19 633 subscribers

«Заслужив и почтение моих ближних»

1,1k full reads
2k story viewsUnique page visitors
1,1k read the story to the endThat's 57% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
«Заслужив и почтение моих ближних»

Наверное, пришло время подводить итоги.

Прежде всего, я поняла, что резко разделились мнения (действительно партии образовались, как писала одна из комментаторов) вокруг очень любимого мною (да-да, ещё раз это повторю!) Гринёва. Я не буду сейчас касаться обвинения Петруши в том, что не кинулся с саблей в руках на Пугачёва, стоя перед виселицей (наверное, при этом, как Гудини, должен был от всех пут освободиться).

Обвиняют его ещё и в предательстве или в невозвращении к месту службы в Оренбург. Но вспомним, что здесь Гринёв и не очень-то виноват. Зурин заявляет ему: «Оставайся у меня в отряде. В Оренбург возвращаться тебе незачем. Попадёшься опять в руки бунтовщикам, так вряд ли от них ещё раз отделаешься». По всей вероятности, подобные переходы из отряда в отряд были в ту пору распространены, поэтому так ли уж велика вина Гринёва (тем более, что послушался старшего по званию)? Скорее, здесь оплошность Зурина, который должен бы был доложить о зачислении Гринёва в свой отряд, но, видимо, по своей безалаберности этого не сделал (не случайно Пётр Андреевич будет потом читать «секретный приказ ко всем отдельным начальникам арестовать меня, где бы ни попался»).

Нет, речь идёт о характере героя. И если кто-то из читателей и комментаторов в оценке этого персонажа очень близок мне, то для других это недотёпа, неумный и неинтересный человек. Читаю, например, что Гринёв «не перестаёт быть никем! Или вернее остаётся необразованным, эгоистичным простачком, которому сильно повезло в жизни».

Кто-то, похоже, судит о Гринёве по фильму А.А.Прошкина «Русский бунт». Я не хочу сейчас анализировать эту экранизацию. Но поскольку речь зашла о Гринёве, сказать своё «мяу» обязана. Мне был задан вопрос: «А как вам Маковецкий в роли Швабрина? Гринёв на его фоне, по-моему, проигрывает». В вопросе о «проигрыше» Гринёва в данном фильме согласна на сто процентов. Но виноват ли в этом пушкинский герой? Тот же комментатор отметил «странное решение Прошкина взять на главные роли не самых талантливых польских актёров, которые после этого фильма себя никак не проявили». По-моему, более чем странное. Когда я увидела Гринёва с каким-то, по-моему, кукольным личиком в фильме, вспомнила определение Молчалина: «услужлив, скромненький, в лице румянец есть» - и только.

М.Даменцкий в роли Гринёва
М.Даменцкий в роли Гринёва

Сейчас мне трудно писать подробно (фильм видела давно и, честно скажу, пересматривать не хочется), но помнится, что там Гринёв как раз и был изображён таким, как представляется некоторым читателям: приятным, милым и… никаким. И, конечно же, рядом с актёром такого масштаба, как С.В.Маковецкий (хотя, мне кажется, староват он для Швабрина), его персонаж не может не потеряться. Но таков ли герой у Пушкина?

Кстати, если речь уж зашла о воплощениях образа на экране, наверное, нужно вспомнить, что в фильме 1958 года Гринёва сыграл О.А.Стриженов; среди образов, воплощённых им (а я имела счастье неоднократно видеть его и на сцене), бывали всякие персонажи, но «никаких» я что-то не припомню, к тому же, учитывая постоянно упоминаемую разборчивость актёра в выборе ролей, думаю, что он просто не согласился бы играть безликого персонажа. И его Гринёв – личность.

О.А.Стриженов в роли Гринёва
О.А.Стриженов в роли Гринёва

А через двадцать лет после фильма, в телеспектакле, появился другой Гринёв – тогда только становящийся знаменитым, ещё не сыгравший своего Медведя А.Г.Абдулов, тоже, согласитесь, безликих персонажей не игравший

А.Г.Абдулов в роли Гринёва
А.Г.Абдулов в роли Гринёва

Кстати, вспомним, кто был в этих фильмах Швабриным: В.А.Шалевич и Л.А.Филатов – актёры, на фоне которых менее талантливый исполнитель тоже вполне мог бы затеряться…

Исходя из этого, думаю, речь идёт о режиссёрской трактовке, а никак не о характере героя.

Так неужели Гринёв действительно, как написал один из комментаторов, «такой простачок, как Иванушка дурачок»? Рискуя вызвать гнев одной из «партий» моих читателей, всё же скажу: по-моему, ни в коем случае! «Простачок» плывёт по течению, а здесь… В той самой «Пропущенной главе» есть фраза о встрече Петра Андреевича с родителями: «Оба смотрели на меня с изумлением, — три года военной жизни так изменили меня, что они не могли меня узнать». А отец тут же скажет: «Надеюсь, что теперь ты исправился и перебесился. Знаю, что ты служил, как надлежит честному офицеру. Спасибо. Утешил меня, старика».

Да, перед родителями уже взрослый офицер, а из дома уехало «дитя», избалованный недоросль… А не вернуться ли нам к этому слову, которое так охотно применяют к Гринёву многие исследователи? Что оно означает?

Своё современное значение оно получило благодаря бессмертной комедии Д.И.Фонвизина (кстати, этот автор так умел «припечатать словом», что не только значение понятия «недоросль» изменил, но и бригадирский чин вскоре после выхода другой его комедии был упразднён, и многие говорят, что не без участия Фонвизина в этом). В словарях мы найдём исконное значение слова: «истор. в XVIII веке в России — молодой дворянин, не достигший совершеннолетия и не поступивший на государственную службу», то есть, говоря современным языком – подросток, а более «продвинутым» - тинейджер. Но Фонвизин так изобразил своего Митрофанушку, что мы и имя-то его теперь произносим, имея в виду нечто совершенно определённое.

В начале романа Гринёв – «недоросль», возможно, не только в историческом, но и в нашем понимании, но в конце его перед нами человек, не раз смотревший смерти в лицо, и назвать его «простачком» или «недалёким» я никак не могу (и уж тем более «эгоистичным»!).

Очень интересно, что в рукописях Пушкина сохранилось введение к роману, написанное от лица Гринёва:

«Любезный внук мой Петруша!

Часто рассказывал я тебе некоторые происшествия моей жизни и замечал, что ты всегда слушал меня со вниманием, несмотря на то, что случалось мне, может быть, в сотый раз пересказывать одно. На некоторые вопросы я никогда тебе не отвечал, обещая со временем удовлетворить твоему любопытству. Ныне решился я исполнить моё обещание. Начинаю для тебя свои записки, или лучше искреннюю исповедь, с полным уверением, что признания мои послужат к пользе твоей. Ты знаешь, что, несмотря на твои проказы, я всё полагаю, что в тебе прок будет, и главным тому доказательством почитаю сходство твоей молодости с моею. Конечно, твой батюшка никогда не причинял мне таких огорчений, какие терпели от тебя твои родители. Он всегда вёл себя порядочно и добронравно, и всего бы лучше было, если б ты на него походил. Но ты уродился не в него, а в дедушку, и по-моему это ещё не беда. Ты увидишь, что, завлечённый пылкостию моих страстей во многие заблуждения, находясь несколько раз в самых затруднительных обстоятельствах, я выплыл наконец и, слава богу, дожил до старости, заслужив и почтение моих ближних и добрых знакомых. То же пророчу и тебе, любезный Петруша, если сохранишь в сердце твоём два прекрасные качества, мною в тебе замеченные: доброту и благородство.

5 августа 1833. Чёрная речка».

Из него мы ясно видим, что Пушкин наградил своего героя долголетием, хорошим сыном и, будем надеяться, достойным внуком. И, думаю, заслуженно. А что касается разговоров о «пресности» и «безликости» героя… Когда-то сам Александр Сергеевич заметил:

А нынче все умы в тумане,

Мораль на нас наводит сон,

Порок любезен — и в романе,

И там уж торжествует он…

Издавна отрицательные герои казались интереснее положительных, но всё же считаю, что Гринёв заслуживает не только внимания, но и уважения.

************

И ещё одно – в связи со словом «недоросль» не могу не привести отрывок из воспоминаний Е.П.Рудыковского, штаб-лекаря, сопровождавшего семью Раевских в их путешествии на Кавказ и в Крым и лечившего заболевшего в Екатеринославе Пушкина: «В Горячеводск мы приехали все здоровы и веселы. По прибытии генерала в город тамошний комендант к нему явился и вскоре прислал книгу, в которую вписывались имена посетителей вод. Все читали, любопытствовали. После нужно было книгу возвратить и вместе с тем послать список свиты генерала. За исполнение этого взялся Пушкин. Я видел, как он, сидя на куче брёвен, на дворе, с хохотом что-то писал, но ничего и не подозревал. Книгу и список отослали к коменданту.

На другой день, во всей форме, отправляюсь к доктору Ц., который был при минеральных водах.

— Вы лейб-медик? приехали с генералом Раевским?

— Последнее справедливо, но я не лейб-медик.

— Как не лейб-медик? Вы так записаны в книге коменданта; бегите к нему, из этого могут выйти дурные последствия [Лейб-медик — придворное звание, каждый лейб-медик состоял врачом или консультантом у одной из особ царствующего дома].

Бегу к коменданту, спрашиваю книгу, смотрю: там, в свите генерала, вписаны — две его дочери, два сына, лейб-медик Рудыковский и недоросль Пушкин.

Насилу я убедил коменданта всё это исправить, доказывая, что я не лейб-медик и что Пушкин не недоросль, а титулярный советник, выпущенный с этим чином из Царскосельского лицея. Генерал порядочно пожурил Пушкина за эту шутку. Пушкин немного на меня подулся, и вскоре мы расстались. Возвратясь в Киев, я прочитал "Руслана и Людмилу" и охотно простил Пушкину его шалость».

Вот так шутил Александр Сергеевич!

Да, Кот увлёкся, а темы для разговоров ещё остались. До следующего раза!

Если понравилась статья, голосуйте и подписывайтесь на мой канал.

«Путеводитель» по всем моим публикациям о Пушкине вы можете найти здесь

Навигатор по всему каналу здесь