Ребекка Кларк: нас били, иногда очень больно... [женщины в истории музыки]

Ребекка Хелферих Кларк (англ. Rebecca Helferich Clarke; 27 августа 1886, Хэрроу, Лондон – 13 октября 1979, Нью-Йорк) – композиторка и альтистка американско-немецкого происхождения из Великобритании, одна из крупнейших женщин-композиторов Англии.

Ребекка Кларк. Фото с сайта: https://www.bbc.co.uk/programmes/b08rg35f
Ребекка Кларк. Фото с сайта: https://www.bbc.co.uk/programmes/b08rg35f

Первое, что хотелось бы сказать, что об одной из крупнейших композиторок Англии (и значит, и всей Великобритании) – очень трудно найти о ней достаточно информации на русском языке. Небольшая заметка в «Википедии», из которой я так и не смогла понять, почему у Ребекки НЕМЕЦКИЕ корни. Сказано, что отец – американец (это, кстати, не отменяет того, что по этнической принадлежности он вполне мог быть и немцем, но нам об этом не сообщают). О её матери на русскоязычных сайтах можно найти примерно НОЛЬ информации (правильно, мать – это же женщина, автоматически не особо интересна общественности, значит).

А представляете, о скольких женщинах-композиторах, ВООБЩЕ, ничего не написано в «Википедии» (и не только русскоязычной)? Ребекка Кларк творила уже в XX-ом веке, и, тем не менее, мы так мало знаем о ней. Нужно прилагать усилия, чтобы найти информацию. Благо, я знаю английский, и с информацией на этом языке дела обстоят лучше (в том числе и «Википедия» более щедра на детали, кстати).

The Cloths Of Heaven, art song

Отец Ребекки Кларк, Джозеф, был американским архитектором, который работал в компании «Eastman Kodak». Ее мать Агнес, как удалось выяснить из англоязычных источников, была немкой, а также неплохой пианисткой-любительницей. В семье Джозефа и Агнес было четверо детей. Ребекка родилась 27 августа 1886 года. Она была старшей в семье. Её мать, Агнес, никогда не перечила своему мужу, стараясь тем самым сохранять мир в доме. Когда Джозеф прибегал к крайним методам дисциплины и избивал детей, она ничего не говорила. Жестокое обращение отца и молчание их матери окажут глубокое влияние на всех четверых детей семьи Кларк.

«Нас всех били, иногда очень больно», писала Ребекка Кларк. Таким было её «беззаботное» детство. Джозефу Кларку нравилось причинять боль слабым. Он любил стрелять в животных из своего пневматического пистолета. А когда он не мог стрелять в животных, он вместо этого стрелял в своих детей. Отец часто вызывал Ребекку в библиотеку, чтобы унижать, рассказывать ей о том, как УЖАСНО всё, что она когда-либо делала. Если она грызла ногти, он впадал в ярость и избивал её стальными прутьями.

Однако, Джозеф сделал одно доброе дело – познакомил детей с музыкой. Сам он был (по характеристике Ребекки в будущем) «страстным виолончелистом-любителем – страстным, но менее чем посредственным». Он хотел, чтобы его дети исполняли вместе с ним камерную музыку. Поэтому, когда Ханс, младший брат Ребекки, начал брать уроки игры на скрипке, Ребекке разрешили смотреть. В конце концов она начала брать уроки самостоятельно. Вскоре вся семья стала регулярно заниматься музыкой вместе.

юная Ребекка
юная Ребекка

В 1903 году Ребекка начала учиться в Королевской музыкальной академии по классу скрипки. Однако, из-за отца ей пришлось прервать учёбу в 1905 году. Дело в том, что доцент Академии по классу гармонии Перси Хильдер Майлз сделал Ребекке предложение руки и сердца, что разгневало её отца, и он заставил дочь прекратить обучение в Академии. Она вернулась домой и продолжила обучаться там. Позднее, в 1922 году, Ребекка получит в наследство от Майлза принадлежавшую ему скрипку Антонио Страдивари.

Кларк ссорилась с отцом из-за своей растущей страсти к композиции. Наконец, он написал знакомому, сэру Чарльзу Стэнфорду и попросил дать оценку талантов Ребекки. В итоге, в Академию девушка вернулась в 1907 или 1908 году (информация разнится от источника к источнику). На этот раз, она пришла обучаться по классу композиции. Ребекка Кларк стала одной из первых студенток-женщин у Чарльза Стэнфорда. По его совету она сменила свою музыкальную специализацию со скрипки на альт, только недавно ставший самостоятельным исполнительским соло-инструментом. Стэнфорд призвал Ребекку играть на альте, чтобы она могла слышать, как звучит музыка из середины оркестра. «И с этого момента альт стал моим инструментом», – писала она позже.

Это было время великих перемен в жизни девушки. Но, несмотря на ранние успехи, жизнь успешного музыканта ещё не была гарантирована ей. В профессиональную судьбу Ребекки вновь вмешался конфликт с отцом. Джозеф изменял беспрекословной Агнес. Он завёл роман на стороне, когда поехал заграницу. Ребекка обнаружила письма от его любовницы, и не могла закрыть глаза на это предательство. В день возвращения отца домой она взяла пресс-папье, пепельницы и вазы и положила их на стол, а сверху положила письма его любовницы, чтобы он знал, что Ребекка в курсе дел. Джозеф пришел в ярость, когда обнаружил эту «инсталляцию». Он сказал дочери: «Покинь этот дом, и чтобы я больше тебя не видел». Девушка в последний раз повиновалась ему. На этом отношения Ребекки с её отцом закончились. И её учёба в Академии кончилась вместе с ними.

Ребекка Кларк
Ребекка Кларк

С 1910 года, чтобы заработать на жизнь, девушка начинает весьма успешную карьеру профессиональной альтистки, став также членом различных камерных коллективов, составленных исключительно из женщин-музыкантов, в том числе квартета Норы Кленч (Norah Clench Quartet). В 1912 году Ребекка, по приглашению Генри Вуда, становится членом оркестра Куинс-холле (Queen’s Hall Orchestra), став одной из первых женщин, профессионально играющих в музыкальных оркестрах.

Ребекка иногда публиковала сочинённые ею произведения под псевдонимами. Например, её «Морфей» в 1917 году был подписан именем Энтони Трент.

Цитата Ребекки из радиоинтервью Роберту Шерману (1976):

О, и я скажу вам кое-что, что вас позабавит: я однажды играла на концерте в старой ратуше ... И я играла два отделения, и в каждом отделении концерта было что-то моего сочинения – как вы знаете, существует очень мало соло для альта, и, по-моему, я также сыграла несколько дуэтов. Но, в любом случае, я хотела исполнить ещё одну написанную мной пьесу, и я подумала, что это, похоже, слишком глупо, подписывать её своим именем – это было до успеха «Сонаты для альта» – это казалось слишком глупым, ещё раз указать моё имя. Так что я решила, что лучше придумаю имя. И вот, я "прошла через реки Англии", пока не наткнулась на то, что мне показалось удобной фамилией, и взяла фамилию Трент … И я взяла имя Энтони, потому что оно мне нравилось. И это кое-что для Женского Движения за Равноправие, потому что, хоть пьеса Энтони Трента была не особенно хороша, ей уделялось гораздо больше внимания, чем пьесам, которые я написала, я имею в виду, от своего имени. Хотя та пьеса была, скорее, шуткой. И люди спрашивали меня об Энтони Тренте, и я стеснялась того, что придумала его. И я в таких случаях краснела – я всё ещё могла краснеть в то время – я краснела, и я могла видеть на их лицах, что они думали: «Ах, похоже, где-то здесь попахивает романтикой», вы знаете.
Афиша, где "Морфей" Ребекки подписан именем Энтони Трент
Афиша, где "Морфей" Ребекки подписан именем Энтони Трент

В 1916 году Кларк переезжает в США, где к тому времени уже живут два её брата. В Америке она устраивает многочисленные концерты. А в 1923 году у Ребекки было кругосветное турне с выступлениями в странах Дальнего Востока и в британских колониях. С 1917 года Ребекка пользовалась покровительством известной американской меценатки Элизабет Кулидж. Композиторка была единственной женщиной, творчеству которой Кулидж оказывала поддержку. В 1919 и в 1921 годах сочинённые Кларк «Соната для альта и фортепиано» и «Фортепианное трио» завоевали вторые места на организуемых Элизабет Кулидж Беркширских музыкальных фестивалях. Если быть точнее, в 1919 году, Ребекка со своей сонатой для альта изначально РАЗДЕЛИЛА первое место в конкурсе с Эрнестом Блохом [Эрнест Блох – швейцарско-американский композитор еврейского происхождения (1880-1959)]. Однако, в последствии Кулидж, всё-таки, объявила Блоха победителем. В 1922 году, получив гонорар в 1.000 $, Кларк пишет для своей покровительницы «Рапсодии для альта и фортепиано». Эти три произведения (1919, 1921 и 1922 годов) стали, пожалуй, основными в композиторской карьере Ребекки.

Знаменитая Соната для отца

Джозеф Кларк умер в 1920 году, через год после того, как его дочь написала свою знаменитую «Сонату для альта и фортепиано». В 1920-е годы её творческий потенциал и вера в собственные способности уже сильно колебались. В 1924 году Ребекка вернулась в Англию и поселилась в Лондоне. Там она выступала с концертами (как соло, так и с другими музыкантами). В 1927 году композиторка становится соучредительницей фортепианного квартета «The English Ensemble». Выступает с концертами по радио в программах BBC. К концу 1920-х годов Кларк всё меньше и меньше занимается композиторской деятельностью. Частично это было по причине того, что она устала постоянно ЧТО-ТО ДОКАЗЫВАТЬ, ведь она – «женщина-композитор». А ещё она внутренне боролась с тем, что укоренилось в её голове с детства – установками, что она всегда всё делает ужасно, что она не достойна любви и что она никогда не будет достаточно хороша.

Цитата Ребекки из радиоинтервью Роберту Шерману (1976):

Ребекка Кларк: И когда у меня было то лёгкое дуновение успеха, которое в жизни у меня было с Сонатой для альта ... ходили слухи, я слышала, что я сама не написала материал, что кто-то сделал это за меня. И у меня даже есть один или два маленьких кусочка - я не знаю, сохранились ли они ещё, я сомневаюсь в этом - маленькие кусочки вырезок из прессы, говорящие, что это было невозможно, что я не могла написать это сама. И самое смешное, что однажды у меня была вырезка, в которой говорилось, что я не существую, что не было такого человека, как Ребекка Кларк, что это был псевдоним.
Шерман (ведущий): [смеется]
Ребекка Кларк: Там эти люди, вообще, прекрасно всё смешали – это, мол, псевдоним Эрнеста Блоха! Я подумала, насколько это забавная мысль (что когда он пишет свои менее значительные работы, он должен взять псевдоним девушки), что кто-то считает это возможным!

Lullaby and Grotesque для альта и виолончели

С началом Второй мировой войны Ребекка окончательно переезжает в США, где живёт в семьях своих братьев. В 1939—1942 годах происходит временный, последний подъём в её композиторском творчестве. После этого она практически прекращает сочинять музыку. В 1944 году Ребекка Кларк выходит замуж за Джеймса Фрискина, пианиста и преподавателя музыки, знакомого ей ещё со времён совместного обучения в Королевской музыкальной академии. После замужества Кларк создала всего три произведения. В 1949 году она стала президентом нью-йоркского общества Чантанква, в котором выступала с концертами камерной музыки в 1945-1956 годах. В 1963 она получила почётный титул доцента Королевского музыкального колледжа.

Ребекка Кларк продала доставшуюся ей по наследству от Майлза скрипку Страдивари и на вырученные средства учредила при Королевской музыкальной академии премию Мэй Макле, в честь своей старой подруги и партнёрши по выступлениям. Эта премия до сих пор ежегодно вручается наиболее выдающимся виолончелистам планеты.

Shy One, art song

Кларк прожила большую часть своей жизни в США, хотя она родилась и получила образование в Великобритании. Поражающая своей страстью и силой, её музыка охватывает диапазон стилей XX века, включая импрессионизм, пост-романтизм и неоклассику. Хотя она написала около 100 произведений (включая песни, хоровые произведения, камерные пьесы и музыку для сольного фортепиано), за всю ее жизнь было опубликовано только 20 произведений, и к моменту ее смерти в 1979 году, в возрасте 93 лет, все они давно уже перестали издаваться. Однако, сейчас её начинают вспоминать и узнавать. С 2000 года существует Общество Ребекки Кларк. Они чтут жизнь и творчество композиторки и альтистки, поощряют в людях интерес к ней и её музыке. Общество поощряет и поддерживает выступления, записи и публикации, а также помогает стипендиями, если дело касается Кларк и её музыки.

Несмотря на тяжёлое детство и все жизненные перепетии, Ребекка стала профессиональной альтисткой (немалый подвиг для британки в начале двадцатого века) и уважаемым композитором (её соната для альта является одним из ГЛАВНЫХ произведений в репертуаре альтистов). Боюсь представить, скольких женщин-композиторов мы с вами потеряли во имя патриархата и глупых гендерных стереотипов. Мы никогда их не слышали и, наверное, не услышим. Многие из них никогда не могли обучаться и издаваться, а многие – никогда не были изданы под собственным именем, даже если мы и слышали их музыку. И даже не знаю, сколько ещё могло бы быть произведений у Ребекки за 93 года её жизни, если бы ей не приходилось доказывать, что женщина-композитор – не хуже мужчины, и, если бы она не УСТАЛА от этого. Сколько ещё произведений мы НЕ услышим – остаётся только гадать. Так что давайте послушаем то, что можем.

Ребекка Кларк и её великолепное «Трио для фортепиано»:

Предыдущая статья из серии "Женщины в истории музыки" здесь.

И напоминаю, что, если вам интересно меня читать, буду рада вашим «понравкам», комментариям и репостам. А подписаться на меня можно здесь.