среди святых воспоминаний

Я с детских лет здесь возрастал,

А глухо между тем поток народной брани

Уж бесновался и роптал.

Отчизну обняла кровавая забота,

Россия двинулась, и мимо нас летят

И тучи конные, брадатая пехота,

И пушек светлый ряд.

Так напишет он в стихотворении «Воспоминания в Царском Селе» 1828 года. И, конечно же, неудивительно, что в строках, проникнутых памятью о тех далёких годах, и образ императора приобретёт идеализацию:

Вы помните, как наш Агамемнон

Из пленного Парижа к нам примчался.

Какой восторг тогда пред ним раздался!

Как был велик, как был прекрасен он,

Народов друг, спаситель их свободы!

Вы помните — как оживились вдруг

Сии сады, сии живые воды,

Где проводил он славный свой досуг.

Все стихотворения поэта, рисующие близкий к официальной точке зрения образ императора, связаны как раз с событиями Отечественной войны…

А вот как человек Александр I, видимо, не был поэту симпатичен никогда.

Проведя шесть лет в непосредственной близости от императорского дворца, Пушкин, несомненно, многократно встречался с царём. Рассказывая о настроениях в Лицее, я приводила лицейский анекдот, как Александр, посещая классы, спросил: «Кто здесь первый?» — «Здесь нет, Ваше императорское Величество, первых, все вторые», — отвечал Пушкин. Известна реакция самодержца на приключение Пушкина, поцеловавшего фрейлину Волконскую.

И сохранился рассказ, опубликованный ещё в 1863 году В.П.Гаевским, связанный с торжествами при возвращении победителей: «Пушкина особенно занимали устроенные между дворцом и “розовым павильоном” триумфальные ворота, на которых, как будто в насмешку над их малым размером, были написаны два стиха Буниной:

Тебя, текуща ныне с бою,

Врата победны не вместят!

Пушкин по этому поводу набросал пером рисунок, изображавший замешательство, происходившее будто бы у “победных врат”: лица, составлявшие шествие, видят, приближаясь к воротам, что они действительно “не вместят” государя, который при этом ещё пополнел в Париже, и некоторые из свиты бросаются рубить их. Остроумный рисунок, представлявший несколько портретов, скоро распространился и был подарен Пушкиным К.А.Карамзиной. Автора невинной шутки долго искали, но, разумеется, не нашли».

И первая эпиграмма, приписываемая Пушкину, была создана тоже в Лицее:

Романов и Зернов лихой,

‎Вы сходны меж собою:

Зернов! хромаешь ты ногой,

‎Романов головою.

Но что, найду ль довольно сил

‎Сравненье кончить шпицом?

Тот в кухне нос переломил,

‎А тот под Австерлицем.

Вот как выглядела она в одном лицейских сборников:

«С моим тёзкой я не ладил»

Зернов - помощник гувернёра в Лицее, «подлый и гнусный глупец», по словам М.А.Корфа.

Пройдёт совсем немного времени – и Лицей окончен.

Друзья! немного снисхожденья —

Оставьте красный мне колпак, - так напишет Пушкин в стихотворении «Товарищам». Наверное, не случайно помянет он здесь красный фригийский колпак, головной убор якобинцев, который в те годы считался революционным символом. Пушкин уже после Лицея будет вспоминать о дружеских собраниях,

Где дружбы знали мы блаженство,

Где в колпаке за круглый стол

Садилось милое Равенство.

В красных колпаках изобразил на своём рисунке Ю.В.Иванов поэта вместе с Д.В.Давыдовым и В.Л.Пушкиным:

«С моим тёзкой я не ладил»

Присутствовавшие на подобных встречах позволяли себе обсуждать достаточно свободно все волнующие их темы,

Открытым сердцем говоря

Насчёт глупца, вельможи злого,

Насчёт холопа записного,

Насчёт небесного царя,

А иногда насчёт земного.

И, конечно, тут же рождались и пушкинские эпиграммы…

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь