Дальний родственние АК-47: StG 44

Заранее благодарю если вы посетили данную статью. Если вы узнали что то новое, можете оставить свое мнение (лайк / дизлайк). Также вы можете подписаться на данный канал и отправить данную статью своим друзьям.

StG 44 (нем. Sturmgewehr 44 — штурмовая винтовка 1944 года) — германский автомат, разработанный во время Второй мировой войны. Было выпущено около 450 тысяч единиц. Среди автоматов современного типа стал первой разработкой, производившейся массово.

От пистолетов-пулемётов (ППШ и др.) Второй мировой войны, отличается значительно большей дальностью прицельной стрельбы, в первую очередь за счёт использования так называемого промежуточного патрона, более мощного, и с лучшей баллистикой, чем пистолетные патроны, используемые в пистолетах-пулеметах.

История винтовки

6 апреля 1944 года верховный главнокомандующий издал приказ, где название МР 43 заменено на МР 44, а в октябре 1944 года оружие получило четвёртое и окончательное название — «Штурмовая винтовка», Sturmgewehr — StG 44. Считается, что это слово изобрёл сам Гитлер в качестве звучного имени для нового образца, которое можно было бы использовать с целью пропаганды. При этом в конструкцию самого автомата изменений не вносилось.

Сборочные предприятия в первую очередь использовали для производства штурмовых винтовок детали из заделов, поэтому на оружии выпуска 1945 года встречается маркировка MP 44, хотя обозначение уже было изменено на StG 44. В общем количестве произвели 420 000–440 000 MP 43, MP 44 и StG 44. Помимо C.G. Haenel в производстве StG 44 также участвовали предприятия Steyr-Daimler-Puch A.G., Erfurter Maschinenfabrik (ERMA) и Sauer & Sohn.

Из-за проблем с монтажом гранатомётов и оптических прицелов штурмовая винтовка не могла полностью заменить Kar.98k. К тому же дефицит укороченных патронов ощущался на протяжении всей войны. Так в рапорте высшего командования сухопутных войск от 16 июня 1944 года говорилось, что MP 44 станет стандартным оружием пехоты только в случае решения проблемы с боеприпасами.

Всего до конца войны было изготовлено порядка 420 000 экземпляров StG 44. В послевоенное время использовалась Народной полицией ГДР, армией и полицией ФРГ, Франции, Швейцарии, скандинавских стран, вооружёнными силами Чехословакии, и воздушно-десантными войсками Югославии. Вопреки частому заблуждению, StG 44 не связана с АК, тем не менее она служила отправной точкой и образцом для разработки последнего. Концепция промежуточного патрона была заимствована впоследствии многими странами.

В августе 1945 года из имеющихся в сборочных цехах деталей были собраны 50 экземпляров StG 44 и вместе с 10 785 листами технической документации переданы Красной Армии для налаживания производства в СССР. В октябре 1945 года Хуго Шмайссер был привлечён к работе в так называемой «технической комиссии» Красной Армии. Задачей комиссии был сбор информации о состоянии разработок новейшего немецкого оружия, чтобы использовать эти наработки в производстве советского оружия.

Послевоенная разработка

Всего до конца войны было изготовлено порядка 420 000 экземпляров StG 44. В послевоенное время использовалась Народной полицией ГДР, армией и полицией ФРГ, Франции, Швейцарии, скандинавских стран, вооружёнными силами Чехословакии и воздушно-десантными войсками Югославии. Стоит заметить, что StG 44 и автомат Калашникова (см. Гипотезы о создании автомата Калашникова) несколько отличаются друг от друга конструктивно, в том числе и в принципе работы основных узлов, хотя сама концепция использования промежуточного патрона и послужила отправной точкой для разработки АК.

В августе 1945 года из имеющихся в сборочных цехах деталей были собраны 50 экземпляров StG 44 и вместе с 10785 листами технической документации переданы Красной армии для налаживания производства в СССР. В октябре 1945 года Хуго Шмайссер был привлечён к работе в так называемой «технической комиссии» Красной армии. Задачей комиссии был сбор информации о состоянии разработок новейшего немецкого оружия, чтобы использовать эти наработки в производстве советского оружия.

Оценка образца

По результатам изучения в послевоенные годы немецкой «штурмовой винтовки» StG 44 американские военные эксперты посчитали её «оружием, далёким от удовлетворительного» — неудобным, излишне массивным и тяжёлым, с низкой надёжностью, обусловленной легко деформирующейся штампованной из тонкого стального листа ствольной коробкой. Отмечалось, что конструкция оружия создана скорее в расчёте под нужды массового производства, чем из соображения получения образца с высокими тактико-техническими и эксплуатационными свойствами, что, по их мнению, объяснялось тяжёлой для Германии ситуацией на фронтах. Эффективность автоматического огня из StG 44 была признана ими неудовлетворительной, а сам этот режим — излишним для данного оружия ввиду невозможности эффективной стрельбы длинными очередями. При этом отмечались отличная для данного класса точность стрельбы одиночным огнём и простота в обращении с оружием. В качестве образца для сравнения назывался американский карабин М1, причём утверждалось, что он намного совершеннее «штурмгевера».

Тем не менее, следует иметь в виду, что на возникновение такой в целом негативной оценки нового вида оружия в большой степени повлияла тогдашняя американская военная доктрина, признававшая оптимальным пехотным оружием дальнобойную самозарядную винтовку под мощный патрон, дополненную несколькими моделями более лёгких самозарядных карабинов, а также пистолетов-пулемётов в качестве вспомогательного средства для ближнего боя. С этой точки зрения, «штурмовая винтовка» виделась как своего рода неудачный гибрид пистолета-пулемёта и автоматической винтовки, не обладавший ни способностью первого создавать высокую плотность огня на короткой дистанции, ни дальнобойностью последней. Отметив в качестве существенного недостатка «штурмгевера» невозможность ведения эффективного огня длинными очередями, эксперты продемонстрировали недооценку и недостаток понимания роли автоматического оружия такого типа в бою, огонь короткими очередями из которого призван компенсировать неизбежную для стрелка, находящегося в стрессовой ситуации боя, ошибку прицеливания, «накрыв» очередью отдельную цель и тем самым повысив вероятность её поражения хотя бы одной из выпущенных пуль, чего, даже несмотря на сравнительно высокую практическую скорострельность, не позволяло пусть даже идеально точное самозарядное оружие, эффективность которого американскими военными тех лет сильно преувеличивалась. Карабин М1 же, с которым американские эксперты сравнивали «штурмгевер», вообще был сугубо вспомогательным оружием для водителей, артиллеристов, офицеров и так далее, а не основным огневым средством пехоты.

В итоге, можно констатировать факт, что американские специалисты проглядели появление принципиально нового вида пехотного оружия — автомата, мощного огневого средства боя на ближней и средней дистанции, с некоторыми оговорками потенциально способного заменить практически все имевшиеся на тот момент образцы лёгкого стрелкового оружия от пистолета-пулемёта до лёгкого ручного пулемёта, и впоследствии громко заявившего о себе в ходе войны во Вьетнаме.