1946 subscribers

Взгляд, с претензией на оригинальность 😂

213 full reads
290 story viewsUnique page visitors
213 read the story to the endThat's 73% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Валентин Серов "Девочка с персиками", 1887. Государственная Третьяковская галерея, Москва.
Валентин Серов "Девочка с персиками", 1887. Государственная Третьяковская галерея, Москва.
Валентин Серов "Девочка с персиками", 1887. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

С этой картины началась оглушительная слава ВАЛЕНТИНА СЕРОВА - портрет, который ныне известен на столько, что уже и имя персонажа отходит на второй план.

И о нем не написал разве что очень ленивый, то есть я😂 Спешу исправиться или внести смуту в традиционную трактовку работы 😅

Итак, "Девочка с персиками" (1887) - та самая двенадцатилетняя Верочка Мамонтова или просто Яшка. Вы знали, что барышня в кругу семьи носила сие прозвище? Биограф Мамонтова Бахревский говорит, мол, ее так прозвали потому, что девочка с детства много якала (очень похожу на правду, тем более, если ты - всеобщая любимица).

Но не ждите, что сейчас начнется рассказ о самой Вере, ее не простой судьбе или про Абрамцево. Слышали, знаем. Да и Википедию с Гуглом и многими блогерами по искусству еще никто не отменял.

Во-первых, начну с конца, хотя для многих это есть начало - перед нами НЕ ИМПРЕССИОНИСТИЧЕСКАЯ картина. Ну, пожалуйста, запомните🙏

При всей своей живописной легкости и свободе, СЕРОВ - НЕ ИМПРЕССИОНИСТ.

Рассказываю: да, художник, действительно, добивался "свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах". И свежесть эта, действительно, очень в духе импрессионизма, ибо она есть та самая готовность к мгновенному изменению.

Но❗для такого впечатле­ния юной барышне пришлось позировать КАЖДЫЙ ДЕНЬ в течение ДВУХ МЕСЯЦЕВ. Более того, посмотрите сколько здесь устойчивых и округлых форм!

Перед нами сложное письмо с подмалевком и лессировками, при помощи которых Серову возможно сообщить светоносность про­странству и высветлить рефлексы на скатерти, но они очень далеки от им­прессионистского приоритета световоздушной среды, которая стирает грани­цы между предметами, развеществляя их до прозрачности и даже призрачности.

Серов хотел написать свежесть, но не свежесть, ибо он стремился сохранить ее при полной законченности произведерия - так, "как это было у старых мастеров" (и я сейчас ничего, божеупаси, не выдумываю - это слова самого художника).

И дело тут совсем не в технике, но в содержании, ибо художники того же ренессанса или века 17 никогда не писали портрет, как фиксацию только отдельного человека, - это всегда была история, в которой человек есть феномен, явление, отдельный большой мир.

Такова, сидящая перед нами, барышня, которая, в первую очередь, девочка с персиками и лишь потом Верочка Мамонтова (Серов - художник все-таки еще старой формации).

И поэтому здесь именно персики - традиционный женский символ, часто встречающийся у голландцев. Персиков на столе три (четвертый в руках героини - примета ее сочности) - это стадии жизни юной прелестницы (детство, зрелость, старость). И тот самый дальний плод, лежащий на осеннем листке, вдруг становится не только приметой старости, но аллюзией на конец вообще, в том числе и на закат детства, финал молодости, зрелости, жизни.

Но вся эта символика подана художником на блюдце новаций современной по тем временам живописи - дробный мазок, световые рефлексы, блики, свет. И нужна Серову лишь для того, чтобы мы в лице этой неожиданно серьезной и задумчивой девочки увидели нечто большее, чем просто портрет конкретного человека - увидели целую жизнь: не только ребенка, но будущую взрослую женщину, которая потом обязательно станет седовласой бабуша.

Или не станет, потому что на столе нож...

Серов тогда, в далеком 1887 году, конечно, не знал, что жизнь "Абрамцевской богини" (еще одно прозвище девушки, ибо Верочку писали и Врубель, и Репин, и Васнецов) оборвется в 32 года (воспаление легких). Не знал, но, возможно, как и любой большой художник предчувствовал.

Или не предчувствовал, а действовал по образу и подобию все тех же старых мастеров, у которых любое произведение всегда немного о смерти.

Но пока она все еще двенадцатилетняя Верочка Мамонтова, "муза" все абрамцевских завсегдатаев - свежая и румяная, как те самые персики, что лежат перед ней на столе. Персики, собранные из местной оранжереи Мамонтовых.

Персики, такие округлые и плотные (совсем, к слову, не про импрессионизми), и такие "отрадные". Потому что в том же 1887 году Серов высказал уверенное стрем­ление "писать только отрадное".

"Отрадное" - это что-то очень родное и счастливое. По другому и быть не могло: Мамонтовы были для Серова семьей - он сам принадлежал к этой жизни, к их жизнь и был для Верочки, если не старшим братом, то добрым товарищем. Он появился в семье мецената в 10 лет, Верочка тогда еще только родилась. На момент написания полота ей было 12 лет, ему 22 года. И все было еще впереди.

Но вернемся к нашим баранам 😂 Помните, я как-то писала, что жуткая зануда. Я не обманывала 😂 Так вот, резюмирую ⬇️

Серов вообще НИГДЕ НЕ ИМПРЕССИОНИСТ. Вот ни разу. Ни здесь, ни в какой бы то ни было другой работе.

1️⃣ Его композиции не строятся только на мазке (как у импрессионистов);

2️⃣ Он не фиксирует впечатление от мира вокруг (импрессионисты), а глубоко проникает в человеческую душу;

3️⃣ Он пишет не за несколько часов (как импрессионисты), а подолгу продумывает композицию. То есть Серов НАМЕРЕННО СОЗДАЕТ ЭФФЕКТ ЭСКИЗНОСТИ, БЫСТРОГО ПИСЬМА, ОЩУЩЕНИЕ ТОЛЬКО ЧТО СХВАЧЕННОГО МОМЕНТА, когда на самом деле за этим стоит долгая подготовительная работа.

Тем, кто дочитал сей пост до конца, вручается огромная золотая медаль 🥇 и статус ботана 🤓 Занавес!