Все во дворе ее осуждали

Жила в нашем дворе Лика. Вечно ухоженная, одежда модная и не из дешевых. Только никто ее не любил, а все обсуждали с головы до ног.

Баба Тома с бабой Любой вечно шушукались, когда она проходила.

- Смотри-ка, опять одна уже. Куда ее хахыль то сбежал? То один, то другой и снова никого, - говорит Тома.

- Ой, и не говори-ка. Что за баба такая. Детей пора рожать, а она все с собаками ходит. Не хочет рожать-то наверное, все свободу подавай. А кто в старости поухаживает? А некому будет, - проворчала баба Люба.

Сидят старые, обсуждают, а у самих все дети разъехались, и поднести то воды некому. Вот так дела.

Я часто с мамочками во дворе гуляю. У меня двое детей. А одна с тремя, да еще и беременна. У второй четверо разного возраста и пятому года нет.

Когда Лика проходит, они всегда глаз не сводят.

- Ооо, пошла, смотрите-ка. Опять свою собачатину выгуливает, - произнесла Вера с тремя детьми.

- Да ну ее. Забот никаких нет. Гуляй, да гуляй. А мы вон с детьми не скучаем, - сказала Света, мама пятерых детей.

Сколько же у людей зависти. Нарожали под ипотеку, теперь шага спокойно ступить не могут, за детьми смотреть не успевают. Человека не зная лично, каждый день помоями поливают.

Я молчу. Не люблю людей обсуждать. Когда начинается подобное, я нахожу причину, чтобы уйти домой.

Понимаете, если бы они от большой любви к детям рожали, меня бы это не корёжило. Но ведь у них другие причины. Они не побрезгуют их и по голове огреть, чтобы приструнить. Зачем тогда на мучение детей обрекать, если по-человечески воспитать не можешь и каждого любовью одарить. Не понимаю я этого. У меня двое и больше не планирую.

Как-то в обед вышла я во двор. Мамаш там пока не было. А бабки вечно караулят, делать им больше нечего.

Возвращается Лика домой. Бабки снова зашушукались:

- Идет наша бездетная. Гуляет туда сюда. Небось мужика нового искать ходила.

- Да не возьмут ее замуж, потому что она детей не любит! Лишь бы шляться целыми днями.

Последнюю фразу Лика услышала и ответила:

- А вам какое дело? На свою жизнь оглянитесь, все у вас там идеально?

После этого зашла в подъезд. Больше в этот день ее не видела.

Вечером, на следующий день поднимаюсь с детьми, коляской и двумя пакетами продуктов. Спускается Лика и говорит:

- Здравствуйте, давайте я вам помогу. Тяжело ведь…

До этого она со мной не разговаривала. Я отвечаю:

- Здравствуйте. Да я справлюсь. Не в первый раз. Спасибо.

Но она протягивает обе руки, чтобы забрать пакеты. Мне не по себе стало отказывать.

Она дождалась пока я открою дверь, заведу детей и занесу коляску. Только потом протянула продукты.

- Лика, а вы заходите. Я торт купила, давайте чая попьем.

- Как-то неудобно. Я вам точно не помешаю? – робким голосом ответила Лика.

- Совсем не помешаете, проходите, раздевайтесь.

Я усадила детей с чаем в зале, а мы сели на кухне. Налила свежезаваренный чай, тортика отрезала и тут Лика заговорила.

- Знаете, завидую я вам. Дети, прогулки, да и муж у вас хороший. А я вот одна. Я слышу, что про меня говорят старушки у подъезда. И мамочки, с которыми вы гуляете все время шушукаются и смотрят с презрением. Одна вы меня не обсуждаете, это заметно. Спасибо.

- Да как бы не за что. Сплетничать я не люблю. И слушать их ворчание порой невыносимо.

- Первый муж от меня ушел, потому что я детей иметь не могу. Хотела, очень хотела. Но видимо не судьба. Потом второй раз замуж вышла. Любил он меня, говорил, что и без детей счастливо проживем. А потом на стороне девушку нашел, та ему родила, он и ушел от меня, а на ней женился. Больше я отношения заводить не рискнула.

- Лика, как же стыдно за всех этих сплетниц. Мне очень жаль, правда очень-очень.

- Да, жаль. Поэтому ведь я собаку завела, чтобы совсем скучно не было. А теперь я решила из детдома девочку взять. Только никак мне ее не отдадут. Мать малышки объявилась и отдавать не хочет. Хотя условий у нее для ребенка нет. Жду и очень волнуюсь. Девочку Соней зовут. Она меня когда в первый раз увидела, сказала:

- Тетенька, а вы моей мамой будете? Вы мне нлавитесь, доблая вы.

- Тогда мое сердце и растаяло. Жизнь сразу светом наполнилась. Представляю я, как по утрам ей косички заплетаю и в садик веду. Счастье ведь настоящее.

- Я очень надеюсь, что Соню вам все-таки отдадут. Хочется вас счастливой видеть.

- И я надеюсь. Плохо сплю и девочка снится все время.

Тут у Лики зазвонил телефон. Оказалось, из детдома. Попросили приехать с документами. Лика вскочила и впопыхах одеваться стала.

- Ой, я побегу! Вдруг малышку мне отдадут. Побежала я, спасибо вам за чай и поддержку.

- Лика! Удачи вам, пусть все получится.

- Спасибо, еще увидимся.

Она ушла, а мне так видеть больше старушек и мамочек из двора не хочется. Хорошего человека до дыр оболгали. Нельзя быть такими. У каждого человека свои трудности и горе свое. Зависть женщина коварная – позавидуешь и лишишься того, что есть. Вот так.

Потом что-то Лика пропала и только через неделю я встретила ее в подъезде. Она с Соней в садик пошла! Как же я рада за них. А эти болтушки дворовые с такими глазищами сидели, что слова не могли выдавить. Наша Лика шла с дочкой, а та ее мамой называла. Больше они не роптали, и масляные такие стали. Что вы, что вы. А я теперь только с Ликой и Соней дружу.

Не суди, да сам под суд не пойдешь.