20 319 subscribers

«Упрямства дух нам всем подгадил»

776 full reads
1,1k story viewsUnique page visitors
776 read the story to the endThat's 68% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

«Упрямства дух нам всем подгадил»

Наступает время Петровских реформ и знаменует начало упадка влияния рода Пушкиных

По определению Александра Сергеевича, Пётр «Россию вздёрнул на дыбы». В это время одна из ветвей предков поэта – Ганнибалы – понимается вверх, а другая…

Кто-то пострадал из-за своей гордыни. Так, постепенно исчезает потомство Бориса Ивановича, племянника Евстафия Михайловича. Сам он был приближённым Филарета Романова, вместе с ним протомился в плену восемь лет и возвратился в 1619 г., при царе Михаиле возглавлял различные приказы, воеводствовал в городах, при Алексее Михайловиче получил чин окольничего.

Сын его Никита Борисович был очень богат, но при этом горд и заносчив. Сохранилась жалоба новгородских Пушкиных (ветви, идущей от старшего сына Григория Пушки), что Никита Борисович «горд с ними, надеясь на свое великое богатство» и влияние при дворе, так как, подавая роспись Пушкиных в Родословную палату, он не признал их своими однородцами. Дочь он выдал за петровского сподвижника адмирала Н.Ф.Головина, сына женил на дочери известного дипломата, думного дьяка Е.Украинцева. Казалось бы, всё есть для счастья…

Но сын Никиты Пушкина Афанасий пьянствовал и бесчинствовал, даже нанёс побои отцу и матери, за что был заключён в Нилову пустынь, где продолжал буйствовать, а затем умер всего 19 лет от роду. И эта ветвь Пушкиных пресеклась… Никита Пушкин умер, не дожив одного года до ста лет, постригшись в монахи с именем Нифонта.

Теперь вернёмся к потомкам Гаврилы Пушкина. Григорий Гаврилович умер бездетным, у Степана Гавриловича было двое сыновей. В стихотворении «Моя родословная» А.С.Пушкин напишет:

В родню свою неукротим,

С Петром мой пращур не поладил

И был за то повешен им…

Здесь он вспоминает одного из внуков Степана Гавриловича (не «повешен - но об этом чуть позже).

Матвей и Яков Степановичи были боярами и при этом всецело поддерживали ту партию, которая сложилась вокруг И.М.Милославского и царевны Софьи и оказывала сопротивление Петру I и его реформам.

Царевна Софья Алексеевна
Царевна Софья Алексеевна

Сын М. С. Пушкина – стольник Федор Матвеевич – женился на дочери окольничего Алексея Прокофьевича Соковнина. Дух бунтарства жил в роде Соковниных. Алексей Прокофьевич – родной брат знаменитых проповедниц раскола, боярыни Феодосии Морозовой и княгини Евдокии Урусовой.

Фрагмент картины В.Сурикова «Боярыня Морозова». Морозова сидит в санях, Урусова идёт рядом
Фрагмент картины В.Сурикова «Боярыня Морозова». Морозова сидит в санях, Урусова идёт рядом

Вокруг А. П. Соковнина группируются враги петровских преобразований. В 1697 г. возникает заговор, целью которого было убийство Петра I. Во главе заговора - окольничий Алексей Петрович Соковнин вместе со стрелецким полковником Иваном Елисеевичем Циклером (в своё время он был деятельным соратником Софьи, но предал её и первым явился со своим полком к Петру, который всё же мало ему доверял) и стольником Фёдором Матвеевичем Пушкиным. Заговорщики хотели зажечь дом, в котором находился царь, и во время пожара убить его. 23 февраля заговор был раскрыт. Два стрельца известили царя о намерении заговорщиков, Пётр явился на место собрания заговорщиков, лично арестовал их и организовал над ними суд. Казнь была жестока, Пётр не забыл так напугавшего его ещё в детстве стрелецкого бунта.

А.Шарлемань. Пётр I накрывает заговорщиков в доме Циклера 23 февраля 1697 года
А.Шарлемань. Пётр I накрывает заговорщиков в доме Циклера 23 февраля 1697 года

На пытках И. Циклер не только назвал главным организатором заговора А. Соковнина, но и оговорил царевну Софью, которую стрельцы планировали возвести на царский престол в случае успеха.

4 марта состоялась казнь. А.Н.Толстой в романе «Пётр Первый» пишет:

«В Донском монастыре разломали родовой склеп Милославских, взяли гроб с останками Ивана Михайловича, поставили на простые сани, и двенадцать горбатых длиннорылых свиней, визжа под кнутами, поволокли гроб по навозным лужам через всю Москву в Преображенское. Толпами вслед шёл народ, не зная — смеяться или кричать от страха.

На площади солдатской слободы в Преображенском увидели четырёхугольник войск с мушкетами перед собой. Гудели барабаны. Посреди — помост с плахой, подле — генералы и Петр, верхом… Гроб раскрыли... Петр, подъехав, плюнул на останки Ивана Михайловича. Гроб подтащили под дощатый помост. Подвели изломанных пытками Циклера, Соковнина, Пушкина и трёх стрелецких урядников...» Во время казни четвертованием «кровь через щели моста лилась в гроб Милославского».

Головы казнённых были воткнуты на «железный рожок» и выставлены на несколько дней на Красной площади.

Царевна Софья, находившаяся в заключении в Новодевичьем монастыре, после этой казни была насильно пострижена в монахини под именем Сусанны.

Родственники казнённого Фёдора Пушкина пострадали за его вину. Отец, боярин Матвей Степанович, был лишён боярства и сослан вместе с внуком Фёдором Фёдоровичем в Енисейск. Там Фёдор Фёдорович скончался, не оставив детей. Яков Степанович был отправлен в имения в Касимовском уезде, где и умер в 1699 г. Мужская линия потомков Гаврилы Пушкина пресеклась…

Интересно, что с мятежными стрельцами Пушкины были связаны и раньше, и позже. Одна из родственниц Матвея и Якова Степановичей, Ирина Фёдоровна (в других документах – Анастасия), была женой князя Ивана Андреевича Хованского - предводителя знаменитой Хованщины (1682 г.). А в дальнейшем дочь Я. С. Пушкина Ирина выйдет замуж за стольника Ивана Ивановича Циклера, сына казненного Ивана Елисеевича.

Остаётся сказать несколько слов о дочерях Ф. М. Пушкина. Может быть, позднее я остановлюсь на этом подробнее, а пока только упомяну, что через их браки в родстве с Пушкиными были Лермонтовы, Загряжские (предки Н.Н.Гончаровой) и Грибоедовы…

Продолжение следует! Голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

Навигатор по всему каналу здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь