Невероятная история о том, как летчики сбили друг друга, и потом были вынуждены выживать вместе

23.12.2017

27 апреля 1940 года в небе над оккупированной немцами Норвегией экипаж английского палубного истребителя-бомбардировщика "Блекбёрн Скьюе" с бортовым номером L 2940 выполнял патрульный полет над горной местностью в 40 километрах от города Ондалснес. Внезапно в поле зрения экипажа показался одинокий немецкий бомбардировщик "Хейнкель-111" с бортовым номером 3178. Капитан "Скьюе", лейтенант Ричард Партридж, принял решение атаковать противника.

Момент для этого был подходящий. Радиоаппаратура на бомбардировщике под управлением лейтенанта "люфтваффе" Хорста Шописа вышла из строя, поэтому самолет отбился от своего звена и сбился с пути. Тихоходный, неповоротливый, он представлял собой отличную мишень. И хотя "Скьюе" не имел перед ним значительного превосходства по скорости, Партридж удалось поймать машину врага в перекрестие прицела. Из задней кабины "Хейнкеля" велась ответная стрельба, но силы были не равны, и вскоре задымившийся немецкий самолет начал падать. Но праздновать победу пришлось недолго: сразу после того, как "фриц" ушел из виду английских летчиков, мотор на "Скьюе" остановился. Одна из пуль перебила топливную магистраль.

Разглядев внизу замерзшее озеро и что-то похожее на дорогу, Партридж направил машину вниз и успешно совершил вынужденную посадку на льду озера Брейдалс на северном склоне горы Васвендеге.  Партридж и его штурман-стрелок Роберт Босток предполагали, что находятся на территории, оккупированной врагом. Уничтожив секретную аппаратуру в кабине и осуществив поджог самолета, летчики направились к восточной оконечности озера, где, как им казалось, виднелась небольшая хижина или ферма.

Тем временем, на южном склоне Васвендеге разыгралась похожая сцена - с неработающим двигателем, смертельно раненым стрелком громоздкий "Хейнкель" также совершил экстремальную вынужденную посадку на лед озера Хейлстугу.

До начала службы в авиации, Хорст Шопис был офицером-кавалеристом с благородным происхождением. На обучение летному делу ему дали совсем немного времени, но за 4 года службы подобных инцидентов у него не случалось. Посадка прошла на удивление хорошо, и во время нее никто из экипажа не пострадал.

Первым делом, на мрачной и холодной горе Хорст Шопис и его второй пилот Йозеф Актер, а также штурман Карл-Хайнц Странк попытались похоронить своего погибшего стрелка. Каменистая земля не давала копать, а глубокий снег мешал движениям. В итоге, закрепив тело в фюзеляже самолета таким образом, чтобы до него не сразу добрались дикие животные, в надежде на подобающие похороны в дальнейшем.

После этого немцы покинули самолет, и направились туда, где, как им казалось, должно было быть какое-то укрытие. Через 4 часа они с трудом дошли по глубокому снегу до восточной оконечности озера Брейдал. Их радости (если вообще можно говорить о радости в подобных обстоятельствах) не было предела: взгляду открылась небольшая пастушья хижина, в которой явно горел огонь. Однако внутри их не ждал теплый прием.

Как вы уже догадались, за несколько часов до этого, на эту хижину набрели Партридж и Босток. Обнаружив внутри скромные запасы пищи и спальные мешки и похвалив норвежцев за запасливость, они развели огонь и устроились поуютнее. Заслышав свист с улицы, они насторожились. Немцы! Учитывая тот факт, что никто из англичан не был вооружен, встреча с вооруженным врагом не сулила ничего хорошего. 

Неожиданной встрече был не рад и немецкий экипаж, несмотря на имевшиеся пистолеты.  Немцы не были уверены, что данная территория уже захвачена нацистской пехотой - оккупация страны в горных районах еще не была завершена. В том числе и поэтому встреча не перешла в рукопашную.  А потом случилось и нечто вовсе невообразимое, для людей, воспитанных на патриотической советской литературе.

И Шопис, и Партридж были учтивыми европейскими офицерами с благородным происхождением. Поэтому после некоторой заминки они пожали друг другу руки.
Чтобы смягчить знакомство, Партридж не стал признаваться, что именно он сбил "Хейнкель". При помощи жестов и ломаного немецкого он объяснил Шопису, что они - экипаж двухмоторного бомбардировщика "Веллингтон", совершившего неподалеку вынужденную посадку.  

На земле, лицом к лицу с противником и немцы и англичане были поставлены перед общей задачей  - выжить в условиях холода, снегопада и гор. Они решили выживать сообща.
Большую часть ночи недавние враги провели вместе, попивая кофе с найденным в шкафу мюсли. Вскоре Партридж сходил на разведку в стоящий по соседству домик, оказавшийся небольшим отелем, и нашел там печенье и сигареты. Эти небольшие радости оценили по достоинству все собравшиеся, продолжив общение.

Под утро, англичане ушли спать в соседний домик – немцы не возражали. Партридж забыл рассказать им, что нашел в отеле две пары лыж. С их помощью он планировал засветло скрыться от немцев. Однако те разгадали задумку, и поутру под угрозой оружия остановили беглецов. В итоге, немцы изготовили для себя импровизированные снегоступы из листов фанеры и телеграфного провода. После чего было решено двигаться в сторону ближайшего населенного пункта сообща.

Вскоре летчики были замечены лыжным патрулем из ближайшей коммуны.  Данная местность еще не была захвачена нацистами, и находилась под ускользающим с каждым днем контролем Норвежского правительства и сил Сопротивления. Норвежцы были удивлены появлению в одном месте немцев и англичан, и поначалу сочли всех за врагов. В результате нервного задержания патрулем был застрелен Карл-Хайнц Странк. Партриджу и Бостоку потребовалось немало усилий, чтобы доказать свою причастность к войскам союзников. Только вывернув подкладку летной куртки и показав лейбл лондонского ателье, Партридж убедил норвежцев в том, что он действительно англичанин.

Немцы были переданы в распоряжение патруля, а англичане с сопровождающими направились в ближайшую деревню, чтобы найти помощь. Помощь нашла их в лице местного жителя Севальда Гротли, который управлял пропускным пунктом на горном перевале. В условиях огромного личного риска, в условиях наступления немцев, Гротли помог англичанам вернуться на базу, а оттуда - обратно на авианосец "Арк Ройал", чтобы снова совершать боевые вылеты.

А вот для Хорста Шописа война была окончена. До 1946 года он находился в лагере для военнопленных в Канаде. В своих мемуарах он писал, что в действительности, именно английский капитан Ричард Партридж спас ему жизнь. Действительно, все остальные участники этой истории (кроме Шописа и Партриджа) окончили свою жизнь на полях сражений или в лагерях для военнопленных. А два главных героя этой истории снова встретились - спустя 34 года в том же месте, в день, когда изрешеченный пулями "Скьюе" L2940 был поднят со дна озера.

Бывшие враги стали добрыми друзьями. В 1977 году Шопис гостил у Партриджа в его доме в английском Сассексе. Дружба продолжалась до самой смерти Партриджа в 1990 году. В 2004 году Шопис с семьей вместе с детьми Партриджа вновь посетил место действия этой истории.

Хорст Шопис покинул этот мир в возрасте 99 лет в 2011 году. На месте той самой хижины внук того самого Севальда Гротли открыл одноименный отель, на заднем дворе которого установлен памятный знак по погибшим немецким летчикам. А вот стоящий рядом "Хейнкель" со сгоревшей кабиной - не настоящий. Вскоре после описываемых событий, брошенный немецкий самолет был взорван немецкой пехотой. Но несколько лет назад красивая история дружбы двух летчиков, представляющих враждующие нации, легла в основу фильма Into The White (в нашем прокате - "В белом плену"), выпущенного на экраны в 2012 году. Для этого фильма и был изготовлен данный макет.

Фильм снимали тут же, в Гротли, и на склонах горы Далснибба. События в фильме, конечно, изрядно приукрашены драматичными деталями.

Однако суть осталась той же - за масками врагов скрываются такие же люди, а война - это ад и бессмысленный абсурд.