Проблемы прошлого и современности в «Ранах Армении» Хачатура Абовяна

Роман «Раны Армении» считается по праву главным в новой армянской литературе, точкой отсчета для всего, что было после. Название его знакомо каждому армянину, а вот содержание и история, кажется, начинают забываться.

Иллюстрация Григора Ханджяна к роману «Раны Армении»
Иллюстрация Григора Ханджяна к роману «Раны Армении»

Хачатур Абовян никогда не держал в руках отпечатанной в типографии книги «Раны Армении». Роман появился в магазинах лишь спустя десять лет после загадочного исчезновения писателя. В 1841 году он закончил роман, а в 1848 — исчез: к нему пришли ночью, писатель ушел вместе с таинственными гостями, чтобы никогда больше не возвращаться. Лишь через десять лет, в 1858 году, книга была издана. До сих пор ничего неизвестно о судьбе Абовяна, ни одна из версий его исчезновения не подтвердилась. Писатель отметил в предисловии романа, что изначально он начал писать роман на грабаре, тогдашнем литературном языке. Но, по признанию самого писателя, тяжелый литературный язык, сложившийся много столетий назад, не мог передать его чувств, переживаний и мыслей в полной мере. В то время использовать мирской язык в печатном слове было также смело, как в наши дни выпустить на экраны рэп на стихи Паруйра Севака в шоу «32 ATAM». Абовян писал, что готов быть осужденным за этот смелый поступок. Благодаря смелости автора мы теперь пишем «по-абовяновски». И кстати, Севак прекрасно звучит в качестве рэпа.

Образ Агаси в сюжете романа

Действие романа происходит в годы Русско-персидской войны 1826-1828 годов. Русские войска подошли к Эриванской крепости. Сардар срочно эвакуирует христианское население. В ближайших горах живут те, кто ушел из мирных армянских деревень по каким-то своим причинам. Красавец Агаси — из таких людей. Он оказался в горах, потому что не позволил жандармам сардара увезти в гарем первую красавицу деревни: отрубил им головы. Теперь он скрывается в диких местах, вместе такими же нарушившими правила перемирия мужчинами, с ним его верный друг Моси. Отец Агаси, его жена и мать находятся в заложниках. Позже к врагу попадает и Моси, его лишат зрения. Вольные люди присоединяются к русскому войску. Когда они входят в Эриванскую крепость, Агаси спешит обнять отца. В эту минуту несколько клинков вонзаются ему в спину. Слепой Моси узнает по крикам, что Агаси, которого он искал столько времени, только что погиб рядом с ним.

Иллюстрация Григора Ханджяна к роману «Раны Армении» (Агаси)
Иллюстрация Григора Ханджяна к роману «Раны Армении» (Агаси)

В образе Агаси воплотился классический герой. Он нарушает признанные обществом правила, приносит свободу своему народу и гибнет, искупая собственной кровью право людей на лучшую жизнь.

Сардар в романе непрерывно ассоциируется со злым драконом. Абовян описывает участь несчастных девушек, которых увозят к нему в гарем. Тем, кто отказывался стать наложницей, отрубали руки и возвращали родителям. Не дав увезти Тагуи, Агаси выступил в роли античного героя, нарушившего обет между чудовищем и людьми, выкупающими свое право на существование ценой жизни собственных детей.

Впрочем, поступок Агаси не вызывает одобрения у селян. «Агаси, глупый деревенский осел, что натворил? Из-за одной девицы поднял меч, — так сколько бедные канакерцы пени заплатили, и старик, отец его, и старейшины сельские вот уже пять лет сохнут в тюрьме, в колодках томятся и еще бог знает, какой им будет конец. И мелик Саак за них просил, и католикос просил, ничто не помогло. Не лучше ли втянуть в себя голову да помалкивать? Нет, любезные вы мои, нам надобно, елико возможно, себя соблюдать: скажут “да” — и ты скажи “да”; скажут “нет” — и ты — “нет”; скажут — “сядь” — садись; скажут “встань” — встань, — а там видно будет». В этом эпизоде отражена сама жизнь, вся горькая правда. Поступок Агаси героический, но ответственность разделяет вся его семья.

Раны Хачатура Абовяна

В год, когда русское войско подошло к Эриванской крепости, юный Абовян учился в Тифлисе, в школе Нерсесян. Родители проживали в том самом доме, который и вы можете посетить, приехав в Ереван и отправившись в район Канакер, в Дом-музей Хачатура Абовяна. Семья была подвергнута переселению, во время которого погиб трехлетний Моси, брат Абовяна.

Мало кто теперь об этом помнит, но изначально у романа было двойное название, как было принято у европейских писателей. Рукопись именовалась «Скорбь патриота, или Раны Армении». Литературовед Карен Симонян, считает, что сам Абовян предпочитал первое название. После Русско-турецкой войны исчез термин «Парскаайк» («Перс-Армения»), обозначавший приграничную территорию Великой Армении, которая входила в состав Персии, а потом перешла к Российской империи. На картах стали писать «Эриванская губерния». Само слово «Армения» постепенно выходило из употребления. Впрочем, однажды текст романа был опубликован под авторским названием: в 1931 году в Стамбуле была опубликована книга «Скорбь патриота». Все прочие издания назывались «Раны Армении».

«Раны» и Геноцид

В 1957 году художник Григор Ханджян начал работать над иллюстрациями к роману. Образы, созданные академиком, становятся хрестоматийными, но зритель видит в них прежде всего символы Геноцида. И это не случайно. В конце пятидесятых были еще живы те, кто прошел страшными дорогами Гахта, те, кто потерял родных, те, кто помнил запах пролитой крови. Рассказывать об этом было нельзя: высказывания о Турции в негативном ключе преследовались вплоть до середины шестидесятых, когда советско-турецкие отношения претерпели кризис. Страшная, не выговоренная травма давила на целый народ. В этой связи как сам роман, так и ханджяновские иллюстрации выполняли важную терапевтическую роль. Люди видели в них то, о чем хотели, но не могли рассказать. Хачатур Абовян достаточно натуралистично описывал ужасы переселения в начале XIX века. Все это было до боли знакомо читателям ХХ века. И по сей день, глядя на работы Ханджяна, зритель видит не XIX, а XX век.

Помимо точного описания чувств, событий, реакций агрессора, реакций жертвы, роман содержит много полезной и важной информации. Хачатур Абовян очень живо и со знанием дела описывает нравы, устои крестьян, дает точные психологические портреты людей. По «Ранам» можно изучать целую эпоху. Некоторые затронутые им проблемы вполне современны. Например, размышление крестьян о городских. А точнее, о бывших односельчанах, подавшихся в город. «Таких, как ты, франтов, тысячи — так пусть поклонятся они моей бедной чухе: она без гостя не обедает», — размышляет крестьянин. Он рассуждает о том, что двери бедного крестьянского дома всегда открыты для гостей и как еще недавние соседи после нескольких лет жизни в городе возвращаются совсем другими людьми. Они не только теряют былую щедрость, но и отдаляются, становятся более закрытыми. Знакомая современному человеку проблема, не правда ли?

«Раны» сегодня

Если быть совсем откровенными, то сегодня редко кто возьмется за прочтение романа вне школьной программы. Этому есть оправдание: современному человеку вообще трудно читать то, что писалось двести лет назад. Напыщенные фразы, обилие эпитетов, образов: в наш век скоростей все это трудно воспринимать. К тому же, Хачатура Абовяна так долго хвалили, не изучая, что читатель утратил живой контакт с его словом, и это печально.

Но мы уверены, что век романа еще не истек. Проблемы урбанизации, психологические особенности агрессора и жертвы, характер воина, цена риска — все это у Абовяна настолько реалистично, настолько точно! К тому же большой интерес представляет описание быта крестьян, праздников, одежды и семейного уклада. Но самое ценное в романе — это проблемы армянского народа, которые по сей день остаются актуальными, жизненный выбор абовяновских героев можно встретить и теперь, спустя двести лет.

Нарине Эйрамджянц