Фотосерия африканского племени, где шрамы на лице служили удостоверением личности

22.06.2018

Мистер Гуэми: «Чтобы понять, кто я и откуда, достаточно было посмотреть на мое лицо. Для этого это (скарификация) и было сделано — чтобы понимать, кто перед тобой стоит. Но сейчас это закончилось. Теперь это просто шрамы».
Мистер Гуэми: «Чтобы понять, кто я и откуда, достаточно было посмотреть на мое лицо. Для этого это (скарификация) и было сделано — чтобы понимать, кто перед тобой стоит. Но сейчас это закончилось. Теперь это просто шрамы».

В городе Абиджан, что находится на побережье Кот-д`Ивуара, когда-то давно люди ходили со шрамами на лице. Это традиция называется «Хаабре». Сейчас только старое поколение носят эти метки на лице.

Фотограф Джоана Чомали сделала серию фотографий «Хаабре, последнее поколение 2013-2014» в котором приняло участие то, старшее поколение. По словам фотографа, многие люди отказывались вставать перед камерой, однако, ей все же удалось найти согласившихся.

Скарификация — это метод нанесения шрамов на лицо. Сейчас эта практика исчезает из-за запрета со стороны религиозных общин и государственных органов, а также городских обычаев.
Мистер Боудо: «С такими шрамами на лице непросто общаться с женщинами. Кажется, я их отталкиваю»
Мистер Боудо: «С такими шрамами на лице непросто общаться с женщинами. Кажется, я их отталкиваю»

Чомали фотографировала людей на нейтральном фоне, сделав акцент именно на лице. В портрете два изображения: со спины и лицом. Такой способ фотографии подтверждает мнение о том, что скарификация — способ удостоверения личности человека. Когда смотришь на человека со спины — неясно, кто он, однако, его точно можно узнать, взглянув разрез, размер шрама.

Люди, которых я фотографировала рассказывают, как непросто им сейчас живется со шрамами на лице. Это последнее поколение людей, которые носили шрамы, когда это было ценностно для общества. Это было их «особенностью».
Миссис К.Бэнин «Люди собирались группами, чтобы получить шрамы, и я просто пошла со своими друзьями...»
Миссис К.Бэнин «Люди собирались группами, чтобы получить шрамы, и я просто пошла со своими друзьями...»
Миссис Мартин: «Когда мне было 10, я попросила, чтобы мне сделали эти шрамы. Я хотела быть такой же, как мои браться и сестры. Я хотела им показать, что я смелая».
Миссис Мартин: «Когда мне было 10, я попросила, чтобы мне сделали эти шрамы. Я хотела быть такой же, как мои браться и сестры. Я хотела им показать, что я смелая».

Важно отметить то, что «Хаабре» сейчас уходит в прошлое в странах Африки, однако набирает популярность в странах Европы и Америки. По данным National Geographic, скарификация стала очень популярна в США, Австралии, Лондоне, Праге и других странах.

Мистер Поуснуага: «Шрамы были как ID в нашей семье. У каждого племени были свои собственные ID».
Мистер Поуснуага: «Шрамы были как ID в нашей семье. У каждого племени были свои собственные ID».
Мистер Сальбр: «Я не хочу, чтобы такое же сделали моим детям. Мы последнее поколение».
Мистер Сальбр: «Я не хочу, чтобы такое же сделали моим детям. Мы последнее поколение».
Мистер Лавал: «В городе я никто. В деревне я король — люди кланяются мне, когда видят мое лицо. И я горжусь этим!»
Мистер Лавал: «В городе я никто. В деревне я король — люди кланяются мне, когда видят мое лицо. И я горжусь этим!»
Мистер Канобе: «Мои родители сделали это, чтобы я не потерялся в жизни. Шрамы — это ориентиры в моей жизни».
Мистер Канобе: «Мои родители сделали это, чтобы я не потерялся в жизни. Шрамы — это ориентиры в моей жизни».
Миссис Сину: «Такого на лицах моих детей не будет. Это останется только на моем».
Миссис Сину: «Такого на лицах моих детей не будет. Это останется только на моем».

Статья по теме: серия фотографий племени, где тату на лице — это традиция.

Подписывайтесь на «Понятное искусство» во Вконтакте.