Бабушка-охранник в книжном магазине

15.05.2018

Послали администратором в магазин на окраине города. Раньше моя задница грелась в головном офисе, а теперь разгребала все проблемы этой точки. Магазин книжный, если что. Но роли особой это не играет.

Я много времени проводил в торговом зале, чтобы лично увидеть, как проходит рабочий процесс в течение недели. И вот по тридцать раз на день заходила к нам старушка. Пока клиентов нет — разговаривала с консультантами. Когда кто-то приходил, она замолкала и не мешала, а при большом наплыве и вовсе удалялась.

Пока втыкали новые камеры видеонаблюдения, старушка охала и ахала, как их много и сколько же это деньжищ на них надо. Заодно жаловалась на свою мизерную пенсию в пять тысяч, и что только водой с хлебом можно питаться на такое богатство. Девочки-консультанты и кассир прослезились.

Я тоже не с каменным сердцем. Подумал-подумал и нашёл в бюджете лишние десять тысяч. Нанял бабушку охранником. А что ей ещё делать, и так целыми днями здесь околачивается, а так за это будет деньги получать. Да и зачем в книжном магазине охрана? Волны ограблений и хулиганств не случится, так что бабушке и делать ничего не придётся. Заодно и чай с пряниками за корпоративный счёт будет пить.

В общем, как ни глянь — прекрасная мысль. А с разбором всей документации и налаженной технической частью точка начала работать лучше. Так и смогли мы себе позволить бабушку-охранника.

В первые дни бабушка-охранник осваивалась и как комендант стерегла вверенный ей стул в углу. А потом пошло-поехало. К идее охраны она отнеслась слишком серьёзно. За каждым зашедшим ходила след-в-след и дышала в затылок. Наблюдая это по камерам, я почти стал сомневаться, что это не пародия на детективную комедию.

Но бабулька действительно ходила за выбранной жертвой до последнего. Особенно пугались одиночные покупатели. Представляете, вы зашли в книжный магазин. Единственный на весь зал покупатель — вы. Для вас работают консультант, кассир, пять камер, а по пятам ходит бабушка в форме охранника. Долго так никто не выдерживал, и люди просто спешно покидали помещение.

Если народу было много, старушка ходила за одним, но следила за всеми и гаркала на тех, кто листал книги или открывал блокноты. Если надо было докричаться до того, кто стоит в другом конце зала, она делала это особенно громко и резко. Так, что жертва, за которой она следовала, от испуга подпрыгивала или съёживалась.

Клиенты редели. Весть о такой достопримечательности, как наша бабушка-охранник, разлетелась среди школьников. Они приходили просто посмотреть, вправду ли она такая смешная и ходит за всеми по пятам. Приходили, смотрели и смеялись. Это выводило нашу бабушку и она начинала их отчитывать. Школьники спешно убегали.

Но бабульку не обманешь, она начала просто так ругать всех детей, приходящих действительно за покупками. Пребывая в святой уверенности, что это опять школьники посмеяться пришли, она гаркала на всех. Я вмешивался, беседовал. Говорил, что надо мягче следить за магазином. Нам не нужна дисциплина среди покупателей, нужно просто чтобы ничего не украли.

Так бабушка-охранник начала строить посетителей по линеечке. Посмотреть товар? — Так, чтобы она всё видела. Полистать в книжке пару страниц? — Нельзя. Уже всё оплатил и идёшь к выходу? — Обыск и сверка по чеку. Короче, через месяц к нам пришло абсолютное запустение.

Понимая, что это мой промах, я не уволил ни одного консультанта, а невыполненный план продаж компенсировал из своего кармана. Бабушку уволил. Она искренне не понимала, почему, и приходила выяснять это и проситься обратно каждый день. А потом обиделась и плюнула на нас. Теперь ходит беседовать с фармацевтом в аптеку через дорогу.