20 334 subscribers

«Тот грозный судия, святоша тот жестокий…»

623 full reads
1,2k story viewsUnique page visitors
623 read the story to the endThat's 48% of the total page views
5 minutes — average reading time
«Тот грозный судия, святоша тот жестокий…»

Начало читайте здесь

Итак, что же изменил Пушкин в шекспировской пьесе ("Мера за меру")?

Наверное, в первую очередь нужно говорить об образе того, чьё имя он вынес в заглавие. «Анжело лицемер — потому что его гласные действия противуречат тайным страстям», - запишет поэт. И именно это он будет подчёркивать в герое.

Я думаю, нет нужды напоминать сюжет пьесы (и поэмы), да и заняло бы это слишком много времени. Остановимся на некоторых моментах.

Анджело оставлен – герцогом Винченцио у Шекспира, Дуком у Пушкина – править городом, чтобы обеспечить соблюдение законов, строгость которых долгое время не использовалась. Здесь авторы сходятся почти полностью. Но у Шекспира есть ещё один нюанс – его Герцог, помимо всего, хочет испытать Анджело (цитирую везде по переводу Т.Л.Щепкиной-Куперник):

Граф Анджело и строг и безупречен,

Почти не признаётся он, что в жилах

Кровь у него течёт и что ему

От голода приятней всё же хлеб,

Чем камень. Но когда достигнет власти —

Как знать? Увидим, как себя явит

Тот, кто безгрешным кажется на вид.

Почему так рассуждает Герцог? Наверное, потому, что знает ошибочность общего мнения. И подтверждение – в истории с Марианой, где Анджело уже успел проявить себя отвратительно: он отказался жениться на девушке, с которой был помолвлен, имя которой «сопровождалось только добрыми словами», но «брат её погиб в море, а с ним погибло и всё приданое его сестры» - и Анджело её «покинул в слезах и ни одной слезинки не осушил своим поцелуем. Отрёкся от всех своих обетов, да еще оклеветал её, сказав, что имеет доказательства её неверности». Герцог сам расскажет Изабелле о мерзком поступке «этого безупречного на вид Анджело».

А что же у Пушкина? Он пишет о своём герое:

Он был давно женат. Летунья легкокрила,

Младой его жены молва не пощадила,

Без доказательства насмешливо коря;

И он её прогнал, надменно говоря:

«Пускай себе молвы неправо обвиненье,

Нет нужды. Не должно коснуться подозренье

К супруге кесаря».

Сразу – различие в характерах. Мне немного странно, что многочисленные исследователи, говоря о пушкинском «едва ли не единственном серьёзном отступлении от схемы Шекспира» (отвергнута не невеста, а жена), как будто не замечают главного: у Шекспира герой лицемерен изначально, у Пушкина в этой истории он может быть упрекаем в чрезмерной гордыне и уверенности в собственной непогрешимости, но сам к клевете на Марьяну (Александр Сергеевич пишет так) не причастен. Дальнейшая история с подменой девушки описана примерно одинаково.

А.Хьюз. Мариана
А.Хьюз. Мариана

Есть некоторые отличия и в деятельности Анджело. Что-то Пушкин переводит с удивительной точностью. У Шекспира Анджело говорит:

Но ведь нельзя же из закона делать

Нам пугало воронье, что стоит,

Не двигаясь, пока, привыкнув, птицы

Не обратят его в насест.

А Пушкин пишет практически слово в слово:

Закон не должен быть пужало из тряпицы,

На коем наконец уже садятся птицы.

Однако у Шекспира Луцио будет рассказывать о новом правителе, что тот, «чтоб устрашить обычай и свободу», «воскресил закон жестокий», и далее (о Клавдио):

Его он приказал арестовать

И хочет применить на нём всю силу

Ужасного закона для примера.

«Для примера»… У Пушкина же Анджело уже тиранствует вовсю:

Законы поднялись, хватая в когти зло,

На полных площадях, безмолвных от боязни,

По пятницам пошли разыгрываться казни,

И ухо стал себе почёсывать народ

И говорить: «Эхе! да этот уж не тот».

Деятельность же шекспировского героя в основном направлена на исправление нравов и касается, по большей части, «весёлых домов».

И самое, наверное, главное: шекспировский Анджело, переживая своё паденье, раздираем внутренними противоречиями

Стыд, Анджело, стыд, стыд! И что с тобою?

Ты ль это? Неужели так греховно

Желаешь ты и чистоту её?

Пусть брат её останется в живых!

Разбойники имеют право грабить,

Когда воруют судьи…

…О, хитрый бес!

Святого ловишь ты, надев святую

Приманку на крючок. Но нет соблазна

Опаснее того, что нас ведёт

На путь греха, пленив нас чистотою…

Он признаётся сам себе:

Но побеждён я девушкой невинной.

А раньше над любовью я смеялся

И глупости влюблённых удивлялся!

Но это не смиряет его жестокости и, вынуждая Изабеллу заплатить за спасение брата своей чистотой, он добавит:

Красоту свою

Отдай на волю мне. Иначе он

Не просто кончит жизнь на плахе,

Но в страшных пытках будет умирать

Из-за упрямства твоего.

Пушкин до такой изощрённой в своей жестокости угрозы своего героя не доводит. При этом он не только заставляет Анджело произносить внутренний монолог, переживая своё падение, но и часть его переводит в авторское описание:

…Размышлять, молиться хочет он,

Но мыслит, молится рассеянно. Словами

Он небу говорит, а волей и мечтами

Стремится к ней одной. В унынье погружён,

Устами праздными жевал он имя Бога,

А в сердце грех кипел.

Важно, наверное, и то, что Пушкин, передавая диалоги героев подчас практически дословно, как будто «сжимает» их, делая, как мне кажется, выразительнее и ярче.

И есть в поэме Пушкина ещё одно, как кажется мне, существеннейшее отличие от комедии Шекспира. У великого англичанина всё заканчивается серией свадеб (я позднее к этому вернусь), Пушкин же в финале поэмы, воссоединяя Анджело с Марьяной, подчёркивает ещё одну тему – тему великой любви.

В незавершённом «Езерском», писавшемся практически одновременно с «Анджело», Пушкин будет и спрашивать, и отвечать (что интересно для нас, ссылаясь снова на Шекспира!):

Зачем арапа своего

Младая любит Дездемона,

Как месяц любит ночи мглу?

Затем, что ветру и орлу

И сердцу девы нет закона.

Вот и здесь прозвучит удивительное:

Сей Анджело надменный,

Сей злобный человек, сей грешник — был любим

Душою нежною, печальной и смиренной,

Душой, отверженной мучителем своим.

Удивительная любовь Марьяны, оклеветанной молвой и брошенной мужем, позволяет ей не только простить ему задуманную измену, но и попытаться объяснить его поступок – «Он человечеству свою принёс лишь дань» - а поняв и простив, вымолить прощение, отказавшись от заманчивых перспектив, предложенных Дуком:

«Не я, но Анджело смеялся над тобою, —

Ей Дук ответствует, — но о твоей судьбе

Сам буду я пещись. Останутся тебе

Его сокровища, и будешь ты награда

Супругу лучшему». — «Мне лучшего не надо.

Помилуй, государь! не будь неумолим…»

Итак, поэма о великой любви, способной спасти? Не только. Пушкин будет провозглашать в ней и другие общечеловеческие ценности. Но об этом – в другой раз.

*************

Дорогие читатели! Сегодня 31 октября. Все ли помнят, что это за дата? Мы все называем этот день по старому стилю, но именно сегодня 210 лет назад в Царском селе открылся лицей. Наверное, добавлять ничего не нужно. С праздником вас!

Да здравствует Лицей!

«Тот грозный судия, святоша тот жестокий…»

Если понравилась статья, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь