Ночной Пекин

10.12.2017

Этот пост написан, чтобы вернуть меня на улицы Пекина, и снова впитывать эту смесь необычных запахов, похожих на тебя людей и светящихся неоном иероглифов на вывесках.

Светило близится к закату. Буквально через час в Пекине стемнеет. Солнечные лучи сегодня как будто разогнали смог, прорезая город толстыми желтыми лучами.

На до того достаточно тихих улицах словно из ниоткуда начинают появляться люди. Все они куда-то спешат - кто домой, а кто-то - на ночную смену.

Боссы на автомобилях, простые госслужащие и работники - пешком.

Китель поверх голубой рубашки, натруженные руки и сигаретка. Шагает по улице представитель пролетариата.

Наполняются пожилыми людьми в белых майках многочисленные спортивные площадки.

Кто-то, впрочем, продолжает работать. А кто-то и вовсе не выходил сегодня за пределы своего скромного жилища, занимаясь хозяйством.

И уж точно никуда не спешат вело-рикши - словно хищные рыбы, они ждут появления очередной порции туристов в начале улицы Ванфуцзин - местного Арбата.

Выстроенный с нуля Ванфуцзин щеголяет стилизованными под старину зданиями современной реконструкции, практически лишенными многовековой истории. Сплошной торговый центр, громкие имена брендов, много золота на фасадах и банкоматы на каждом углу. Однако тут можно увидеть не только туристов с Запада в неизменных кепках с символикой коммунистических идеалов Мао, но и туристов локальных - приехавших раз в жизни на посмотреть на могущественную столицу. Сколько счастья на этих лицах!

На Ванфуцзине трудно стоять на одном месте подолгу - рассматривать тут практически нечего, поток туристов движется от одного магазина до другого, гуляющие парочки проходят улицу из конца в конец по прямой.

"Не мы такие, жизнь такая!" как бы намекают эти зазывалы. По местным меркам, работа у них неплохая.

Роскошные рестораны привлекают гостей демонстративным приготовлением традиционных супов в посуде "почти как у императора". Вновь золото иероглифов на фасаде.

Впрочем, хватит нам типичных туристических мест. Пора двигаться в сторону от замощенного плиткой туристического магнита. Ведь настоящий, не глянцевый Пекин совсем рядом - стоит только свернуть в один из многочисленных переулков, в котором тебя начинают обволакивать плотные незнакомые запахи, под ногами начинает хлюпать вода, а сияния вывесок хватает для освещения улиц.

Магазины ближе к центру все еще предлагают сувениры - только витрины становятся куда скромнее, зазывалы громче, а все вывески - на китайском. Зато цены на товары тут как минимум вдвое ниже, чем в 500 метрах в магазине для "белых" туристов и с оплатой по кредиткам. "Hurry up and buy!"

Чай, впрочем, даже став дешевле в два раза, все равно - дорогое удовольствие по местным меркам. В таких магазинах как правило сами китайцы ничего не покупают.

Продаваемую одежду часто делают прямо в магазине. Hand Made!

Традиционный китайский стиль в одежде выдает магазины для местных. Даже бледные европеоидные манекены выглядят китаянками в таких рубашках.

Обувь на любой вкус и цвет.

Чем дальше от центра, тем меньше становятся лавочки, и тем чаще встречаются интернет-бары и кафетерии для местных.

Некоторые торговцы поначалу встречают незнакомцев не очень приветливо, но позже понимаешь, что это такая игра - не зная в подавляющем большинстве английского языка, местные жители активно используют в общении разнообразные жесты.

Некоторые из которых порой весьма недвусмысленны.

Вечереет, а жизнь вокруг прибывает - на улицах не протолкнуться от снующих мотоциклов.

Ремесленник тем временем просто делает свое дело.

В тысячах крошечных лавочек можно купить все-что угодно - и большинство из этого немедленно съесть.

Арбузы тут продают порезанными - пекинцы редко шикуют и покупают за раз больше части этой ягоды.

"А может быть, фрэш?"

В гонке за благосостояниям, времени на еду у китайцев остается немного, поэтому в Пекине процветает фастфуд. Иногда, в буквальном смысле слова. Пока этот парень везет свою тележку, другой готовит на ней ужин.

"Может, улиточку?"

"Никогда не угадаешь из чего сделаны мои шашлычки на шпажках!", жестами показывает этот улыбчивый парень.

Вообще, китайцы не очень притязательны в еде, но разнообразие различных комбинаций лапши, овощей, насекомых и субпродуктов поражает, как и практически полная непригодность этой еды для европейцев.

"Наверное, я слишком мало об этом читал" - вертится в голове фраза моего знакомого, описывающая национальные китайские лакомства.

После работы жители Пекина не стремятся забиться в свои комнатушки - наоборот, они усаживаются вокруг столов в кафе и на улицах, празднуя окончание трудного дня и наслаждаясь трапезой и общением.

Чем ближе к рабочим кварталам, тем проще становятся рецепты фастфуда, уменьшаются в размерах киоски и навесы - и тем больше толпа вокруг них.

"А кому мозги? Свежие мозги!" И тут тоже очередь.

Что в "простых" кварталах, что в центре, неизменным остается выражение китайских лиц - с улыбкой, скорее доброжелательное, чем негативное.

Чужеземец с камерой не вызывает у них раздражения - впрочем, как и выраженного любопытства или пиетета.

Привыкнув к тесной командной работе на службе, даже после нее китайцы испытывают тягу к социализации - что позволяет им сбросить напряжение перед очередным рабочим днем.

Ночь накрыла Пекин, и улицы постепенно пустеют. Большинство магазинов закрывается. Однако на каждом углу все же светится мифический "ночной ларек".

Тут можно купить сигареты, фрукты, и различные алкогольные напитки - от неприлично дешевой, пахнущей ацетоном местной рисовой водки до космически дорогого по местным меркам американского виски.

"Эй парень, ты забыл сдачу!"

А на улицах уже совсем пусто и темно. Китайская водка уже не кажется пахнущей ацетоном. В ночи проносятся одинокие велосипедисты на электробайках.

Запоздавшие клерки с усталыми лицами едут домой на автобусе.

И вот автобус проехал, на улице снова никого. И только одинокая красавица с рекламного щита подсказывает - шел бы ты спать, приятель, ведь на сегодня кино уже закончилось...