«Видишь балерину — говоришь Дега»

19.07.2017

Вы наверняка помните эту фразу из шуточной инструкции о том, как определять автора по сюжету картины. Изображение жестов, движений и сложных поз — всё это есть в балете — было настоящей страстью Эдгара Дега. Есть повод рассказать об этой страсти — художник родился 19 июля 1834 года.

Завершающий арабеск, 1877
Завершающий арабеск, 1877

Дега очень просил не говорить речей, когда он умрет. А если кому-то уж очень захочется, сказать что-то предельно простое. Например, «он очень любил рисовать». И это чистая правда. Если что-то и волновало Эдгара Дега по-настоящему и всю жизнь, то это поиски точного рисунка для передачи жеста и движения. Он искал странные ракурсы, сдвигал точку зрения, выстраивал своих моделей в жутко неудобные и вывернутые позы — чем сложнее была рисовальная задача, тем с большим азартом Дега за нее брался.

Три танцовщицы, 1898
Три танцовщицы, 1898

И, конечно, балет задавал рисовальщику Дега ребусы повышенной сложности: сложные позы, гибкие тела, заковыристые театральные перспективы, яркий свет и простор для выбора ракурса, с которого ни один художник еще никогда до этого не писал людей.

Отдыхающая танцовщица, 1879
Отдыхающая танцовщица, 1879

Дега 20 лет подряд покупал абонемент в театр, и только через 15 лет директор Парижской оперы разрешил ему писать за кулисами и на репетициях. До этого художник приглашал танцовщиц к себе в мастерскую, причем иногда просто за ними наблюдал, не делая ни одного эскиза. Временами они, наверное, считали его сумасшедшим, как и те натурщицы, которых он просил просто ходить по мастерской и расчесываться.

Балетный класс Оперы на улице Пелетье, 1872
Балетный класс Оперы на улице Пелетье, 1872

Делая десятки этюдов, он собирает потом эти зарисовки в продуманную, математически точную и уравновешенную композицию. Любимый художником эффект случайного фотографического кадра на самом деле был результатом огромной предварительной работы и расчета. «Всему, что я делаю, — говорил Дега, — я научился у старых мастеров. Сам я не знаю ничего ни о вдохновении, ни о стихийности, ни о темпераменте».

Три танцовщицы в репетиционном зале, 1873
Три танцовщицы в репетиционном зале, 1873

Он никогда не писал прима-балерин и известных танцовщиц с громкими именами. Лица его балерин мало о чем говорили даже современникам художника — все они танцовщицы кордебалета или совсем еще юные ученицы, которым только предстоит выйти на сцену и которым совершенно не важно получить парадный портрет, водрузить его в гостиной и выслушивать нескончаемые комплименты.

Голубые танцовщицы, 1897, Пушкинский музей
Голубые танцовщицы, 1897, Пушкинский музей

Из всего балетного цикла искусствоведы особенно выделяют «Голубых танцовщиц». Не признававший в собственном творчестве ни вдохновения, ни темперамента, Дега явно был несправедлив к себе. Потому что одних «Голубых танцовщиц» достаточно, чтобы говорить о темпераменте и таланте. Эта пастель напоминает обычные зарисовки художников, когда на одном листе изображается схематично и обрывочно одна модель в разных ракурсах. Есть ощущение, что это одна и та же девушка, крутящаяся и волнующаяся перед выходом на сцену. И этот беспокойный круг приготовлений возвращает балету торжественность и праздничность, которую Дега всегда намеренно исключал из своих балетных работ, обращаясь к повседневному и изматывающему труду танцовщиц за кулисами. Эти девушки (или одна) как будто исполняют грациозный ритуальный танец, не менее праздничный и совершенный, чем тот, что минуту спустя они станцуют перед зрителями.

«Голубые танцовщицы» рисовались в то время, когда страдавший от отслоения сетчатки и прятавший глаза от солнечного света художник уже видел очень слабо. Пройдет еще 6 лет — и он прекратит писать совсем, будет наощупь лепить из воска, сминать и снова лепить все тех же танцовщиц в выдумано сложных позах и лошадей в движении.

Автор: Анна Сидельникова, artchive.ru