ТОРГОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУМЫКСКОЙ АРИСТОКРАТИИ

1 June

Торговые связи кумыков с Россией приняли более интенсивный характер в XVIII в. В период нахождения кумыкских земель в составе Российской империи кумыкско-российская торговля значительно расширилась. Основанный в 1735 г. Кизляр стал не только главным центром торговых связей народов региона с Россией, но и центром российской военной администрации на Кавказе. Кизляр как важный транзитный узел в торговых связях России с восточными странами к середине XVIII в. фактически стал, с одной стороны, средоточием русско-кавказских экономических связей, с другой –многонациональным торговым центром, где северокавказские народы, в том числе кумыки, обменивались продуктами сельского хозяйства и кустарно-ремесленного производства. Россия в своей кавказской политике рассматривала Кизляр как «одно из средств укрепления своего влияния в данном регионе». Письма кумыкских феодальных владетелей, адресованные на имя кизлярских комендантов, представляют в связи с рассматриваемой проблемой определенный интерес. Они позволяют говорить об интенсивных торговых связях кумыков с Россией в рассматриваемый нами период. В кумыкско-российской деловой переписке есть весьма ценные сведения о состоянии торговли, о перечне товаров, как ввозимых, так и вывозимых с Северо-Восточного Кавказа, о таможенной политике российских военных властей в регионе и т. д. Письма торгового содержания кумыкских владетелей 40–60-х гг. XVIII в. кизлярским комендантам. Материалы фонда 379 «Кизлярский комендант» ЦГА РД содержат ценную информацию по исследуемой проблеме. Рассмотрим некоторые документы, извлеченные из данного фонда архива. 12 мая 1748 г. другой кумыкский владетель Шаухал Тарковский Хасбулат в письме ген.- лейтенанту Андрею Петровичу Девицу сообщал, что его люди во главе с Зерюшем с арбами, нагруженными товаром, по торговым делам отправились Кизляр, и в связи с этим просил у российских властей обеспечить беспрепятственную торговлю тарковских савдагаров и сохранность их имущества. В другом письме от 20 июня 1753 г. шаухал Хасбулат обратился к кизлярскому коменданту Ивану Львовичу фон Фрауендорфу со следующей просьбой: «Податель сего письма человек называемой Хамух для купечества купить потребных вещей поехал в Кизлярскую крепость. И в бытие его в Кизляре прошу милостиво приказать подвластным своим людям, чтоб никаких обид и налог ему не чинили». Как справедливо отмечает А. С. Акбиев, то, что кумыкские владельцы в своих письмах кизлярским комендантам называли направлявшихся в Кизляр савдагаров «мои люди», «мой человек», не всегда означало, что и товар соответственно мог быть исключительно владельческим. Местные владетели проявляли заботу обо всем подвластном населении. Это касалось и савдагаров-торговцев. Действительно, у каждого направлявшегося в Кизляр кумыкского савдагара с собой имелось данное их владетелем сопроводительное письмо коменданту с просьбой обеспечения беспрепятственной и свободной торговли. При этом в письме указывалось имя приезжего савдагара. Просьба шаухала Хасбулата содержится и в письме от 28 января 1749 г. кизлярскому коменданту, где он просил позволения на закупку в Кизляре его савдагарами Абдуллой и Алипиней для нужд нескольких кремней и пяти фунтов олова. Поездки в Кизляр кумыкских савдагаров носили довольно частый характер, сюда приезжали торговые люди как из шаухальства Тарковского, так и из владений Засулакской Кумыкии. Документы второй половины XVIII в. содержат аналогичную информацию. Как указывалось выше, тарковские савдагары были частыми гостями в Кизляре. Тарковские правители стремились обеспечить им свободную, беспрепятственную торговлю, создать условия для выгодных покупок. В письме от 6 июля 1751 г. тарковскому шаухалу Хасбулату кизлярский комендант Л. И. Дебеаусобрий беспрепятственно позволил его савдагару Уке купить в Кизляре сорок пудов коровьего масла, двести сорок аршин холста, две пары башмаков, семьдесят севрюжьих спинок. Аналогичным по своему содержанию является письмо от 2 августа 1751 г. Л. И. Дебеаусобрия шаухалу Хасбулату, в котором кизлярский комендант извещает тарковского правителя о том, что дано дозволение его савдагару Асану приобрести в Кизляре следующие товары: «севрюжьей пятьдесят икры два кулька, салакурдючева один пуд башмаков две пары сапоги одни перцу один пуд, холста на десять рубах, ножик складной, бурмет одна, кремней десять». В письме от 28 сентября 1751 г. Л. И. Дебеаусобрий удовлетворяет просьбу шаухала Хасбулата по поводу приобретения его савдагаром Акаем Исмаиловым товара в Кизляре, в частности две тысячи аршин холста, «укладу четыре фунта», двести железных скоб, один пуд смолы, один пуд бараньего сала, двести сальных свеч и проч. Из содержания документов мы видим, что кизлярские коменданты охотно удовлетворяли просьбы тарковского правителя. Кумыкские правители обеспечивали безопасность Прикаспийского торгового пути, сопровождали русских и иностранных курьеров, дипломатов, купцов и пр., направлявшихся в Дербент (Демир-Капы) и Шемаху. Во многом благодаря этому российские военные власти на Кавказе уделяли немалое внимание конструктивным отношениям с кумыкскими владетелями, особенно с шаухалом Тарковским.Интерес вызывает и письмо шаухала Хасбулата от 27 апреля 1753г., адресованное на имя кизлярского коменданта Ивана Львовича фон Фрауендорфа. В нем тарковский правитель просил И. Л. фон Фрауендорфа позволить его человеку Юсуфу купить в Кизляре четыре пуда масла, четыре пуда железа, четырех лошадей и беспрепятственно пропустить купленный товар обратно. К сожалению, нет сведений,удовлетворил ли просьбу шаухала Хасбулата И. Л. фон Фрауендорф, т.к. не располагаем документом (ответным письмом кизлярского коменданта). Скорее всего, исходя из аналогичных писем, И. Л. фон Фрауендорф не отказал в просьбе Хасбулату Тарковскому. Документы Кизлярского комендантского архива свидетельствуют и о тесных контактах засулакских феодальных владетелей с российской военной администрацией на Кавказе. По содержанию письма засулакских князей,адресованные кизлярским комендантам, идентичны письмам тарковских правителей. В перечне товаров, вывозимых из Кизляра кумыкскими савдагарами в Кумыкию, были скобы железные, железо, сукно, кафтаны, котлы медные, холст, кожи, сальные свечи,баранье сало, рыба, рыбопродукты и т. д. Письмо эндиреевского владетеля Темира Хамзина от 2 октября 1751 г., адресованное на имя кизлярского коменданта Л. И. Дебеаусобрия, содержит информацию о покупке в Кизляре кожи. В частности, в нем говорится, что савдагар Темира Хамзина Уюш прибыл в Кизляр для покупки князю «кож юфтенных красных три». В связи с этим эндиреевский владетель просил кизлярского коменданта его человека «приказать пропустить». В ответном письме от 3 октября 1751 г. Л. И. Дебеаусобрий эндиреевскому

владетелю Темиру Хамзину писал, что на его прошение о покупке в

Кизляре кожи дано разрешение.

Как выше указывалось, в кумыкские владения савдагары ввозили

железо. Несмотря на информацию о наличии в Кумыкии железной руды

в местности Гасан Солган вблизи сел Карабудахкента и Казанища,

железа, промышляемого в них, не хватало. Железо для местного и

кузнечного, и оружейного дела покупали в России, на территории

современного Иранаи в Крыму. Так, в письме от 26 мая 1765 г.

кизлярскому коменданту Николаю Алексеевичу Потапову содержится

просьба эндиреевского владетеля Темира Хамзина позволить купить для

него железо. Темир Хамзин в аналогичном письме (1765) снова

обратился к генералу Н. А. Потапову с просьбой позволить его кузнецу

купить в Кизляре железо: «Податель этого письма – мой человек –

кузнец. Мы послали его к Вам, так как ему нужно немного железа. Ради

нас прошу распорядиться дозволить, ему купить железо, – мы в нем

очень нуждаемся». Идентичным по содержанию является письмо от 8

февраля 1767 г. аксаевской владелицы Джана Эльмурзиной кизлярскому

коменданту Н. А. Потапову с просьбой позволить купить «для оковы

сундуков» пять тысяч железных гвоздей и один пуд железа.

Определенный интерес в плане исследуемой проблемы вызывают

письма аксаевской княгини Девлет хан бике Арсланбековой кизлярским

комендантам. Например, в письме от 6 октября 1751 г. она просит у

коменданта Л. И. Дебеаусобрия разрешения купить в Кизляре арбузы,

рыбу и жир. Как и следовало ожидать, в ответном письме от 14 октября

1751 г. Л. И. Дебеаусобрий удовлетворил просьбу княгини Девлет хан

бике: «Письмо ваше через присланного от вас узденя Джи Магула я

исправно получил, по которому рыбий жир и икры, и арбузов, сколько

они отыскать могли узденю вашему купить позволено и до вас обратно

отправлен».

Следует отметить, что среди писем кумыкских владетелей,

адресованных кизлярским комендантам, мы нередко видим, что они

содержат информацию о покупке лекарств. В письме от 10 июня 1764 г.

эндиреевский владетель Темир Хамзин обратился к кизлярскому

коменданту Николаю Алексеевичу Потапову с просьбой разрешить его

человеку купить в Кизляре лекарства «к излечению болезни». Просьба

эндиреевского владетеля Темира Хамзина была повторена и в письме от

11 ноября 1764 г., в котором он просил кизлярского коменданта

позволить купить лекарство «курай дарман» для лечения болезни его

дочери Пачая.

В 1744 г. Коллегией иностранных дел в силу причины

приближения к границам России на Кавказе войск Надир-шаха местному

населению было запрещено прогонять в Государства Афшаридов

лошадей под угрозой конфискации живого товара. Поэтому засулакские

феодальные владетели и их уздени нередко осуществляли прогон

лошадей контрабандно. А закупали их заранее у кабардинцев и

калмыков. Иногда и сами кизлярские коменданты обращались к

засулакским князьям с просьбой оказать содействие отправленным от

них людям в приобретении лошадей. Так, в письме от 18 июля 1751 г. Л.

И. Дебеаусобрий просил аксаевского владетеля Каплан-Гирея

Ахмадханова по прибытии в Аксай его человека Ивана Григорьева

вместе с одним тезиком ногайцем помочь ему купить лошадь для самого

генерал-фельдмаршала и кавалера Семена Кирилловича Нарышкина. В

аналогичном письме от 21 июня 1762 г. кизлярский комендант Алексей

Алексеевич Ступишин просил костековского князя Алиша Хамзина

помочь его людям ротмистру Александру Кирееву и сержанту Герасимову

купить для «Его Императорского Величества к полевой езде способных

лошадей».

Следует отметить, что просьбы кумыкских владетелей о

дозволении покупок сельскохозяйственных и ремесленно-

производственных товаров охотно удовлетворялись кизлярскими

комендантами. Здесь в качестве доказательства уместно привести

письмо Л. И. Дебеаусобрия от 30 октября 1751 г., адресованное

аксаевскому владетелю Арасланбеку Султанмамутову о дозволении его

савдагару узденю Акмурзе купить в Кизляре «для своих нужд разных

товаров». В другом письме от 29 октября 1751 г. Л. И. Дебеаусобрий дал

разрешение отправленному в Кизляр узденю костековского воеводы

князя Алиша Хамзина Казию «покупку потребных надобностей».

Торгово-фискальная политика российских властей на Кавказе в

40–60-х гг. XVIII в.

Торговые связи с Кизляром не всегда осуществлялись в мирной

обстановке. Со стороны российской военной администрации в лице

кизлярских комендантов чинились и некоторые препятствия, о чем

свидетельствуют жалобы кумыкских владетелей. По этому поводу А. С.

Акбиев приводит интересный документ – письмо от августа 1749 г.

шаухала Хасбулата, адресованное кизлярскому коменданту ген.-

лейтенанту А. П. Девицу. В нем тарковский правитель выражает

недовольство А. П. Девицу в том, что его савдагарам в Кизляре

запрещено российскими властями покупать «юфтей, кремней и прочего»

и «по покупке от вас запрещено по заставам пропускать». Далее в

письме Хасбулат Тарковский в категорической форме требует от

кизлярского коменданта «оное все отложить» и позволить его

савдагарам беспрепятственно осуществлять торговую деятельность в

Кизляре, ибо в противном случае русским, грузинским и армянским

купцам «и прочим потому и чинимо будет». Письмо шаухала Хасбулата

от 12 мая 1755 г. кизлярскому коменданту И. Л. фон Фрауендорфу вовсе

содержит просьбу возвратить приобретенный для него в Крыму и

задержанный в Кизляре свинец: «Сим дружеским письмом вашему

высокородию объявляем, человек мой Абдулла едущей из Крыма с

товаром у вас в Кизляре был и сюда пропущен. Токмо у оного задержано

свинцу шестьдесят фунтов, которой задерживать бы и надобности не

предвидится, ибо оной куплен в Крыму. Для того прошу сего с подателем

человеком моим Юсупом тот свинец ко мне приказать пропустить».

Подобные препятствия со стороны российских властей вызывали

недовольство и засулакских владетелей. В письме от 19 января 1756 г.

кизлярскому коменданту И. Л. фон Фрауендорфу говорится о претензиях

костековского воеводы Алиша Хамзина не задерживать его торговых

людей в Кизляре: «вашего высокородия прошу неудержно в Кизляр из

подвластных моих для всяких нужд пропустить». Действительно, вдоль

р. Терек в конце 40-х гг. XVIII в. российские власти учредили казачьи

разъезды с целью пресечения беспошлинной торговли. Естественно, это

не могло не вызвать волну негодования кумыкских владетелей.

Свидетельством тому служат их письма кизлярским комендантам. Так,

аксаевская владелица Девлет хан бике Арсланбекова в письме от 22 мая

1753 г. обратилась с просьбой к кизлярскому коменданту И. Л. фон

Фрауендорфу не взимать с ее савдагаров пошлины за товары,

покупаемые в Кизляре: «Ныне намерение имею ехать в деревню Ункуч и

для того съезду нужду имею. Того ради вашего высокородия прошу по

покупке тех товаров с подателя сего письма приказать пошлину не

брать». С аналогичной просьбой обратился к кизлярскому коменданту

тарковский шаухал Хасбулат 25 мая 1753 г. Российские власти понимали

важность торговли с Кумыкией в целом. Думается, в основном поэтому в

1764 г. они отменили пошлины с товаров кумыкских савдагаров,

ввозимых ими в Кизляр.

О мерах российских военных властей по обеспечению безопасности

торговли в 40–60-х гг. XVIII в.

В рассматриваемый нами хронологический отрезок времени

торговые связи кумыков, как и народов Дагестана в целом, с Россией

поддерживались через Каспийское море и по сухопутной караванной

магистрали Астрахань – Кизляр – Эндирей – Тарки - Дербент (- Демир-

Капы) и далее в страны Закавказья.

Необходимо подчеркнуть, что торговый путь не был безопасным.

Об этом, в частности, свидетельствуют документы Кизлярского

комендантского архива, содержащие ценную информацию по данной

проблеме. Рассмотрим некоторые из них. В письме от 24 сентября 1751

г. кизлярскому коменданту Л. И. Дебеаусобрию шаухал Хасбулат

обратился с просьбой вернуть отнятые при переправе через реку Сунжу

брагунским владельцем Мударом во главе с гребенскими казаками у его

торговых людей Дахана Киши и Ажи Алиева лошадей и товаров. В

ответном письме от 26 сентября 1751 г. Л. И. Дебеаусобрий уведомляет

шамхала Хасбулата, что отобранные гребенскими казаками у его людей

товар и лошади находятся в целости и сохранности: «Вашего

сиятельства дружеское письмо через ближнего вашего Аджи Аминева,

которым требовать изволите покупных лошадей и товар, которые отбиты

брагунским владельцем Мундаром и гребенскими казаками у

подвластных ваших об отдаче я исправно получил, на которое

дружеский ответствую. Брагунским владельцем князем Мундаром

Кучюковым и гребенскими казаками у подвластных ваших людей

лошадей и товар в отбитии имеются я не известен… А ныне уведомился

вашему сиятельству объявляю об оном табуне и товаре, а особливо б,

во-первых, о пропуске [требовать от меня, почему, и пропущены были б]

через учрежденные заставы требовать от меня, почему, и пропущены

были без задерживания, но оное как видимо ими Мундаром и

гребенскими казаками учинено в не знании товар тот ваш и люди. Чего

ради в оном имеете быть надежны, яко взятое в целости находиться

будет, ибо от меня к главной команде представлено, и на мое скорейшей

резолюции ожидаю». Из содержания письма мы видим, что здесь не идет

речь о разграблении савдагаров тарковского правителя гребенскими

казаками. Служилый брагунский владелец Мундар Кучюков по

неведению конфисковал лошадей и товар тарковских савдагаров при

прохождении через казачий разъезд на р. Сунже. Кизлярский комендант

Л. И. Дебеаусобрий дружелюбно дает понять шаухалу Хасбулату, что его

товар в сохранности и он вскоре все получит. Ради справедливости

следует подчеркнуть, что российские власти в целом были

заинтересованы в обеспечении безопасной и беспрепятственной

торговли в регионе. Интересы торгового капитала требовали от

российской военной администрации на Кавказе действенных мер по

созданию благоприятных условий для развития торговли и прежде всего

безопасности на дорогах.

На рассматриваемую нами проблему проливает свет рапорт

капитана Ивана (его фамилия в документе написана неразборчиво) от 7

марта 1754 г. кизлярскому коменданту И. Л. фон Фрауендорфу об

ограблении казаками каравана тарковских купцов, в котором

сообщалось, что 5 марта прибывший к нему «от аксаевского владельца

Каплан-Гирея с письмом крымский татарин мулла Ахмед Алиев просил

вашего высокородия, что прибыл де он в калмыцкие улусы с товаром и,

распродав тамо свои товар и накупя в калмыках товару ехал с

товарищем назад тому дней с пятнадцать и прибыл в урочище Мекен, где

де во время переправления его обще с тарковскими жителями не успел

переправить одну арбу наехав на них казаков человек до тридцати и ту

у них одну арбу отбили и увезли, а они поехали в те свои и велено мне

оным вашего высокоблагородия ордером справиться обстоятельно и

вашими мерами разведывать и по приложенной притом ордере в реестру

все те вещи отыскать неотменно, как наискорее не упуская ни малого

времени и по взятое при рапорте в Кизляр и с теми вещами главного кто

притом деле был прислать». Из данного документа мы видим, что при

переправе в урочище Мекен были ограблены тарковские савдагары.

Тридцать человек казаков силой отняли и увезли арбу с купеческим

товаром. В связи со случившимся инцидентом капитан просил

кизлярского коменданта помочь разведать про украденный товар и

оказать содействие в его возврате пострадавшим купцам. К сожалению,

мы не можем сказать, чем завершилось данное дело, т. к. не

располагаем соответствующим документом. Несомненно одно –

обеспечение безопасности торгового пути было нелегким делом. Могли

ограбить всех проезжих купцов, независимо от национальности и веры.

Российские власти предпринимали меры в целях обеспечения

безопасности на дорогах, возмещению ущерба ограбленным купцам и т.

д.

Итак, к середине XVIII в. усилились, приняли интенсивный

характер торговые связи кумыков с Россией. Это мы видим из торговой

переписки рассматриваемого периода кумыкских правителей с

российскими властями на Кавказе. Нахождение кумыкских политических

образований на пересечении важных торговых путей позволяло местным

правителям контролировать местную торговлю. Географическое

положение выгодно выделяли кумыкские политические образования.

Именно на Кумыкской равнине локализовались торговые центры,

способствовавшие интеграции в экономическое пространство России не

только кумыков, но и горских народов. Важно понимать, что торгово-

экономические связи кумыков с русскими особенно усилились в период

нахождения кумыкских земель в составе Российской империи.

Предыдущий опыт взаимодействия с народами региона показал, что

более действенным методом в реализации кавказской политики России

являлась именно торговля, позволявшая во многом усилить свои позиции

в регионе. Это, на наш взгляд, важнейший этап российского

проникновения на Кавказ, связанный со сменой военно-силовых методов

на политику торгово-экономических выгод.

Материалы Кизлярского комендантского архива, как никакие

другие, позволяют лучше проследить этот процесс. Кумыкские князья

активно втягивались в торговлю с Кизляром, превратившимся к тому

времени в важный торгово-экономический центр региона. Торговля с

Кизляром была взаимовыгодной, удовлетворяла внутренние потребности

кумыкских владений и в то же время обеспечивала российский рынок

товарами, привозимыми кумыкским савдагарами в русские города:

шелком-сырцом, мареной, хлопком – игравшими важное значение в

развитии отечественной мануфактурной промышленности. В документах

XVIII в. содержатся информативные сведения о приезде с товарами в

Кизляр эндиреевских, аксаевских, костековских и тарковских

савдагаров. Кумыкские владетели старались обеспечить им

беспрепятственную торговлю в Кизляре, впрочем, как и в других городах

России, т. к. это отвечало в первую очередь и их торговым интересам.

Абдусаламов М.-П. Б. (кандидат исторических наук)

Рассмотрено и передано для опубликования решением общего собрания краеведческого общества «Анжи-Кала» от 13.03.2020 г. Одобрено для публикации на сайте Атакумук от 01.06.2020 г.

Уважаемые подписчики и гости нашей страницы!

Предлагаем для чтения другие интересные разделы:

История

Кумыкская аналитика

МУЗЕИ

Краеведение

Краеведческие походы в 2016 году:
Краеведческие походы 2017 году:
Краеведческие походы в 2018 году:
Краеведческие походы в 2019 году:
Краеведческие походы в 2020 году:

Религиозная тема, репрессии и насильственное переселение

Военная тематика

Къумукъ тилде макъалалар

На турецком

ВИДЕО ССЫЛКИ ( Наш архив )

Дорогие читатели, мы ценим Ваши комментарии и пожелания!

МЫ В СОЦСЕТЯХ

Официальный сайт

подпишись