19 633 subscribers

Вариации на тему…

1,2k full reads
2,1k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 61% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Вариации на тему…

«Созывать мёртвых на новоселие…» Но на что это похоже? «Спроси у него, не хочет ли он отужинать у меня». А эта фраза откуда? Да, конечно же, это Ж.-Б.Мольер. «Сеньор командор! Господин мой, Дон Жуан, спрашивает вас, соблаговолите ли вы сделать ему честь и отужинать у него? (Статуя кивает головой)». Думаю, все помнят и о последующем наказании нечестивца.

С.Рассадин в упоминавшейся уже книге задаётся вопросом о странности самого факта – пригласить на ужин каменную статую (не покойника!). Может быть, надо поговорить о происхождении этого мотива?

Дон Жуан, чьё имя стало уже нарицательным, впервые был выведен в пьесе Тирсо де Молины «Севильский озорник, или Каменный гость», где Дон Хуан Тенорьо приглашает на ужин статую убитого им командора де Ульоа:

К ужину я жду вас ночью,

И, коль в вас кипит отвага,

Убедитесь вы воочью,

Что скрестить стальную шпагу

С каменным клинком не прочь я (перевод Ю.Б.Корнеева).

Считается, что героем пьесы стал реальный человек, носивший это же имя, прославившийся своими любовными похождениями, но долгое время остававшийся безнаказанным из-за дружбы с кастильским королём Педро I, вошедшим в историю как Педро Жестокий (король и сам, скорее всего, в этих «развлечениях» участвовал). После убийства им дона Гонсало де Ульоа, командора ордена Калатравы, не надеясь на королевское правосудие, рыцари ордена назначили дону Хуану от имени прекрасной незнакомки свидание поздно ночью в церкви, где был похоронен командор, убили его и распустили слух, что его низвергла в ад статуя. Так, видимо, и возникла легенда о приглашении «каменного гостя» на ужин, подхваченная множеством авторов.

Самыми знаменитыми интерпретациями её стали пьеса Мольера, о которой я уже упоминала, и знаменитая опера В.-А.Моцарта (оригинальное название «Дон Джованни, или Наказанный развратник»), либретто которой Л. да Понте составил по пьесе А.Саморы (её название переводят и как «Мщение из гроба», и как «Каменный договор»), переработавшего «Севильского озорника» Тирсо де Молины. И пьеса Мольера, и опера Моцарта, несомненно, были хорошо известны Пушкину, который тоже внёс свою лепту в вариации на тему дон Жуана.

«Маленькая трагедия» Пушкина «Каменный гость», хоть и была задумана им достаточно давно, писалась практически в одно время с «Гробовщиком», в ту же самую Болдинскую осень (датой её окончания Александр Сергеевич указал 4 ноября). У Пушкина «севильский озорник» носит имя Дон Гуана, очевидно, из-за стремления приблизить звучание его к оригинальному. Кстати, пушкинский герой приглашает к себе статую вовсе не на ужин:

- Ступай же, Лепорелло,

Проси её пожаловать ко мне —

Нет, не ко мне — а к Доне Анне, завтра.

- Стату́ю в гости звать! зачем?

- Уж верно

Не для того, чтоб с нею говорить —

Проси стату́ю завтра к Доне Анне

Прийти попозже вечером и стать

У двери на часах.

«Каменный гость» - хотя и «маленькая», но трагедия и, по законам жанра, заканчивается гибелью героя.

А.-Э.Фрагонар. «Дон Жуан и статуя Командора»
А.-Э.Фрагонар. «Дон Жуан и статуя Командора»

... А теперь вернёмся к «Гробовщику» (прошу прощения за столь пространное отступление), заглавный герой которого, подобно знаменитому испанцу, пригласил к себе на ужин мертвецов (да ещё и целую компанию!).

Как мы помним, вроде бы весь следующий день Адриан Прохоров хлопотал, устраивая похороны скончавшейся-таки купчихи Трюхиной, а вот возвратившись домой («Было поздно»), застал у себя неожиданных, хотя и приглашённых гостей: «Комната полна была мертвецами.... Адриан с ужасом узнал в них людей, погребённых его стараниями, и в госте, с ним вместе вошедшем, бригадира, похороненного во время проливного дождя».

Иллюстрация Р.Ф.Штейна
Иллюстрация Р.Ф.Штейна

Казалось бы, нужно ужаснуться. Но почему (мне, во всяком случае) не страшно?

Во-первых, как-то несерьёзен был тон автора перед этим: Увидев, что кто-то вошёл в калитку, Прохоров думает лишь о делах житейских. «Что бы это значило? — подумал Адриан.— Кому опять до меня нужда? Уж не вор ли ко мне забрался? Не ходят ли любовники к моим дурам? Чего доброго!»

Во-вторых, несколько комично описание самих «гостей» (на иллюстрации Штейна саваны добавлены, видимо, для придания «страшного» колорита): «Все они, дамы и мужчины, окружили гробовщика с поклонами и приветствиями, кроме одного бедняка, недавно даром похороненного, который, совестясь и стыдясь своего рубища, не приближался и стоял смиренно в углу. Прочие все одеты были благопристойно: покойницы в чепцах и лентах, мертвецы чиновные в мундирах, но с бородами небритыми, купцы в праздничных кафтанах».

Иллюстрация В.А.Милашевского
Иллюстрация В.А.Милашевского

В-третьих, совершенно изумительно звучит приветственная речь «маленького скелета»: «Ты не узнал меня, Прохоров, — сказал скелет. — Помнишь ли отставного сержанта гвардии Петра Петровича Курилкина, того самого, которому, в 1799 году, ты продал первый свой гроб — и ещё сосновый за дубовый?» Кажется, там, где речь идёт об элементарном мошенничестве, ничего ужасного уже не будет…

И действительно, хотя дальше и последует устрашающая сцена («С сим словом мертвец простёр ему костяные объятия — но Адриан, собравшись с силами, закричал и оттолкнул его. Пётр Петрович пошатнулся, упал и весь рассыпался. Между мертвецами поднялся ропот негодования; все вступились за честь своего товарища, пристали к Адриану с бранью и угрозами, и бедный хозяин, оглушённый их криком и почти задавленный, потерял присутствие духа, сам упал на кости отставного сержанта гвардии и лишился чувств»), но... всё окажется сном. И каким же мирным и обыденным окажется пробуждение!

«Солнце давно уже освещало постелю, на которой лежал гробовщик. Наконец открыл он глаза и увидел пред собою работницу, раздувающую самовар…

— Как ты заспался, батюшка, Адриан Прохорович, — сказала Аксинья, подавая ему халат. — К тебе заходил сосед портной, и здешний будочник забегал с объявлением, что сегодня частный именинник, да ты изволил почивать, и мы не хотели тебя разбудить».

И купчиха, оказывается, не померла ещё, и приглашают самого Адриана на очередной праздник, и вообще вчера он «целый день пировал у немца, воротился пьян, завалился в постелю, да и спал до сего часа, как уж к обедне отблаговестили».

И впервые мы видим гробовщика не в привычном для него мрачном настроении:

«— Ой ли! — сказал обрадованный гробовщик.

— Вестимо так, — отвечала работница.

— Ну, коли так, давай скорее чаю да позови дочерей».

Может быть, и впредь не будет Адриан Прохоров «угрюм и задумчив», а вспомнит, что вокруг него кипит жизнь, и уподобится своим упомянутым раньше литературным собратьям? Во всяком случае, рассказ о нём Пушкин оборвёт на радостной ноте!

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь