Кто он, тот мужчина в красном?

883 full reads
2k story viewsUnique page visitors
883 read the story to the endThat's 43% of the total page views
8 minutes — average reading time
Иероним Босх. Триптих " "Поклонение волхвов", 1490-1500. Прадо, Мадрид. Фрагмент.
Иероним Босх. Триптих " "Поклонение волхвов", 1490-1500. Прадо, Мадрид. Фрагмент.
Иероним Босх. Триптих " "Поклонение волхвов", 1490-1500. Прадо, Мадрид. Фрагмент.

Недавно мне задали прелюбопытнейший вопрос: "Правда ли, что ученые не знают, что это за загадочная фигура в красном плаще, стоящая в дверях хижины и из темноты гля­дящая на младенца Иису­са с картины Босха "Поклонение волхвов"?".

Спешу с ответом тут, ибо вопрос, действительно, интересный.

Итак, триптих "Поклонение волхвов" (1490-1500) Босху заказала состоятельная семья бюргеров из Антверпена - суконщик Петер Схейве и его жена Агнес де Грамме. Именно они и изображены на боковых створках (в те времена это было обычным явлением - по бокам от важнейшей сакральной сцены изображались заказчики и их патроны; так, за Петером стоит его святой - апостол Петр, а за его женой - мученица Агнесса).

И, кажется, в столь известном сюжете, который даже на момент жизни Босха был представлен бесчетное количество раз, ничего странного быть не может.

Но может. Потому что это Босх 😂

Напомню в чем тут дело: три гостя с Востока, язычника, приходят поклониться младенцу Христу и приносят дары новорожденному Мессии. Спешат они из дальних стран вслед за чудесной Вефлиемской звездой, которая указывает им путь. С собой товарищи принесли Ему дары: золото - знак царской власти (Бог, воплощенный в человеке - Человек, ставший Царем), ладан - знак священства (Человек, ставший Учителем) и смирну - пряное благовоние, которым умащивали тела усопших, символ того, что Христу предстоит умереть и воскреснуть (искупительная жертва Человека, ставшего Спасителем). В христианской традиции в поклонении волхвов видели предвестие того, что язычники со всех концов земли покорятся Христу и обратятся в истинную веру.

То есть традиционно этот сюжет есть событие радостное - явление Бога народам, которых он обратит и спасет ценой своей мученической смерти на кресте.

Но традиции - это не про Босха.

Босх - это причуды, завихрени и странности ❤

И так, поехали.

У Босха впервые в истории искусства за тремя волхвами появляется этот непонятный и, очевидно, злове­щий персонаж: старик в красном плаще, накинутом на голое тело. Он сто­ит в дверях хижины и из темноты гля­дит на младенца Иису­са.

Кто он, тот мужчина в красном?

О том кто он споры не утихают до сих пор.

В нем видели первого человека Адама, прорицателя Валаама, еретика, Са­турна (астрологическая символика), персонификацию низшего из ме­таллов -свинца (алхимическая символика).

В 1953 году немецкая исследовательница Лотте Бранд Филип предложила еще одну версию: старик этот есть Антихрист, а в глубине хижины прячутся его слуги, клевреты. Более того, она предположила, что Босх представил волхвов как царей земли, которые в послед­ние времена будут искушены этим самым Антихристом и грозно обру­шатся на христианский мир. Однако😂

Версия эта подразумевает, что Босх взломал изнутри всем знакомый сюжет и поменял знак волхвов с плюса на минус.

Но, тут такое дело, Босх никогда не был еретиком, напротив, слыл вполне благопристойным католиком и, думается, что сие толкование вызвало бы даже у него самого изумление.

Здесь, конечно, никакого антипоклонения нет. Божеупаси, как говориться.

Конечно, можно все свалить на головной убор старика - похожего на чалму шлема, вокруг которого обернуты тернии: одна из сухих ветвей, пройдя сквозь стеклянную трубку, оживает и на ее конце распускается синий цветок. Это якобы напоминает об одном из пагубных чудес Антихриста - чтобы соблазнить род человеческий, он заставил зацвести мертвое дерево.

Мир Босха, конечно, причудлив, но, все-таки, не еретичен! Тернии здесь, которые были надеты Христу на голову как орудие пытки, безопасно обернуты вокруг тюрбана - символ еретиков, пребывающих вне Церкви. Не стоит домысливать и без того довольно трудный контекст босховской иконографии.

В пользу трактовки старика, как Антихриста, можно подогнать и то, что из-под красного плаща этого странного персонажа свисает лента с колокольчиком на конце. На ней изображена вереница атлантов с шарами в руках и они очень похожи на жаб. Посмотрим на левую створку триптиха, туда, где одиноко сидит Иосиф - над воротами двора в той же позе с раз­двинутыми передними и задними лапами изображена жаба, существо не­чистое и олицетворявшее силы тьмы.

Какая связь с Антихристом - да никакой😂, ибо демоническая природа обладателя этой ленты не указывает именно на Антихриста (это все абстракция), скорее говорит о том, что перед нами муж еретик, тот, кто не признает в младенце Мессию. Это подтверждается, изображенной на правой ноге старика круглой раной, из которой идет кровь - в 1490-х годах в Европу из Нового Света были занесены сифилис и проказа, и язвы от этих кожных заболеваний представлялись как кара Божья (разложение плоти, как разложение души). Более того, согласно средневекой традиции ересь, которая поражает организм Церкви, часто уподобляли заразной болезни, называли проказой, сравнивали со зловонными язвами и все в таком духе.

Кстати, похожие раны появляются у Босха не раз и не два😂 В "Саде земных наслаждений" такой же белый кровоточащий кружок (только уже прикрытый бинтом, а не заключенный в стеклянный сосуд) изображен на ноге Человека-дерева, растущего посреди преисподней. А в "Страшном суде" такая же круглая язва видна на ноге у синего демона, который тащит в корзине душу грешника, осужденного на вечные муки.

Конечно и эту рану охотно привязывают к Антихристу, видя в ней аллюзии на средневековые антиеврейские стереотипы🤦‍♀️ (к слову, еще в античном Риме возникло пред­ставление о том, что евреи, по сравнению с другими народами, особо подвер­жены проказе).

Д О М Ы С Л Ы. И попытки обличить Босха в скверне, как будто средневековая инквизиция была не способна этого сделать (более того, все заказчики Босха - ревностные католики, которые с радостью и благоговением принимали его работы и вешали в самых заметных комнатах).

В ране этой еще видят аллюзию на гостию, поскольку во множестве историй о чудесах, распростра­нившихся в позд­нее Средневековье, гостия, в ответ на физическую атаку со стороны еретиков или иноверцев, начинала кровоточить (на внешних створках триптиха Босх изобразил самое известное в его время евхаристи­ческое чудо - видение израненного Христа, восстающего из гробни­цы. По пре­данию, это событие произошло над алтарем, когда папа Григорий Великий служил мессу в римской церкви Санта-Кроче-ин-Джеруса­лемме. Видение должно было развеять сомнения одного из мирян, который не верил в то, что кусок хлеба реально становится телом Бога).

Стеклянная трубка в золотом обрамлении, которая надета на ногу старика, очень напоми­нает специальный реликварий, куда в позднее Средневековье помещали Святые Дары. Таким образом, рана эта толкуется, как антитело (антигостия) Христово (интерпретацию связывают с Антихристом, что тоже малоубедительно и весьма абстрактно, ибо ее можно приклеить к любому еретику).

В этом плане наиболее убедительной и правдоподобной выглядит версия 1969 года, которую подкинул Гомбрих: старик в красном плаще - это царь Ирод Великий, стремившийся убить младенца Христа. По одной из средневековых легенд, он сам отправился вслед за волхвами в Вифлеем.

Иероним Босх. Триптих " "Поклонение волхвов", 1490-1500. Прадо, Мадрид.
Иероним Босх. Триптих " "Поклонение волхвов", 1490-1500. Прадо, Мадрид.
Иероним Босх. Триптих " "Поклонение волхвов", 1490-1500. Прадо, Мадрид.

Тогда что выходит? Если это действительно царь Ирод, а я вслед за Гомбрихом убеждена именно в этом, то стоящие за ним мрачные персонажи - его жестокие слуги и иудеи, которые, в отличие от язычников-волхвов, не признали в Младенце Мессию.

Но персонаж в красном не единственная странность в этой работе Босха. Вопросы есть и к волхвам.

В Евангелии от Матфея, единственном, где упоминаются волхвы, их число не указано. Тем не менее в христианской традиции со времен греческого теолога Оригена считалось, что их было трое. Так возникла идея воплотить в этих товарищах аллегорию трех возрастов человека.

Ранние христиане, вслед за богословом Тертуллианом, называли волхвов королями тех далеких земель, откуда они пришли за зве­здой. Потому в средневековой иконографии они часто предстают в коронах.

Более того, со времен раннего средневековья волхвов стали считать потомками трех сыновей Ноя: Сима, Иафета и Хама. Они представляли три части света, которые те за­селили: Азию, Европу и Африку, а их приход в Вифлеем означал, что весь мир признал в новорожденном Мессию. Именно поэтому третий волхв, при­шедший из Аравии или Эфиопии, был чернокожим. Но в иконографию он пробился не сразу, только во времена позднего Средневековья в эпоху Возрождения.

Дело в том, что в средневековой культуре черный цвет ассоциировался с дья­волом (бесов называли "эфиопами") и воспринимался как знак внутренней греховности и черноты души (потому палачей Христа, то есть римлян или иудеев, чтобы подчеркнуть их злобу, порой представляли черноликими).

Более того, в латинском переводе Нового Завета волхвы названы "магами", и первые хри­стианские богословы на волне полемики с язычеством порой описывали их как чародеев, прорицателей и обманщиков (позже их репутация была восстановлена и их стали считать благочестивыми мудрецами, а не колдунами на службе демонов).

И вот к этому самому волхву вопросики то и имеются. Он - самый молодой волхв. И он, как и у многих других художников, отделен от первых двух. Со своим подарком он стоит в от­далении, тогда как двое других преподносят дары Младенцу. Их одеяния и дары наполнены христианской символикой - его облик макси­мально экзотичен.

И тут я попрошу вас присмотреться к красной вышивке чернокожего слуги чернокожего волхва - раненые и пожирающие друг друга монстры, похожие на рыб. Намек на то, что самый молодой волхв еще прибывает в экзотическом мире зла (у него самого на белых одеждах вышивка в виде птиц, поглощающих зерна, которые падают из плодов. Есть там и пара сирен, мужчина и женщина. Скорее всего, это про плотские искушения и мирские радости, отвлекавшие от по­мыш­лений о горнем.

Наиболее ортодоксально, к слову, выглядит второй волхв, который средних лет. На его явно тяжелом наплечнике Босх изобразил царицу Савскую, пришедшую с дарами к царю Соломону: этот сюжет считался ветхозаветным родственником-прообразом ­сюжета поклонения волхвов. Ниже, вероятно, жертвоприношение, кото­рое совершили Маной и его жена, когда ангел им возвестил, что у них родится долгожданный сын (Самсон). Им было обещано, что он спасет Израиль от филистимлян - в этом эпизоде христианские богословы видели прообраз грядущего Рождества Христова.

А теперь о дарах, которые волхвы принесли младенцу Христу. Обычно дары эти изображали в виде золотых кубков, чаш или сосудов, однако у Босха подарки старшего и младшего (чернокожего) волхвов выглядят совершенно иначе.

Старший волхв, стоя на коленях перед младенцем и Марией, преподносит золотую скульптуру, на которой изображен Авраам, готовящийся принести в жертву Исаака (сцена эта в христианской традиции символизировала крестную смерть Христа и здесь указывает на муку, ожидающую новорож­денного). И все вроде бы гладко, но. Под диском, на котором закреплены фигуры, сидят три жабы.

Еще один повод трактовать сию работу как еретичную. Но нет 😂 Готова повторять снова и снова, и снова, и бесконечное количество раз - БОСХ НЕ ЕРЕТИК! Здесь все намного прозаичнее - это символ грядущего искупления и победы Христа над всяким грехом и дьяволом.

Чернокожий волхв держит в левой руке белый шар со смирной. На шаре скорее всего ветхозаветный эпизод, повествующий как Авенир, полководец царя Саула, явился к Давиду, чтобы заключить с ним союз и передать под его владычество все земли Израиля (в этом эпизоде тоже видели прообраз поклонения волхвов). И тут тоже все ясно.

Кроме сидящей на шаре птицы с красным пло­дом в клюве (такие же маленькие плоды зажаты в клювах у птиц, украшающих шлем стар­шего волхва, и еще один более крупный фрукт - на голове у чернокожего слуги).

И здесь уместно вновь вспомнить "Сад земных наслаждений" - там люди вгрызаются в колоссальные ягоды клубники, здесь черный волхв держит в руках некий брелок в форме клубничины. Привет, примета земных искушений и радостей плоти - не слиш­ком благочестиво. И тоже дает поводы для ереси😅

Но, вновь все прозаичнее - так Босх под­чер­кивает экзотическую природу даров, принесенных младенцу Христу именно язычниками. Вернее, пока еще язычниками.

Долго ли, коротко ли... хотя Босх - это всегда долго и никогда коротко😂

И радости у него, как правило, никакой нет. Нет ее и здесь. Над хиженой, в которой родился Иисус совы - олицетворение сил тьмы, еретиков и иудеев. Рядом с Иосифом по обе стороны от проема изображены жестикулирующие или танцующие фигуры, а сверху установлена небольшая статуя в длиннополой одежде и остроконечной (еврейской) шапке - детали, которые встречаются только у Босха и, судя по всему, маркируют пространство, где сидит приемный отец Спасителя, как иноверное и нечистое.

Есть здесь и полумесяц - это, конечно, символ ислама и прежде всего османской угрозы. Однако его значение было шире, ибо во вре­мена Босха он мог олицетворять все враждебное иноверие, включая иудаизм.

Тут много чего и кого есть. Мир, в который явился Спаситель, у Босха вообще тотально охвачен насилием - на пра­вой створке, над изображением Агнес де Грамме со святой Агнессой, жен­щина спасается бегством от хищного волка, а другой волк пожирает путника, кото­рый, пытаясь спастись, втыкает ему в спину нож.

Толкование многого на картинах Босха завист от того КАК мы смотрим. Если видим здесь Антихриста, то восточные армии, соби­рающиеся под Иерусалимом, могут символизиро­вать не свиту волхвов, а Гога с Магогом, ибо во времена Босха, когда вся Европа со страхом следила за стре­мительной экспансией Османской империи, в наступлении турок часто видели Божью кару за грехи христианского мира или прямо отождествлялись с этими персонажами.

Если же перед нами царь Ирод, то Гогу с Магогом и другим злодеям из эсхатологического мифа тут делать нече­го.