Мешхед — исламский и чуть-чуть армянский

Армянское меньшинство в Иране проживает локально и в основном сконцентрировано в трех районах: в Тегеране, где есть целый армянский квартал под названием Зейтун, с церквями, культурными и спортивными центрами; в Иранском Азербайджане, где существует армянская община со множеством церквей; и в Исфахане, в районе Нор-Джуга, куда в 1603 году шах Аббас I (1587-1629) переселил свыше 250 тысяч армян, которые занялись активной торговлей, налаживая связи с разными странами, и в наши дни это один из богатейших и уютных районов города. Община сосредоточена вокруг собора Святого Христа Всеспасителя, более известного в народе как Ванкский собор. В общей сложности в Иране насчитывается около 30 армянских храмов и соборов в хорошем состоянии, иранцы бережно относятся к чужим святыням, а армян смело можно назвать хранителями христианства в исламской республике.

Помимо Армянской апостольской церкви, в Иране действуют Ассирийская церковь Востока, Грузинская православная церковь, а также приходы Русской православной церкви еще со времен Петра Первого. В наши дни христиане в стране составляют примерно 0,155% населения. Армяне среди них — большинство.

Волею истории, сыны Айка [так зовут мифического прародителя армян — прим. ред.] разбросаны по всему миру, и армянский след можно обнаружить в самом неожиданном месте. Подобное случилось со мной в Мешхеде — втором по величине и численности населения городе в Иране, исламском центре, который является вторым местом паломничества шиитов после Мекки: здесь находится мавзолей восьмого шиитского Имама Резы. Ежегодно город посещает более 11 миллионов паломников. После визита в этот нереально красивый мавзолей иранские друзья начали называть меня Мешхеди Лена: так обращаются ко всем, кто совершил паломничество к святыне.

Итак, Мешхед. Первый вопрос, который я задала в этом городе — что есть армянского и русского? Русского там в помине ничего нет, хотя… но об этом подробнее чуть ниже. В советское время пересекать границу с Туркменией было гораздо легче, поэтому в Мешхед попадали как товары, так и люди, а некоторые мешхедцы даже знали русский язык. С армянами все гораздо интереснее. В XVIII веке персидский Надир-шах Афшар (1736-1747) переселил в Мешхед армянские и еврейские семьи, поскольку сюда часто наведывались купцы из Эривани, Нахичевани и Карабаха, с которыми нужно было вести переговоры. Так и обосновались армяне в провинции Хорасан-Резави на границе со Средней Азией. Прожили они на этой территории два века, потом… исчезли. Как? Почему? Что случилось? Неужели не осталось никаких следов их присутствия, что маловероятно… Следы остались. Поиски привели к тому, что мы с моим другом Моджтабой обнаружили в одном месте армянскую церковь, в другом — армянскую часовню и кладбище.

Армянская церковь Святого Месропа, на подворье которой располагаются школа и библиотека, находится на улице 10-го дня. Это недалеко от центра города. С улицы виден только купол. Огорожена она высоким забором, вдоль которого растут ветвистые деревья. Рядом с забором стоят бетонные плиты и камни, по всем признакам видно, что ведутся ремонтные и реставрационные работы. Но вход наглухо закрыт. Мы решили обойти церковь и войти с другой стороны, через дворы. С армянской церковью соседствует мечеть. Работники любезно позволили нам пройти во двор. На каменной стене видно, что когда-то был вход, но сейчас и он заложен. Мы, опять же с любезного разрешения работников мечети, воспользовались лестницей, чтобы заглянуть во двор и сделать фотографию.

Сделать фотографию мы пытались с чердака соседнего дома, с резиденции посла Туркменистана и даже с близстоящего столба, вызывая недоумение прохожих. К сожалению, с разных сторон виден только купол церкви. Придется приехать еще раз, чтобы обязательно посетить храм и библиотеку. По рассказам старшего поколения мешхедцев, в библиотеке, которая получила регистрацию в 1961 году, хранится около тысячи книг на армянском и русском языках. До Исламской революции 1978-1979 годов в церкви Святого Месропа велись службы, но потом армяне постепенно покинули Мешхед, переехав в Тегеран, Тебриз и Исфахан. В наши дни они приезжают сюда лишь по праздникам.

Армянское кладбище и часовня (по-армянски — матур) находятся на пересечении улиц Шахида Карими и Хорр-е-Амели. Добрались туда на закате, не особо надеясь, что получится что-либо увидеть. Кладбище и часовня тоже огорожены забором. На двери — звонок. Нажали на кнопочку. Вышел приветливый молодой человек по имени Рамин — хранитель памяти. Спросил, христиане ли мы, потому что мусульманам вход запрещен. Получив утвердительный ответ и выслушав рассказ, что мы приехали из Армении и завтра у нас поезд в Тегеран, провел нас на кладбище. По дороге рассказал, что сюда часто приезжают армяне, поляки и русские, чтобы помянуть своих предков. Темнота быстро окутала кладбище, высокие, с густыми кронами деревья будто бы перешептывались, глядя на нас. Рамин принес большой фонарь и повел нас знакомить с территорией, на которой 200 могил, большей частью армянских. Здесь также захоронены граждане Польши, России, США, Грузии, Канады, Франции. На надгробиях можно встретить надписи на армянском, польском, русском, английском, арамейском, персидском, французском.

Могилы заговорили: вот Маро Акобян, родилась в 1911 году в Урмии, умерла в 1985 году в Мешхеде, рядом, видимо, ее муж Петрос — родился в 1901 году в Исфахане, умер в 1984 году в Мешхеде, а вот Саркис Кешищян, который родился в 1926 году и умер в 1981-ом в Мешхеде, красивое надгробие Мелкону Арутюняну, который родился в 1883 году в Тегеране и умер в Мешхеде в 1968-ом. Дальше идут русские могилы — по инерции ищу фамилии из своей родословной: нету. В глубине кладбища 24 ухоженные могилы, которые взяло под опеку польское общество. Ближе к часовне надгробие гражданина США Левиса Ф. Эсселстина, первого миссионера в Хорасане, который в 1895 году обратил в христианство трех граждан. А вот надгробие французского доктора гематологии Поля Шевалье. И много-много других могильных камней. Полный список можно найти на стене в часовне.

Над входом в часовню надпись: «Матур был построен в 1947 году в знак святой девственницы Катарины от Арпеник и Мелкона Арутюнянов. В память о матери и теще Катарины Оганесян, которая покоится здесь».

В гостевой книге можно найти благодарности и пожелания на разных языках. Их не так много, но они есть. И что самое интересное, обнаружили запись от знакомого человека из Армении. Мы тоже поблагодарили мешхедцев, которые бережно хранят память об армянах, русских, поляках и людях других национальностей.

Два года назад армянская часовня и кладбище стараниями совета епархии армянской церкви в Тегеране были внесены в список объектов национального наследия Ирана.

 Елена Шуваева-Петросян

специально для Армянского музея Москвы и культуры наций,

Ереван-Мешхед-Ереван

Фотографии: Елена Шуваева-Петросян