Лёгкие крейсера типа «Киров» проекта 26

09.07.2017

Лёгкие крейсера типа «Киров» — серия советских артиллерийских крейсеров проекта № 26. Построены на основе откоректированного проекта итальянских легких крейсеров типа Raimondo Montecuccoli. Крейсера проекта 26 стали первыми крупными кораблями построенными в Советском Союзе и явились родоначальниками целой группы крейсеров, вошедших в строй в послевоенные годы. Оба крейсера серии принимали участие во Второй мировой войне и были награждены орденами Красного Знамени.

Общие сведения

Легкие крейсера проекта 26 проектировались по оператив­но-тактическому заданию, предусматривающему разработку проекта легкого крейсера, предназначенного для обеспечения боевых действий подводных лодок, разведки, поддержки атак эсминцев, обеспечения своих тактических десантов и отражение десантных операций вероятного противника, а так же ведение боя с крейсерами противника. За основу проекта был принят теоретический чертеж итальянского легкого крейсера Eugenio di Savoia. Корабли серии соответствовали по водоизмещению легким крейсерам других стран, однако имея сильное артиллерийское вооружение крейсера проекта 26 по нормативам международных морских договоров 1930-х годов могли быть отнесены к подтипу тяжелых крейсеров. Так же эти корабли обладали развитыми средствами автоматизации управления огнем, мощными энергетическими установками, высокой скоростью, эффективными средствами борьбы за живучесть, а дальность стрельбы орудий главного калибра на 20-30 % превосходила показатели орудий «вашингтонских» тяжелых крейсеров.

Два построенных в серии корабля вошли в составы Балтийского и Черноморского флотов СССР в качестве флагманов и принимали активное участие в Советско-финской (1939—1940) и Второй мировой войнах. За отличное выполнение боевых заданий командования, мужество и героизм личного состава во время Великой отечественной войны корабли были награждены орденами Красного Знамени. После окончания боевых действий крейсера продолжали службу в ВМФ СССР до середины 1970-х годов.

История создания

Предпосылки к созданию

К 1930-м годам многие страны, расположенные на примыкающих к СССР морских театрах, интенсивно усиливали свои флоты. В составе же РККФ находилось всего три легких крейсера типа «Светлана», заложенные еще в 1913 году, к тому же все они базировались на Черном море.

« Наши соседи на Балтике, Черном море и Дальнем Востоке строят канонерки и крейсера до линейных включительно. Я считаю крупной ошибкой, что еще в эту пятилетку мы не намечаем к постройке крейсера и фактически откладываем приведение в готовность для подобного строительства наших заводов...
Из выступления начальника Морских сил РККА Р.А.Муклевича на заседании РВС СССР 10 ян­варя 1931 года. »

Одновременно в наркомат по военным и морским делам обратились руководители су­достроительной промышленности и в результате в планы строительства ВМС РККА на 2-ю пятилетку были включены крейсера.

Проектирование

Опыта в создании крупных современных кораблей у советских судостроителей явно не хватало. Руководство флота и промышленности начало переговоры с различными судостроительными фирмами Ита­лии, Франции, США, Германии о помощи в проектировании и строительстве. Особенно интенсивно и успешно развивалось сотрудничество с Ита­лией. Однако итальянцы отказались продать один из уже готовых крейсеров. Поэтому Начальником Морских сил РККА В.М. Орловым было предложено либо заказать крейсер на итальянском заводе для последующего копирования, либо строить крейсера на советских заводах с помощью итальянских специалистов.

Согласно подписан­ному в 1932 году договору фирма Ansaldo предостав­ляла советской стороне один комплект энергетической установки и вспомогательных механизмов крейсера типа Raimondo Montecuccoli, его теоретический чертеж, оказывала консультации по проектированию, а также техническую помощь в организации стапельных работ и производстве котлов, турбин и вспомогательных механизмов. Предэскизное проектирование легкого крейсера выполняла кораблестроительная секция Научно-технического комитета (НТК). Согласно утвержденному 19 марта 1933 года «Тактическому заданию на легкий крейсер с механизмами (турбинами) итальян­ского крейсера «Монтекукколи» мощностью 106—120 тыс. л.с.» предусматрива­лось: артиллерийское вооружение из шести 180-мм орудий, четырех — шести 100-мм зенитных орудий в палубных установках, шести 45-мм полуав­томатов, четырех 12,7-мм пулеметов. Авиационное вооружение включало два корабельных разведчика КР-2, торпедное — два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, минное — около 100 мин образца 1931 года. Бронирование: палуба — 50 мм, борт и траверзы 50 — 35 мм, барбеты башен 35 — 50 мм, башни 100 — 50 мм, боевая рубка — 100 — 150 мм. Полная скорость хода — 37 узлов; дальность плавания полным ходом — 1100 миль, экономичес­ким — 3500 миль; стандартное водоизмеще­ние — не более 6500 т.

8 мая 1933 года Управление ВМС заключило с ЦКБС-1 (ЦКБ-17) договор на разработку технического проекта. Проекту был присвоен номер 26. 5 октября 1934 года на совещании в Артиллерийском научно-исследовательском морском институте (АНИМИ) руководитель разработки башен главного калибра инженер Ленинградского металли­ческого завода А.А. Флоренский предложил существенно усилить вооружение крейсера, установив в каждой башне вместо двух по три орудия в одной люльке. Масса башни, по сравнению с двухорудийной, увеличивалась на 30 т. Проект был откорректиро­ван с увеличением стандартного водоизме­щения крейсера до 7120—7170 т. В связи с новыми габаритами башен и погребов теоретический чертеж был несколько изменен с «приполнением» кормовых обводов. Изменения коснулись также формы и конструкции форштевня. Кормовая оконечность вместо крейсерской получила транцевую форму. Полученную от итальянцев документацию пришлось весьма существенно переработать. В конструкцию главных турбозубчатых агрегатов был внесен ряд усовершенствований. 29 октября 1934 года проект был утвержден Советом труда и обороны СССР

Постройка и испытания

Строительство было начато с закладки 15 октября 1935 года, на стапеле № 1 завода № 198 имени А.Марти «Заказа № 297» — крейсера «Ворошилов», а 22 октября 1935 года был заложен головной корабль «Заказ № 269» на заводе № 189 им. С. Орджоникидзе в Ленинграде. Приказом наркома обороны кораблю присвоили имя С.М. Кирова. При строительстве с помощью итальянских специалис­тов были освоены новейшие технологии. Корпусные конструкции предварительно соединялись на сборочных болтах с последующей клепкой. Впервые в отечественном корабле­строении все главные и часть вспомогатель­ных механизмов столь крупного корабля были смонтированы еще на стапеле. Применялась, хотя и в ограниченном объеме, электросварка, которую только начали внедрять в судостроении. Стапельные работы завершились в рекордный срок — за один год и 38 дней. 30 ноября 1936 года крейсер был спущен на воду. 12 марта 1937 года на корабле впервые проверили работу главной энергетической установки. В конце июня буксиры перевели крейсер в Кронштадт. Стапельные работы на «Ворошилове» длились 20 месяцев, спущен на воду он был 28 июня 1937 года и еще 30 месяцев корабль достраи­вался на плаву. Поскольку на крейсер устанавливались механизмы только отече­ственного производства, многие фундаменты под них пришлось переделывать. 5 августа 1937 года в доке на «Киров» были установлены гребные винты и корабль вышел на Большой Крон­штадтский рейд. 7 августа в 15:40 крейсер под заводским флагом снялся с якоря и начал свой первый самостоятельный выход в море.

Легкий крейсер «Киров» на госиспытаниях
Легкий крейсер «Киров» на госиспытаниях

4 декабря 1937 года легкий крейсер «Киров» предъявили на госиспытания. На полном ходу в 8-балльный шторм окончательно проверялись прочность корпуса, механизмы, оптика. Испытания продолжились весной и закончились лишь осенью следующего года. В ходе испытаний крейсера «Киров» произошел ряд аварий. 12 августа 1937 года пробило главный паропровод и обварило 17 человек. Во время стрельбы всем бортом прогнулась верхняя палуба, и ее пришлось подкреплять. В июне 1938 года при испытании торпедных аппаратов одна из торпед (без боевой части), описав циркуляцию, ударила в борт корабля. Во время сдаточных испытаний 9 сентября 1938 года «Киров» развил максимальную скорость 35,94 узла при максимальной мощности 113500 л.с. и водоизмещении 8742 т. Эконо­мической скоростью 18 узлов при мощности 7590 л.с. и полном запасе топлива 1290 т крейсер прошел 3750 миль. На «Ворошилове» ходовые испытания начались 4 декабря 1939 года. На них в апреле 1940 года крейсер развил максималь­ную скорость 36,72 узла при мощности механизмов 122500 л.с.

Описание конструкции

Корпус

Корпус корабля изготавливался из стали двух марок, его конструкции предварительно соединялись на сборочных болтах с последующей клепкой. Для элементов наружной обшивки, второго дна, главных переборок, верхней палубы и ее набора была применена марганцовистая сталь. Для оконечностей и второсте­пенных конструкций — обыкновенная углеро­дистая (сталь 3). Сис­тема набора — смешанная: в средней части, начиная от 61 шпангоута и по 219 шпангоут включительно, преимущественно продольная, в оконечностях — поперечная. Особое внимание было уделено конструкции сопряжений продольной и поперечной систем во избежание резкого изменения площади сечения и появления концентрации напряжений.

Корабль имел полубак, верхнюю и нижнюю палубы и две платформы в носу и корме, трюм, второе дно и транцевую корму. Полубак продолжался до 126 шпангоута. Двойное дно простиралось на протяжении от 61 по 224 шпангоуты и включало боковые стрингеры с каждого борта. Верхняя палуба имела погибь 0,4 метра.

Проекция корпус
Проекция корпус

Непотопляемость корабля обеспечивалась наличием 19 главных водонепроницаемых отсеков и отсутствием дверей или каких-либо лазов в главных водонепроницаемых переборках под нижней палубой. Корабль держался на плаву при затоплении трех любых отсеков. На практике крейсер имел небольшой дифферент на нос, колебавшийся в пределах 0,5—1,5 м в зависимости от наличия запасов.

Бронирование

Основной защитой корабля служил 50-мм бортовой броневой пояс из гомогенной брони длиной 121 м. При общей высоте 3,4 метра его нижняя часть опускалась ниже ватерлинии на 1,3 м. К верхнему краю пояса примыкала нижняя (броневая) палуба толщиной 50 мм, покрытая линолеумом. С торцов в районе 61-го и 219-ого шпангоутов пояс замыкался 50-мм броневыми траверзами, образовывая тем самым броневую цитадель на протяжении 64,5% длины корпуса. Под зашитой цитадели находились главные механизмы корабля, агрегаты и центральные посты управления артиллерией, энергоуста­новкой, штурманский пост, а так же погреба боезапа­са.

Схема бронирования
Схема бронирования

Боевая рубка корабля имела вертикальные бронированные стенки толщиной 150 мм и 100-мм крышу. Орудия главного калибра размешались в башнях из 50-мм брони. Все элеваторы подачи боеприпасов к орудиям выше броневой палубы имели кожухи из броневых листов толщиной 20-мм. Руле­вое и румпельное отделения защищалась броней толщиной 20-мм. Посты наводки торпедных аппаратов бронировались листами толщиной 14-мм, командно-дальномерные посты (КДП) главного калибра — 8-мм, а стабилизиро­ванные посты наводки и щиты 100-мм орудий — 7-мм. Конструктивная противоминная защита проектом не предусматривалась.

Энергетическая установка и ходовые качества

Главная энергетическая установка крейсера механическая двухвальная котлотурбинная с двумя паровыми турбозубчатыми агрегатами и шестью котлами, расположенными в восьми смежных отсеках в средней части корпуса корабля. Она компоновалась в два автономных эшелона.

Два главных турбозубчатых агрегата (ГТЗА) номинальной проектной мощностью 55000 л.с. каждый размещались автономно в носовом и кормовом машинных отделениях. Каждый ГТ3А с тремя турбинами переднего и двумя турбинами заднего хода состоял из трех корпусов турбин высокого, среднего и низкого давления со ступенями крейсерского и экономического ходов. Турбины имели лопатки только активного типа. Главная зубчатая одноcтупенчатая передача суммировала и передавала крутящий момент от трех турбин на валопровод. Дублированные вспомогательные механизмы ГТЗА (циркуляционные, конденсатные и масляные насосы) приводились в движение от турбинных приводов. Основные трубопроводы также дублировались. Носовой ГТЗА работал на гребной вал правого борта, а кормовой - на вал левого. Агрегаты передавали вращение на два бронзовых трехлопастных винта диаметром по 4,7 метра каждый.

Главный турбозубчатый агрегат (ГТЗА) ТВ-7
Главный турбозубчатый агрегат (ГТЗА) ТВ-7

Котлы системы «Нормана» водотрубные, шатрового типа, вырабатывали пар давлением в 25 кг/см² и располагались в автономных водоне­проницаемых отделениях. Котлы обеспечивались двойным комплектом вспомогательных турбо-механизмов (питательных и нефтяных насосов, котельных вентиляторов) и теплообменных аппаратов. Турбовентиляторы нагнетали в гермети­чески закрытое котельное отделение более 200000 м³ воздуха в час, создавая напор до 260 мм водяного столба. Поэтому вход в котельное отделение был возможен только через своего рода шлюзовую камеру (двойные двери со специальной сигнализацией). Двенадцать форсунок каждого котла подавали в топку до 9 т подогретого до 85—90°С, тщательно профильтрованного и тонко распыленного мазута. Кроме топлива и воздуха, в котел подавалась питательная вода, предварительно подогретая до температуры свыше 100°С. Для этого ис­пользовали отработавший пар от вспомога­тельных механизмов. Поверхность нагрева общей площадью 1250 м² образовывали 4005 водогрейных трубок длиной 3,5 м каждая, соединявших паровой коллектор диаметром 1,5 м с тремя водяными. Петлевой вертикальный паропе­регреватель с поверхностью нагрева 250 м² располагался с одной стороны котла внутри водогрейного пучка. При таком расположении пароперегревателя температура пара на эко­номическом ходу падала только на 25—30°С. Паропроизводительность котла — 106 т/ч перегретого пара температурой — 325°С, КПД котла — 72%, удельный расход топлива на полном ходу — 0,455 кг/л.с. в час, на экономическом — 0,722.

Паровой водотрубный котёл системы "Нормана"
Паровой водотрубный котёл системы "Нормана"

Отработавший пар направлялся в охлаждаемый забортной водой главный конденсатор. Там он превращался в воду (конденсат), которая по трубопроводам шла вновь в котлы. Запас питательной воды (около 220 т) пополнялся из испарителей, установленных в котельных отделениях № 3 и № 6. Нормальный запас топлива (флотский мазут марки «Ф») включал 610 т в междудонном пространстве и расходных цистернах, находившихся в бортовых отсеках. Полный запас топлива 1290 т, дополнительно принимался в креновые отсеки № 3—6 и запасную цистерну в 1-м котельном отделении. Это позволяло крейсеру пройти около 3750 миль при экономической скорости хода в 18 узлов. Управление энергоустановкой и судовыми системами корабля осуществлялось из поста энергетики и живучести (ПЭЖ), находящегося на 2-й платформе между 88-м и 93-м шпангоутами.

Вспомогательное оборудование

Для обеспечения паром системы отопления, бытовых нужд и работы механизмов на стоянке имелись два вспомогательных котла, вырабатывавших по 6,5 т/ч насыщенного пара давлением 25 кг/см². Они располагались в кормовой надстройке, дымоходы от них выводились во вторую трубу вместе с дымоходами главных котлов кормового эшелона.

Электрооборудование корабля обеспечивалось электроэнергией от четырех турбогенераторов ПСТ-44/23 мощностью по 165 кВт каждый, расположенных по два в машинном отделении и двух дизель-генераторов ПГ-2 с дизелями 8Л-Ч мощностью по 165 кВт. Система постоянного тока имела напряжение 230 В. На стоянке турбогенераторы могли работать на насыщенном паре от вспомогательных котлов. Отработавший пар при этом принимали вспомогательные конден­саторы,по одному в машинном отделении. На случай ремонта, аварийной ситуации или боевых повреждений имелись аккумуляторные батареи для питания станции ходовых огней, аварийного освещения и электрических указателей положения пера руля. Система электроснабжения имела главный распределительный щит (ГРЩ) и генераторные щиты, расположенные в одних помещениях с генераторами. ГРЩ располагался в посту энергетики и живучести (ПЭЖ).

Пост управления в машинном отделении.
Пост управления в машинном отделении.

Рулевое устройство состояло из электрогидрав­лической рулевой машины, полубалансирного руля и пяти постов управления. Нижняя часть руля так же как и кром­ки гребных винтов выступали за основную линию на 1200 мм, в результате чего манев­ренность крейсера улучшилась. Рулевая машина размещалась в румпельном отделении и работала от двух электрогидравлических насосов, установлен­ных в румпельном и рулевом отделениях. В рулевом отделении находился штурвал руч­ной перекладки руля, при отключенной руле­вой машине. Якорное устройство включало два становых якоря Холла массой по 3,5 т и один запасной - 2,5 т, носовые и кормовой шпили с электроприводом. Корабли были оснащены тремя рефриже­раторными машинами.

Водоотливная система состояла из девяти гидротурбин производительностью по 300 т/ч, двух эжекторов по 300 т/ч, стационар­ных и переносных эжекторов по 50 и 30 т/ч, трех переносных мотопомп. Пожар­ная система обеспечивала пода­чу забортной воды под давлени­ем 17 кг/см² четырьмя пожарными турбонасосами производительнос­тью по 100 м³/ч и тремя пожарны­ми электронасосами к 74 пожарным рожкам, водоотлив­ным и осушительным эжекторам и гидротурбинам, к системам оро­шения, затопления погребов бое­запаса и другим потребителям. Для тушения пожаров в машинно-котельных отделениях предусматривались системы пено- и углекислотного тушения, а также паротушение. Имелись 15 пеногенераторов и огнету­шители. Креновая система затопления была предусмотрена для выравнивания крена корабля в боевых условиях. Она состояла из десяти основных креновых отсеков, по 5 с каждого борта, и шести дополнительных. Дифферентная система имела два отсека на 70 т каждый в носу и два отсека в корме на 125 т каждый.

Спуск на воду рабочего катера крейсера «Киров»
Спуск на воду рабочего катера крейсера «Киров»

Спасательные средства крейсера состояли из двух моторных катеров КС-26, двух 16-весельных моторных барказов, трех 6-весельных и одного 4-весельного яла. Катера размещались на кильблоках на площадке кормовой надстройки. Два шестивесельных яла располагались побортно на поворотных шлюпбалках в кормовой части верхней палубы, а остальные — на палубе полубака. Для спуска и подъема барказов и шлюпок использовались два самолетно-барказных крана, а для моторных катеров — грузовая стрела.

Экипаж и обитаемость

Экипаж согласно техническому проекту, состоял из 44 офицеров, 124 старшин и 566 матросов — всего 734 человека. Жилые помещения высшего и старшего начсостава (флагмана, начальников штаба и политотдела соединения, командира корабля и военкома) находились в носовой надстройке крейсера. Офицеры корабля располагались в каютах на верхней (под полубаком) и нижней палубах в носовой части корабля. Жилые помещения команды (матросов и старшин) размещались на верхней, нижней палубах и 1-й платформе, где в 14 кубриках имелись 506 стационарных двухъярусных коек и предусматривались места для 67 запасных подвесных коек. Личные вещи и обмундирование команды хранились в ящиках-рундуках.

Учебная тревога на крейсере «Ворошилов» 1943 год
Учебная тревога на крейсере «Ворошилов» 1943 год

Для приготовления пищи имелись три камбуза: старшего и среднего командного состава, младшего начсостава и команды, а также хлебопекарня. Командиры (офицеры) питались в столовых, а старшины и рядовые — в кубриках по бачковой системе. Запас пресной воды для бытовых нужд составлял около 200 тонн. Для хранения запаса провизии, различного имущества машинной, артиллерийской, минной, шкиперской и других частей на корабле были предусмотрены специальные кладовые. Скоропортящиеся продукты хранились в холодильной камере, устроенной на платформе рядом с помещением рефрижераторной машины. На крейсере были оборудованы салоны среднего и младшего начсостава, клуб с киноустанов­кой, библиотека-читальня, типография и каюта-фотолаборатория. Имелись также бани, душевые, механическая прачечная, гладильная, парикмахерские, умывальные и гальюны. Медицинский блок состоял из лазарета на 12 коек и изолятора на 4 койки, амбулатории с рентгеновским и зу­боврачебным кабинетами, опера­ционной каюты и аптеки.

Вооружение

Главный калибр

Артиллерия главного калибра состояла из девяти 180-мм орудий Б-1-П. Орудие — стальное нарезное с длиной ствола 57 калибров имело скрепленный лейнированный ствол, клиновой замок и размещалось в люльке с возможностью замены лейнеров в условиях корабля. Затвор - поршневой, двухступенчатый, с грузовым уравновешиванием, открывающийся вверх. Орудия устанавливались в трех трехорудийных башенных установках МК-3-180, расположенных в диаметральной плоскости — две линейно-возвышенно в носовой части и одна в кормовой. Все три ствола башни находились в одной люльке, то есть имели один привод вертикального наведения. Противооткатные устройства помещались в теле люльки. Тормоз отката - гидравлический, веретенного типа. Накатники - гидропневматические. Каждый ствол имел один тормоз отката и два накатника. Угол максимального возвышения орудий доходил до +50°, а скорость снаряда составляла 920 м/с при максимальной дальности стрельбы в 37,04 км. Расчет башни включал 50 человек.

Носовые башни главного калибра крейсера «Киров»
Носовые башни главного калибра крейсера «Киров»

Боезапас для каждого орудия подавался своим элеватором, имеющим электромеханический и ручной приводы. Из тросового элеватора боезапас подавался непосредственно в качающийся лоток, расположенный в боевом отделении. При открывании затвора лоток опрокидывался с линии загрузки на угол заряжания, а после заряжания занимал прежнее положение для принятия боезапаса на следующий выстрел. Угол заряжания составлял +6,5°. Орудия после выстрела продувались сжатым воздухом. Время заряжания орудий составляло около 25 секунд. Заряжание снаряд + два картуза. Досылка снарядов и полузарядов броскового типа осуществлялась пневматическим досылателем. В состав боекомплекта, из 100 выстрелов на ствол, входили бронебойные, полубронебойные, осколочно-фугасные, практические снаряды и дистанционные гранаты весом 97,5 кг в комплекте с усиленно-боевыми, боевыми, пониженно-боевыми и уменьшенными зарядами. Кроме этого, на корабле имелись согревательные выстрелы, как обычные, так и беспламенные (для применения ночью). Погреба артиллерийского боезапаса оборудовались системой аэрорефрижерации, вентилировав­шей их охлажденным в специальных термо­танках воздухом температурой не выше 25°С. В случае опасности возгорания или при пожаре полагалось включать систему орошения и затопления погребов.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Зенитная артиллерия дальнего боя включала шесть 100-мм универсальных установок Б-34, расположенных на кормовой надстройке, по три на борт. Она имела ствол длиной 56 калибров, начальную скорость снаряда 900 м/с, максимальный угол возвышения 85° и дальность стрельбы 22 км, потолок 15 км. Ствол состоял из свободной трубы, кожуха и казенника. Затвор — горизонталь­ный клиновой, механизм полуавтоматики пневматического действия. Подача боеприпасов ручная. Время заряжания орудия составляло около 4-5 секунд. Боезапас досылался принудительно до конечного положения пневматическим досылателем на всех углах возвышения. Скорострельность при механической досылке — 15 выстрелов в мин. Механизмы вертикальной и горизонталь­ной наводки обеспечивали скорость наведения до 12° в сек. Расчет установки включал 9 человек.

Зенитная батарея 100-мм установок Б-34 крейсера «Киров»
Зенитная батарея 100-мм установок Б-34 крейсера «Киров»

Б-34 имела щит из противопульной брони и оригинальной конструкции подвижной щиток, закрывающий амбразуру. Для каждого орудия предусматривалось по 300 унитарных патронов боезапаса со снарядами массой 15,8 кг (фугасным, ныряющим, осветительным беспа­рашютным или дистанционной гранатой). Погреба 100-мм патронов находились на 1-й платформе по бортам (от кормового машинного отделения) между 191-м и 201-м шпангоутами. Каждое орудие имело свой элеватор.

Расположение зенитной артиллерии
Расположение зенитной артиллерии

Зенитная артиллерия ближнего боя состояла из шести 45-мм универсальных полуавтоматических орудий 21-К и четырех 12,7-мм пулеметов ДШК. Орудия 21-К с длинной ствола 46 калибров располагались на носовой и кормовой надстройках — две батареи по три орудия. Эти установки не имели противоосколочных щитов и механических приводов наводки. Заряжание орудия унитарное. Досылка снарядов осуществлялась в ручную. Подача боеприпасов ручная. Расчет орудия состоял из 3 человек. Скорострельность полуавтомата составляла 25 выстрелов в мин. Боезапас, из 600 выстрелов на ствол, включал фугасные снаряды массой 1,41 кг. Угол вертикального наведения от -10° до +85°. Начальная скорость снаряда 740 м/с, дальность стрельбы до 9,2 км, а досягаемость по высоте - 6 км. Ствол пулеметов ДШК, расположенных на носовой надстройке, нарезной «типа моноблок» с цилиндрическим затвором длиной 79 калибров. Заряжание пулемета ленточное, лента на 50 патронов. Подача ручная. Расчет пулемета 1 человек. Скорострельность составляла 250 выстрелов в мин. Боезапас, из 12500 выстрелов на ствол, включал патроны массой 0,135 кг. Угол вертикального наведения от -30° до +85°. Начальная скорость пули 840 м/с, максимальная дальность стрельбы до 3,5 км, а досягаемость по высоте - 2,4 км.

Минно-торпедное вооружение

На крейсера устанавливались два 533-мм палубных поворотных торпедных аппарата (ТА) 39-Ю, расположенных побортно. Они имели три трубы и возможность растворения крайних труб на 7°. Торпедные аппараты комплектовались электроприводом поворота платформы. Скорость вращения электромотором — 6°/с, вручную — 2°/с. Способ стрельбы — пороховой, вес порохового заряда 900 грамм. Скорость вылета торпеды составляла 12 м/с. Наводчик, установщик, а также приборы управления стрельбой размещались на средней трубе аппарата и прикрывались противопульным щитом толщиной 14 мм. Боекомплект составлял 6 парогазовых, двухрежимных торпед 53-38 только в аппаратах. На базе мог быть установлен режим дальности действия 4 км и 8 км или 4 км и 10 км. Установка глубины и режима хода торпеды производилась с казенной части ТА командиром отделения торпедистов. Скорость хода торпеды доходила до 44,5 узлов (4 км), 34,5 узла (8 км) и 30,5 узла (10 км).

Крейсер «Ворошилов» готовится к торпедным стрельбам
Крейсер «Ворошилов» готовится к торпедным стрельбам

В перегруз крейсер принимал на верхнюю палубу 164 шаровых мин заграждения образца 1912 года или 100 мин КБ-1. Для приемки мин на верхней палубе предусматривались рельсы про­тяженностью 270 м. Сбрасывание мин в воду осуществлялось по двум кормовым скатам. Глубина места постановки составляла до 130 метров с помощью гидростатической системы, которая автоматически устанавливала мину на заданное углубление.

Противоминное и противолодочное вооружение

Защита корабля от якорных мин обеспечивалась четырьмя параванами-охранителями К-1, раз­мещавшимися на тележках у барбета 2-й башни главного калибра. Спуск и подъем пара­ванов осуществлялись двумя параванбалка­ми, установленными побортно в районе 86-го шпангоута у боевой рубки. Буксирный трос парава­нов пропускался через серьгу, приваренную к форштевню, и кипы на полубаке, а затем заводился на правый и левый носовые шпили, с помощью которых регулировались длина тралящей части троса и выборка парава­нов на борт. Угол отвода параванов от диаметрали составлял 30°. При длине буксирного троса около 51 м ширина протраленной полосы составляла 62 м. Параваны К-1 применялись на скоростях от 14 до 22 узлов.

Параван-охранитель К-1 крейсера «Ворошилов»
Параван-охранитель К-1 крейсера «Ворошилов»

Противолодочное вооружение состояло из 30 больших (ББ-1) и 40 малых (БМ-1) глубинных бомб. Два шточных бомбомета позволяли выстреливать по траверзу корабля по одной большой глубинной бомбе на дальность 40, 80 и 110 метров. Бомба обеспечивала установку глубины взрыва от 10 до 210 метров. Малые глубинные бомбы сбрасывали с помощью двух бомбосбрасывателей. Эти бомбы обеспечивали установку глубины взрыва от 10 до 100 метров. Крейсера не имели надежных средств обнаружения подводных лодок — шумопеленгаторной или гидроакустической аппаратуры.

Авиационное вооружение

Для разведки и корректировки огня артиллерии главного калибра предназначались два гидросамолета КОР-1 (Бе-2). Самолеты со сложенными крыльями стояли на специальных площад­ках у первой трубы. Взлет осуществлялся с помощью пневматической катапульты K-12 германской фирмы «Хейнкель» имевшей длину 24 м и массу 21 т. Катапульта была установлена в средней части корабля между трубами и обеспечивала взлетную скорость самолетов 125 км/ч. Для пуска самолета катапульту требовалось развернуть на угол в пределах 60—120°. После выполнения боевого задания самолет приводнялся вблизи своего корабля и с помощью кран-балок поднимался на борт. Авиационное топливо на кораблях хранилось в цистерне, расположенной на 2-й платформе между 24-м и 37-м шпангоутами, на удалении от жизненно важных центров корабля. Запас авиационного бензина составлял 7900 кг.

КОР-1 во время испытаний на крейсере «Ворошилов»
КОР-1 во время испытаний на крейсере «Ворошилов»

Биплан КОР-1 имел один поплавок, цельнометаллический фюзеляж длинной 8,88 метра и складывающиеся крылья, которые имели размах 11 м и площадь 29,32 м². Крейсерская скорость полета равнялась 252 км/ч, практическая дальность — 530 км, практический потолок — 6,6 км, а скороподъемность - 250 м/мин. Экипаж разведчика включал 2 человека. Вооружение — 3 пулемета калибра 7,62-мм ШКАС с боезапасом по 350 патронов на ствол и бомбы до 200 кг. Взлетная масса самолета составляла 2,63 тонны. Кроме разведки и корректировки огня самолеты предполагалось также использовать для бомбометания и атаки пулеметным огнем с пикирования. Однако на крейсерах отсутствовали передвижные площадки, трапы, другие приспособления для стыковки и расстыковки крыльев, осмотра и производства регламентных работ. Кроме того, не предусматривались подвески для бомб, трап для посадки экипажа, погреба хранения авиабомб.

Химическое вооружение

Противохимичес­кая защита состояла из восьми фильтровентиляционных установок производительнос­тью по 300 м³ очищенного воздуха в час. Они обслуживали боевую рубку, пост энергетики и живучести, центральный артиллерийский пост, гиропост, штурманский пост, посты радиосвязи, командно-дальномерный пост, медицинский блок. Личный состав имел индивидуальные противогазы.

Постановка дымовой завесы
Постановка дымовой завесы

Маскировку обеспечивали два комплекта дымаппаратуры ДА-1, кормовой комплект дымаппаратуры ДА-2, дымовые шашки МДШ. Дымаппаратура ДА-1 паронефтяная (дымвещество - мазут), имела выхлоп через дымовую трубу при производительности 50 кг/мин. Она служила для постановки дымзавес как белой (паронефтяной), так и черной (нефтяной). Высота завесы составляла 40—60 метров. Дымаппаратура ДА-2 являлась кислотной — в качестве дымообразующего вещества в них использовалась смесь C-IV (раствор сернистого ангидрида в хлорсульфоновой кислоте), которая с помощью сжатого воздуха подавалась к форсункам и распылялась в атмосферу. В качестве дымообразователя в шашке МДШ используется твердая дымовая смесь на основе нашатыря и антрацена. Время ее работы составляет восемь минут, а создаваемая дымовая завеса достигает 350 метров в длину и 17 метров в высоту.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Крейсера проекта 26 оснащались системой приборов управления стрельбой (ПУС) главного калибра «Молния-26». Она могла обеспечивать стрельбу торпедных аппаратов и позволяла разделять огонь башен артиллерии главного калибра. Кроме того, каждая из артиллерийских башен имела свой автомат стрельбы, что в сочетании с собственными дальномерами ДМ-6 позволяло им самостоятельно вести огонь без использования данных из центрального артиллерийского поста. Основу ПУС составлял центральный автомат стрельбы ЦАС-2 — счетно-решающий прибор в центральном артиллерийском посту (ЦАП) на 2-й платформе в районе 83-88 шпангоутов, под носовой надстройкой. В ПУС «Молния-26», помимо ЦАС-2, входил целый ряд дающих и принимающих приборов целеуказания, сигналов команд и докладов обратного контроля положения оружия, постов, приборов и механизмов, а также оптические визиры и дальномеры.

При задействовании всей схемы ПУС при обнаружении цели из боевой рубки визиром целеуказания (ВЦУ) целеуказание выдавалось на командно-дальномерный пост КДП-3/6, который брал цель на сопровождение своим визиром центральной наводки (ВМЦ-2). После чего КДП-3/6, расположенный на фок-мачте на высоте 26 метров над водой наводил на нее шестиметровые стереодальномеры ДМ-6. Всего в КДП имелось три дальномера: один предназначался для измерения дистанции до цели, другой — для измерения дистанции до всплесков своих снарядов, третий мог дублировать любой из первых двух. Таким образом, на ЦАС поступали курсовой угол цели и все необходимые для расчетов дистанции от дальномеров, а тот вырабатывал данные для центральной наводки. Ведение огня по внезапно появившейся цели ночью или в условиях плохой видимости обеспечивали два поста ночной центральной наводки, оснащенные ночными визирами 1-Н. Они представляли собой простейшие счетно-решающие приборы, позволявшие не только выдать целеуказание любой из башен, но и вводить коррективы по результатам первых залпов.

Командно-дальномерный пост КДП-3/6 и посты наводки СПН-100 на крейсере «Киров»
Командно-дальномерный пост КДП-3/6 и посты наводки СПН-100 на крейсере «Киров»

Управление стрельбой 100-мм орудий осуществлялось системой управления морских приборов управления артиллерийским зенитным огнем (МПУАЗО) «Горизонт-1», состоящей из двух ста­билизированных по углу крена постов наводки (СПН) с трехметровыми дальномерами типа ДМ-3, зенитным автоматом стрельбы (ЗАС) и системы синхронной силовой передачи (СССП). На «Кирове» устанавливались СПН-100, а на «Ворошилове» - СПН-200. СПН-100 отличался от СПН-200 отсутствием стабилизации на рыскание и циркуляцию корабля и не имел вспомогательного поста стабилизации. На СПН-200 вспомогательный пост стабилизации располагался в барбете и служил для ручной стабилизации СПН-200 помимо гировертикали «Газон». СПН располагались побортно на 3-м ярусе носовой надстройки, в них находились посты командиров батарей 100-мм орудий. Центральные посты МПУАЗО с автоматами стрельбы размещались на 1-й платформе побортно (у погреба 3-й башни) между 207-м и 212-м шпангоутами. СПН наводили на цели, каждый по одному трехметровому дальномеру. ЗАС СО-26 на основе поступавших с стабилизированных постов наводки данных вырабатывал только прицельную наводку (угол прицеливания и целик) с выработкой значений установки дистанционной трубки. Гировертикаль использовалась лишь применительно к стабилизации самого СПН.

Для крейсеров типа «Киров» была разработана система радио­вооружения «Блокада-2». Она состояла из передатчиков, приемников и радиостанций. Крейсера имели длинноволновые радиопере­датчики «Ураган», «Шквал», длинноволновый радиофонный передатчик «Бриз», коротко­волновый радиопередатчик «Бухта», радио­приемники «Дозор», «Пурга», «Вихрь», «Ме­тель». Для оперативной связи служила УКВ приемопередающая радиостанция «Рейд». Аппаратура системы была смонтирована в приемном и передающем радиоцентрах, рас­положенных на 1-й платформе между 87-м и 91-м шпангоутами под РКП и по левому борту между 162-м и 169-м шпангоутами. В первом ярусе носовой надстройки находился боевой радиопост (радиорубка дальней связи). Под боевой рубкой располагались командный пост связи и шифрпост, а над ней, рядом с оперативной рубкой — пост УКВ связи, на 5-м ярусе над­стройки. для берегового корректировочного поста или десанта предназначалась переносная радио­станция РБ-38. Основной радиопередатчик обеспечивал дальность связи на длинных волнах до 1200 миль, а на коротких — до 7000 миль.

Кормовой зенитный дальномерный пост крейсера «Киров»
Кормовой зенитный дальномерный пост крейсера «Киров»

Для связи со своими подводными лодками имелась станция звукоподводной связи «Арктур», которая обеспечивала опознавание и связь с подводными лодками в подводном положении в телефонном режиме.. Дальность ее действия на ходу до 18 узлов в телеграфном режиме составляла от 20 кабельтовых (летом) до 70 кабельтовых (зимой), в телефонном режиме — до 10 кбт. Выдвижная антенна (мечевое устройство) станции распола­галась в выгородке между 57-м и 61-м шпангоутами. Для светосигнальной и визуальной связи служили пять 45-см прожекторов, фонари системы Семенова, фонари типа «Ратьер», стереотрубы, бинокли, сигнальные флаги, сигнальные ракеты.

На кораблях устанавли­вался радиопеленгатор «Градус-К» гониометрического типа с электрическим компенсатором радиодевиации для показания направления (курсовой угол, радиопеленг) пеленгования портовых, судовых, базовых, маячных и широковещательных радиостанций, работающих в диапазоне волн 400-4000 метров с погрешностью до 1,5°. Продолжительность непрерывной работы радиопеленгатора ограничивалась запасом энергии в аккумуляторной батарее и составляла 30-40 часов, его антенна размещалась на фок-мачте.

Центральный пост
Центральный пост

Центральный штурманский пост находился в трюме между 88-м и 93-м шпангоутами. Рядом располагался носовой гиропост с агрегатами. В корме на 2-й платформе между 201-м и 204-м шпангоутами — второй гиропост. На кораблях устанавливались 2 гирокомпаса «Курс» или «Аншютс», 2 курсографа «Курс», 5 магнитных 127-мм (5-дюймовых) компаса, два комплекта одографа «Сперри-Вилье», кроме того, до 20 комплектов репитеров, два комплекта вертушечного (гидродинамического) лага «ГО марка III» 1-й модели, один комплект магнитострикционного эхолота типа ЗМИ с одной парой вибраторов. Гирокомпас типа «Курс» двухроторный с чувствительным элементом в виде плавающей гиросферы имел выключатель затухания, обеспечивавший меньшую величину баллистической погрешности, время готовности после запуска составляло 4-6 часов, кроме того требовалась необходимость ручных вводов для учета скоростной поправки при каждом изменении скорости, а также при изменении широты. Показания гирокомпаса поступали на репитеры. Последние располагались в различных боевых постах и после их включения и согласования с гирокомпасом показывали курс корабля. Курсограф «Курс» - графический навигационный прибор, автоматически записывающий на ленту курс корабля и его изменения во времени. Прибор работал от гирокомпаса «Курс» и являлся по существу особого рода репитером гирокомпаса. Магнитные компасы устанавливались: 2 главных 5-дюймовых, носовой и кормовой; 3 путевых 5-дюймовых, боевой путевой у штурвала, штурманский путевой у штурмана и нижний путевой в румпельном отделении у штурвала. Все компасы, независимо от места их расположения, были снабжены девиационными приборами и мягким судовым железом, с помощью которых уничтожалась девиация.

Модернизации и переоборудования

К 1941 году орудия главного калибра, установленные на «Киро­ве» заменили новыми, с более глубокой нарезкой.

26 июня 1941 года на «Кирове» смонтировали временное защитное размагничивающее устройство, а в сентябре — октябре на корабле уложили штатные обмотки.

К осени 1941 года был закончен монтаж размагничиваю­щих устройств на «Ворошилове».

В ходе ремонта в 1942 году на «Кирове» де­монтировали катапульту.

Во время войны на крейсерах устанавли­вали 37-мм зенитные автоматы 70-К заменяя ими 45-мм орудия 21-К, каждый из крейсеров оснастили двумя 12,7-мм счетверенными пулеме­тами Vickers Mk III, установили второй комплект УКВ приемопередающей радиостанции «Рейд», передатчики «Шквал-М», «Скат», «Окунь» (по одному комплекту), приемник 45-ПК-1.

К 1944 году экипаж «Кирова» составлял 872 человека, «Ворошилова» — 881. Двухъярусные кой­ки в кубриках пришлось заменять на трехъ­ярусные.

В 1944 году крейсера оснастили английскими радиолокационными станциями обнаружения воздушных и надводных целей (типов 281 и 291), управления огнем главного калибра (типов 284 и 285) и управления зенитным огнем (типа 282).

В октябре 1947-го на «Ворошилове» была демонтирована катапульта.

В 1948 году на «Кирове» во время капитального ремонта и модернизации установили артустановки Б-34-УСМ.

Во время капитального ремонта и модер­низации 1949—1953 годов на «Киров» были установлены 37-мм спаренные зенитные ав­томаты В-11.

Видео

Построенные корабли

Литература и источники информации

Основной источник

http://www.nashflot.ru/gallery/sssr/kiirrov/4

http://www.nashflot.ru/gallery/sssr/voroshilov/4

http://www.kreiserkirov.ru/26/26.htm

http://www.and-kin2008.narod.ru/pr26.html

http://flot.sevastopol.info/ship/cruiser/voroshilov.htm

Чернышев А.А., Кулагин К.Л. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича».. — Москва: Яуза ЭКСМО, 2007. — ISBN 5-699-19623-4

Чернышев А.А Крейсера типа «Киров». — Москва: Моделист-конструктор, 2003.