«Вечно юный ваш Жанно»

14 March 2019

Так иногда называл себя Пущин в письмах к старым друзьям, с которыми судьба развела его.

8 декабря 1825 года Пущин, пользуясь запрошенным у генерал-губернатора Москвы отпуском, приезжает в Петербург. Идут последние совещания тех, кого потом назовут декабристами, перед восстанием…

14 декабря Жанно выходит на Сенатскую площадь и остаётся там до конца. А.Е. Розен вспоминал: «Всех бодрее в каре стоял И.И. Пущин... Солдаты охотно слушали его команду, видя его спокойствие и бодрость». Да, отставной военный Пущин командовал, и его голос воодушевлял солдат… Ушёл он с площади одним из последних, в шубе, простреленной в нескольких местах.

В отличие от других, арестовали его не сразу, полагали, что он уже уехал в Москву. И, один из немногих, он мог спастись. Утром 15 декабря к нему приехал лицейский друг Горчаков с заграничным паспортом, деньгами и предложением уехать на иностранном «пироскафе». Но Пущин решительно отказался. «Он считал постыдным, - писал Е. Якушкин, - избавиться бегством от той участи, которая ожидает других членов тайного сообщества: действуя вместе с ними, он захотел разделить их судьбу».

Арестован был 16 декабря. На допросах держался стойко и мужественно, старался никого не называть, подчас придумывая несуществующие фамилии людей, принявших его в общество. Не изменил себе даже тогда, когда доведённый до полубезумного состояния Кюхельбекер обвинил его в подстрекательстве к покушению на великого князя (и после ни разу Кюхле об этом не напомнил, после смерти его писал Ф.Матюшкину, что единственный грех Вильгельма – "Ничтожность его произведений. Других грехов за этим странным существом не было").

Вспоминали, что он, единственный из всех, во время оглашения приговора указал на нарушения ведения дела (уж ему ли, судье, этого не знать!)

Верховный уголовный суд признал его «виновным в участии в умысле на цареубийство одобрением выбора лица, к тому предназначенного, в участии управлением общества, в принятии членов и в отдаче поручений и, наконец, в том, что лично действовал в мятеже и возбуждал нижних чинов» и осудил по I разряду, приговорив к смертной казни путем отсечения головы, которая была заменена пожизненной каторгой.

29 июля 1826 года заключён в Шлиссельбургскую крепость, а через полтора года был переведён в Сибирь. Срок каторги отбывал в Читинском остроге и Петровском заводе. На каторге пробыл до 1839 года. Пущин прекрасно знал, что кое-кто из его товарищей лишён всякой материальной помощи от родных, а кто-то вполне обеспечен. И поэтому он вместе с двумя друзьями организовал особое учреждение (малую артель) для обеспечения неимущих членов в будущем, по выходе на поселение. И позднее всеми силами стремился помочь таким же, как он, "исторгнутым" из общества. И, как ни странно, многого добивался. Друзья прозвали его "Маремьяна-старица-за-весь-свет-печальница". И он гордился этим прозвищем, писал: «Благодаря Бога, старая Маремьяна иногда и не бесполезно заботится». Пущин вёл обширную переписку, как с друзьями по несчастью в Сибири, так и с теми, что в России, всеми интересовался. Так, он просил лицейского друга Ф.Матюшкина: «Когда будешь ко мне писать, перебери весь наш выпуск по алфавитному списку. Я о некоторых ничего не знаю».

Когда о человеке пишут только хорошее, он перестаёт восприниматься как живой человек, надо добавить «перчинку». Что же можно ещё сказать о Пущине?

Наверное, заслуживает, хотя и небольшого, внимания его личная жизнь. Все считали его убеждённым холостяком, но при этом он вовсе не был женоненавистником. А.Созонович (воспитанница М.И.Муравьёва-Апостола) вспоминала: «Молодые и старые вдовушки смело и назойливо шли на приступ [Пущина], исключая при этом не только возможность брака, но и взаимность чувств». И ещё: «Красавица без отпечатка хорошего общества теряла в его глазах всякую прелесть. Поэтому между сибирячками ему могли нравиться только дочери его товарищей. Тогда в горьких шутках он высказывал сожаление, что его время ушло, что для них он стар, а они слишком молоды, чтобы остановить на нём своё внимание. Он никогда не ухаживал за молодыми барышнями».

Кто-то говорит, что революционер Пущин не был чужд сословных предрассудков. Кто-то утверждает, что такое отношения у Пущина произошло от постоянного наблюдения за «местными» браками его товарищей. Кто-то выводит и романтическую версию: Пущин безнадежно любил жену декабриста М.Фонвизина Наталью Дмитриевну, но она недаром считала себя прообразом пушкинской Татьяны и, выйдя замуж за нелюбимого, была «век ему верна».

Тем не менее, в Сибири Пущин стал отцом двоих детей: в 1842 году у него родилась дочь Анна, матерью которой была, скорее всего, якутка из бедной семьи, а в 1849 году сын Иван. Примечательно, что матерью Ивана стала вдова Кюхельбекера Дросида Ивановна, о которой до этого он отзывался очень скептически: «Выбор супружницы доказывает вкус и ловкость нашего чудака: и в Баргузине можно было найти что-нибудь хоть для глаз лучшее. Нрав её необыкновенно тяжел и симпатии между ними никакой». А вот и его сумела покорить Дронюшка!

О детях Пущин очень заботился, держал при себе, забрав от неграмотных матерей, воспитывал, дал им образование, но не усыновлял. Дочь впоследствии вышла замуж, но умерла совсем молодой, видимо, в родах, потомства не оставив. А вот сын, после смерти Ивана Ивановича усыновлённый его братом Николаем и потому звавшийся Иваном Николаевичем, прожил довольно долгую жизнь (умер в 1923 году). Его потомки сейчас живут в Америке. Кстати, пра-пра-правнуком Жанно был известный журналист Пол (Павел Юрьевич) Хлебников, убитый в 2004 году. У него остались дети. Так что род не прервался…

П.Хлебников
П.Хлебников

Пущин вернулся из ссылки в 1856 г. Рассказывают, что на одной из лицейских встреч в конце жизни на вопрос: «Сильнейшее желание» Пущин ответил: «Жить». И он продолжал жить, дыша полной грудью. После возвращения он написал по просьбе сына декабриста И.Якушкина воспоминания - «Записки о дружеских связях с А. С. Пушкиным». Позднее были опубликованы и его «Письма из Ялуторовска» к Энгельгардту (директору Лицея), сообщающие сведения о жизни там автора и о его товарищей.

И.И.Пущин
И.И.Пущин

22 мая 1857 года Пущин обвенчался с Натальей Дмитриевной, овдовевшей к тому времени.

Н.Д.Фонвизина (Пущина)
Н.Д.Фонвизина (Пущина)

Однако семейная жизнь продолжалась недолго. Душа оставалась юной, а подорванное в Сибири здоровье продолжало ухудшаться. Последние годы Пущин провёл в имении жены Марьино в Бронницах, где и умер 3 апреля 1859 года. Похоронен он был там же, у стен собора Михаила Архангела в семейной усыпальнице Фонвизиных.

Могилы И.И.Пущина и М.А.Фонвизина
Могилы И.И.Пущина и М.А.Фонвизина

Наталья Дмитриевна пережила его на десять лет. Последние годы она была парализована. Переехав после смерти мужа в Москву, она завещала похоронить себя в монастыре, чтобы могила не была заброшенной. Воля её была выполнена, и Наталью Дмитриевну похоронили в Покровском монастыре. Конечно, бедная женщина не могла предвидеть, что монастырь будет закрыт, а могила и памятник уничтожены.

Сейчас монастырь открыт снова, он принимает толпы паломников к мощам блаженной Матроны. А вот отметить память Натальи Дмитриевны ему, видимо, недосуг…

Так когда-то выглядело надгробие Натальи Дмитриевны…
Так когда-то выглядело надгробие Натальи Дмитриевны…

И всё-таки закончить рассказ об этих людях мне хочется на светлой ноте – словами самого «Большого Жанно»: «Пусть так; только это состояние отрадное – вера в человечество, стремящееся, несмотря на все закоулки, к чему-нибудь высокому, хорошему, благому. Без этой веры темно жить».

Если статья понравилась, голосуйте и подписывайтесь на мой канал!

«Оглавление» всех публикаций о Лицее смотрите здесь

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь